ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Элрик улыбнулся ей в ответ. Он редко когда так улыбался — мрачной улыбкой, но без обычной горечи.

— Пожалуй. Ты необычная женщина, королева Йишана. Я мог даже заподозрить, что в тебе течет мелнибонийская кровь, если бы не знал, кто ты на самом деле.

— Не все твои «выскочки» из Молодых королевств так просты, как ты об этом думаешь, мой господин.

— Возможно.

— Теперь, разговаривая с тобой лицом к лицу, я не могу доверить во всю твою темную легенду... правда, с другой стороны,— она наклонила голову и откровенно посмотрела на него — легенда вроде бы говорит о менее утонченном человеке, чем я вижу перед собой.

— Таковы все легенды.

— Ах, какую силу мы могли бы представлять, объединившись, ты и я.. — полушепотом сказала она.

— Предположения такого рода раздражают меня, королева Йишана. С какой целью ты пришла ко мне?

— Прекрасно. Я ведь даже не надеялась, что ты выслушаешь меня.

— Я выслушаю... но ничего другого не жди.

— Что ж, слушай. Я думаю, даже ты по достоинству оценишь эту историю.

Элрик слушал, и Йишане уже стало казаться, что ее история увлекла его...

Несколькими месяцами ранее, рассказала Йишана Элрику, среди земледельцев из джаркорской провинции Гхарав пошли разговоры о каких-то таинственных всадниках, которые увозят из деревень молодых мужчин и женщин.

Подозревая, что это дело рук разбойников, Йишана послала туда отряд своих Белых Леопардов — лучших джаркорских воинов,— чтобы они положили конец бесчинствам в провинции.

Ни один из Белых Леопардов не вернулся. Был послан второй отряд — он не нашел никаких следов первого, но в долине неподалеку от города Токора наткнулся на странную цитадель. Описания этой цитадели были довольно путаными. Подозревая, что Белые Леопарды предприняли атаку на цитадель, но потерпели поражение, командир второго отряда проявил осторожность. Он оставил нескольких человек наблюдать за цитаделью и докладывать обо всем, что там происходит, а сам сразу же вернулся в Дхакос. Об одном можно было сказать со всей определенностью — несколькими месяцами ранее цитадели в долине не было.

Йишана и Телеб К’аарна привели в долину крупный отряд. Оставленные наблюдатели исчезли, а Телеб К’аарна, увидев цитадель, тут же предупредил Йишану, что атаковать ее нельзя.

— Вид был изумительный, господин Элрик,— продолжала Йишана.— Цитадель излучала все цвета радуги, которые постоянно изменялись, преображались. Все сооружение имело какой-то нереальный вид. То оно приобретало резкие очертания, то вдруг его контуры становились смутными, словно готовясь исчезнуть. Телеб К’аарна сказал, что цитадель эта имеет колдовскую природу, и это утверждение не вызывало у нас сомнений. Это что-то из царства Хаоса, сказал он и, вероятно, был абсолютно прав,— Она встала и вытянула руки.— Мы в наших краях не привыкли к таким крупномасштабным проявлениям колдовства. А Телеб К’аарна с колдовством знаком достаточно хорошо — он родом из города Кричащих Статуй, что на Пан-Танге, где такие вещи встречаются часто,— но даже его это поразило.

— И вы отправились обратно,— нетерпеливо подсказал ей Элрик.

— Мы собирались. Мы с Телебом К’аарной даже уже повернули назад во главе нашей армии, но тут раздалась музыка... Это была прекрасная, чудная, неземная, мучительная музыка, и Телеб К’аарна закричал, чтобы я как можно скорее ехала прочь. Я же медлила — музыка привлекала меня, но он хлестнул по крупу моей лошади, и мы поскакали со скоростью полета дракона. Тем, кто был рядом с нами, тоже удалось бежать, но мы увидели, как остальные повернули и, влекомые музыкой, поехали к цитадели. Две сотни воинов вернулись к ней... и исчезли.

— И что же ты сделала? — спросил Элрик у Йишаны, которая пересекла комнату и села рядом с ним. Он подвинулся, чтобы освободить ей место.

— Телеб К’аарна попытался выяснить природу цитадели — ее назначение, кто ею управляет. Но пока его гадания не сообщили ему ничего нового: царство Хаоса послало эту цитадель в царство Земли и теперь постепенно расширяет сферу своего влияния. Все большее число молодых мужчин и женщин похищается слугами Хаоса.

— И кто же эти слуги?

Йишана пересела поближе к Элрику, и на этот раз он не отодвинулся.

— Никто из тех, кто пытался их остановить, не добился успеха... в живых остались лишь немногие.

— И чего же ты хочешь от меня?

— Помощи,— Она заглянула ему в глаза и прикоснулась к нему рукой,— Ты обладаешь знанием как Хаоса, так и Закона — старым знанием, инстинктивным знанием, если прав Телеб К’аарна. Да и богами твоими являются Владыки Хаоса.

— Именно так, Йишана, а поскольку наши боги-покровители принадлежат Хаосу, то не в моих интересах бороться с кем-нибудь из них.

И теперь он сам придвинулся к ней и улыбнулся, заглянув в ее глаза.

Внезапно она оказалась в его объятиях.

— Может быть, ты окажешься достаточно сильной,— загадочно сказал он, перед тем как их губы встретились,— А что касается остального, то мы можем поговорить об этом позднее.

В сочной зелени темного зеркала Телеб К’аарна частично видел то, что происходило в комнате Элрика, но единственное, что он мог сделать,— это сердито наморщить лоб в полном бессилии.

Он дергал себя за бороду, а вызвавшая его негодование сцена в десятый раз пропадала в глубине зеркала. Никакие его заклинания не могли ее вернуть. Он сидел на своем стуле из змеиных черепов и строил планы возмездия. Его возмездие должно созреть постепенно, ведь если Элрик окажется полезным в деле с цитаделью, то пока уничтожать его не имеет смысла...

Глава четвертая

В ПОЛЬЗУ ВЛАДЫК ХАОСА

На следующее утро три всадника отбыли в направлении города Токора. Элрик и Йишана ехали бок о бок, но третий всадник, Телеб К’аарна, держался чуть поодаль и хмурил лоб Если Элрика хоть сколько-то и смущала эта демонстрация со стороны человека, которого он вытеснил из сердца Йишаны, то он никак не показывал этого.

Элрик, который против своей воли нашел Йишану более чем привлекательной, согласился по меньшей мере осмотреть цитадель и высказать свое мнение о том, что она собой представляет и как с ней можно бороться Перед отъездом он обменялся несколькими словами с Мунгламом.

Они ехали по прекрасным зеленым джаркорским полям, позолоченным жарким солнцем До Токоры было два дня езды, и Элрик решил провести их с удовольствием.

Чувствуя себя очень неплохо, он скакал рядом с Йишанои, смеялся с ней, радуясь ее радостям Но в самой глубине его сердца — глубже, чем обычно,— с их приближением к таинственной цитадели зрела тревога. Он время от времени отмечал, что Телеб К’аарна смотрит с явным удовлетворением на то, на что должен бы смотреть с неудовольствием

Иногда Элрик кричал ему

— Эй, старый чародей, неужели ты не чувствуешь, насколько красоты природы лучше, чем интриги двора9 У тебя вытянулось лицо, Телеб К’аарна, дыши полной грудью и радуйся вместе с нами'

На что Телеб К’аарна хмурился и бормотал что-то себе под нос, а Йишана смеялась над ним и весело поглядывала на Элрика.

Так они добрались до Токоры и обнаружили, что на месте города осталось только пожарище, от которого исходило зловоние, как от огромной мусорной кучи.

Элрик втянул носом воздух.

— Это работа Хаоса. Ты был прав, Телеб К’аарна Какой бы пламень ни уничтожил этот город, это был не естественный пожар. Тот, кто сделал это, обретает все большую силу. Как тебе известно, между Владыками Закона и Хаоса обычно существует равновесие, причем никто из них не вмешивается непосредственно в дела нашего мира. Очевидно, что сейчас этот баланс нарушен, как это иногда случается, в пользу Владык Беспорядка, что позволило им проникнуть в наше царство. Обычно земной чародей на короткое время может получить помощь от Хаоса или Закона, но очень редко какая-либо из сторон закрепляется на Земле так сильно, как наш друг из цитадели. Но еще тревожнее другое: после завоевания таких прочных позиций их можно усиливать, а потому Владыки Хаоса, постепенно наращивая силы, смогут со временем подчинить себе всю Землю.

142
{"b":"201198","o":1}