ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Часть третья 

И теперь уже не повернешь назад. Судьба Элрика выкована и предопределена с такой же неумолимостью, с какой выкованы и предопределены были судьбы адских мечей миллионы лет назад. Был ли в его жизни момент, когда он мог свернуть с пути, ведущего к отчаянию, проклятию и гибели? Или таков был его рок с самого рождения? Рок, действующий через тысячи перерождений и не знающий ничего, кроме скорби и борьбы, одиночества и сожаления, рок вечного воителя за неизвестное дело? 

Глава первая

ЧЕРЕЗ ВРАТА ТЕНЕЙ

Элрик шагнул в тень и оказался в мире теней. Он повернулся, но тень, через которую он вошел, рассеялась и исчезла. В руке альбинос сжимал старый меч Обека, на нем были черный шлем и черные доспехи, и только это было знакомо ему, потому что все вокруг лежало в темени и мраке, словно находилось в огромной пещере, стены которой, хотя и оставались невидимы, придавливали к земле и угнетали. И Элрик пожалел, что, поддавшись панике и усталости, дал себя уговорить, подчинился своему демону-покровителю Ариоху и прошел через врата Теней. Но жалеть о содеянном было бессмысленно, и он выкинул эти мысли из головы.

Йиркуна нигде не было видно. Либо кузен Элрика ускакал на коне, либо — что было более вероятно — он вошел в этот мир под несколько иным углом (потому что было известно, что все плоскости вращаются друг относительно друга) и таким образом оказался или ближе к их цели, или дальше от нее. Воздух был пропитан запахом моря, и альбиносу казалось, что его ноздри забиты солью — словно он шел по дну моря и дышал морской водой. Возможно, этим объяснялись и малая видимость во всех направлениях, и большое количество теней, и сходство неба с занавесом, словно бы укрывавшим своды пещеры. Элрик вложил меч в ножны — никакой опасности в настоящий момент не предвиделось, и медленно повернулся, пытаясь успокоить дыхание.

Кажется, в направлении, которое он определил как восточное, виднелись неровные хребты гор, а на западе — лес. Определить расстояние и направление более или менее точно в отсутствие солнца, звезд или луны было невозможно. Он стоял в каменистой долине, над которой свистел холодный ленивый ветер, дергающий его за плащ, словно желая завладеть этим одеянием. Он увидел несколько кривых деревьев без листьев — они стояли шагах в ста от него. Кроме них да еще какой-то здоровенной бесформенной каменной глыбы вдалеке за ними, в этой неприветливой долине ничего не было. Казалось, этот мир лишен всякой жизни, потому что когда-то здесь сошлись в битве Закон и Хаос, ничего не оставив после себя. Сколько было еще таких миров, как этот? — спрашивал себя Элрик. Императора вдруг охватило жуткое предчувствие, касающееся его судьбы и судьбы его богатого — не в пример этому — мира. Но он тут же прогнал от себя эти мысли и направился к деревьям и каменной глыбе за ними.

Он добрался до деревьев и прошел мимо них. Его плащ чуть коснулся одной из веток, и она тут же превратилась в прах, который унесло ветром. Элрик запахнул на себе плащ.

Приближаясь к камню, он услышал звук, вроде бы исходивший от этой глыбы. Он замедлил шаги и положил ладонь на рукоять меча.

Звук продолжался — тихий, ритмичный звук. Элрик сквозь мрак тщательно разглядывал камень, пытаясь обнаружить источник звука. Внезапно этот звук прекратился, а на смену ему пришел другой — мягкое шарканье, поступь ног, а потом тишина. Элрик сделал шаг назад и вытащил меч Обека. Первый звук издавал спящий человек. Второй — человек, идущий и возможно готовый напасть на Элрика или защищаться.

Альбинос сказал:

— Я Элрик Мелнибонийский. Я чужой в этих краях.

И тут он услышал почти одновременно пение отпущенной тетивы и свист стрелы, пролетевшей рядом с его шлемом. Элрик метнулся в сторону в поисках укрытия, но никаких укрытий здесь не было, кроме камня, за которым прятался лучник.

И тут из-за камня раздался голос. Он звучал твердо и сурово:

— Я не желаю тебе вреда — лишь демонстрирую мое умение на тот случай, если ты желаешь вреда мне. Я достаточно пообщался с демонами в этом мире, а у тебя вид самого опасного из всех, белолицый.

— Я смертный,— ответил Элрик, выпрямляясь. Он решил, что уж если ему сужцено умереть, то он должен встретить смерть с достоинством.

— Ты назвал Мелнибонэ. Я слышал об этом месте. Это остров демонов.

— Значит, ты слышал о Мелнибонэ слишком мало. Я — смертный, как и все мои соплеменники. Только невежественные люди считают, что мы демоны.

— Я вовсе не невежественный, друг мой. Я воин-жрец из Фума. Я был рожден в этой касте наследником всех ее знаний, и до недавнего времени моими покровителями были сами Владыки Хаоса. Но потом я отказался служить им, и они сослали меня сюда. Возможно, у тебя такая же судьба, ведь народ Мелнибонэ служит Хаосу, да?

— Да. И я знаю про Фум, это страна лежит на Неведомом Востоке — за Плачущей пустошью, за Вздыхающей пустыней, дальше самого Элвера. Это одно из старейших Молодых королевств.

— Ты прав, хотя я не согласен с тем, что восток неведомый. Он неведом только дикарям с запада. Значит тебе, похоже, и в самом деле суждено разделить мою ссылку.

— Я здесь не в ссылке. Я в поиске. Когда мои поиски завершатся, я вернусь в мой мир.

— Ты сказал — вернусь? Весьма интересно, мой бледный друг. Я полагал, что возвращение невозможно.

— Не исключено, что так оно и есть, а меня просто обманули. И если твоих сил не хватило, чтобы найти путь в другой мир, может, и моих сил для этого будет недостаточно.

— Сил? Нет у меня никаких сил, после того как я прекратил служить Хаосу. Итак, друг, ты хочешь драться со мной?

— В этом измерении есть только один, с кем я хочу драться, и это не ты, воин-жрец из Фума,— Элрик вложил свой меч в ножны.

И тут же из-за камня появился тот, чей голос он слышал; стрелу с алым оперением он упрятал в алый колчан.

— Меня зовут Ракхир,— сказал человек.— А еще меня называют Красный Лучник, потому что я, как ты видишь, ношу алую одежду. Воины-жрецы из Фума с давних времен выбирают себе какой-то один цвет. Это единственная традиция, верность которой я все еще сохраняю.

На нем были алая куртка, алые штаны, алые ботинки и алая шапочка с алым пером. Лук у него был алого цвета, а рукоятка его меча отливала рубиново-красным оттенком. Лицо его — худое, с орлиным носом — было словно вырезано из кости, лишенной плоти, сухую коричневую кожу бороздили морщины. Он был высок, худ, но на его руках и торсе перекатывались сильные мышцы. Глаза светились иронией, а губы кривились в подобии улыбки, хотя, судя по лицу, его полная приключений жизнь давало ему мало поводов для радости.

— Странное место ты выбрал для поисков,— сказал Красный Лучник. Он стоял, уперев руки в бока и оглядывая Элрика с головы до ног.— Но я готов заключить с тобой договор, если это тебя интересует.

— Что ж, и я готов заключить с тобой договор, если условия мне подойдут, потому что ты, кажется, знаешь об этом мире гораздо больше, чем я.

— Понимаешь, ты должен найти здесь что-то и убраться, тогда как мне здесь вообще ничего не нужно, а убраться отсюда я тоже хочу. Если я помогу тебе в твоих поисках, ты возьмешь меня с собой, когда будешь возвращаться в наш мир?

— Похоже, такой договор справедлив, но я не могу обещать то, что не в моих силах. Я могу только сказать, что если смогу взять тебя в наше измерение до окончания моих поисков или после, то непременно сделаю это.

— Резонно,— сказал Ракхир Красный Лучник.— А теперь скажи мне, что ты ищешь.

— Я ищу два меча, выкованных тысячи лет назад бессмертными. Ими пользовались мои предки, но потом отказались от них и спрятали в этом измерении. Эти мечи большие, тяжелые и черные, и на них начертаны тайные руны. Мне было сказано, что я найду их в Пульсирующей пещере, куда можно добраться Туннелем Под Болотом. Ты слышал что-нибудь об этих местах?

27
{"b":"201198","o":1}