ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если остальная часть наших поисков пройдет в такой обстановке, то я с удовольствием буду сопровождать тебя в подобных предприятиях, госпожа Оуне.

Она тоже пребывала в хорошем настроении.

— Да, тогда весь мир пожелает стать похитителями снов.

Бот вошел в изгиб канала, и они насторожились, увидев какие-то фигуры по обоим берегам. Эти печальные, безмолвные люди, одетые в белое и желтое, смотрели на плывущее судно глазами, полными слез, словно присутствовали на похоронах. Элрик, однако, был уверен, что они оплакивали не его и не Оуне. Он окликнул их, но они, казалось, не слышали его. Почти сразу же они скрылись из виду, и теперь Элрик видел поднимающиеся возделанные террасы, на которых росли виноград, фиги и миндаль. В воздухе стоял аромат созревших плодов. Некоторое время вдоль берега вровень с ними бежало какое-то животное, похожее на лису, но потом оно исчезло в кустах. Чуть позднее появились обнаженные загорелые люди, которые на четвереньках пустились бежать вдогонку за ботом по берегу, но скоро им это наскучило, и они скрылись в подлеске. Канал стал более извилистым, и госпожа Су была вынуждена всем своим весом наваливаться на румпель, чтобы вести бот.

— Зачем канал сделали таким? — спросил Элрик, когда они снова оказались на прямом участке.

— То, что было над нами, теперь впереди, а то, что было внизу, теперь позади,— ответила она,— Такова природа всего этого. Я штурман, и я знаю. Но впереди, там, где темнее, река прямая. Я думаю, это сделано для облегчения понимания.

Слова ее были столь же непонятны, как и слова воина Жемчужины, и Элрик попытался разобраться в них с помощью новых вопросов.

— Что помогает нам понять река, госпожа Су?

— Их природу, свою природу. То, с чем ты должен встретиться... вон, смотри!

Река быстро расширялась, образуя озеро. Теперь на берегах были заросли тростника, а на фоне голубого небосклона летали серебристые цапли.

— Отсюда недалеко до острова, о котором я говорила,— сказала госпожа Су.— Я опасаюсь за вас.

— Не стоит,— вежливо, но твердо ответила Оуне.— Веди, пожалуйста, бот через озеро к вратам Фаладора. Спасибо.

— Эти благодарности...— Госпожа Су покачала головой.— Вы же от этого не умрете.

— Не надо. Мы здесь, чтобы спасти ее.

— Она боится.

— Мы знаем.

— Другие тоже говорили, что хотят ее спасти. А на самом деле они ее... они все затемнили, и она оказалась в ловушке...

— Мы знаем,— ответила Оуне и сделала успокаивающий жест — положила ладонь на руку госпожи Су, которая направила бот в открытое озеро.

— Ты говоришь о Священной Деве и наемниках-колдунах? Что держит ее в заточении, госпожа Су? Как ее освободить? Вернуть ее отцу и народу?

— Но это же обман! — выкрикнула госпожа Су, указывая туда, где в воде появился ребенок, плывущий им навстречу. Кожа мальчика отливала серебряным блеском, а его серебряные глаза молили их о помощи. Потом мальчик усмехнулся, снял с себя собственную голову и погрузился под воду.

— Мы рядом с вратами Фаладора,— мрачно сказала Оуне.

— Те, кто будут владеть ею, будут и охранять ее,— неожиданно сказала госпожа Су.— Но она не принадлежит им.

— Я знаю,— сказала Оуне.

Взгляд ее был устремлен вперед. На озере лежал туман — тончайшая дымка, какая образуется на воде осенним утром. Все вокруг дышало чрезмерным, подозрительным спокойствием. Элрик оглянулся на госпожу Су, но глаза штурмана ничего не выражали, и по ним было невозможно догадаться, какие опасности могут вскоре грозить Элрику и Оуне.

Бог слегка развернулся, и в тумане показалась земля. Элрик «видел высокие деревья над беспорядочным нагромождением скал. Он видел белые известковые столбы, мерцавшие в восхитительном свете. Он увидел поросшие травой холмы, а под ними — небольшие бухточки. Он подумал — не привезла ли все-таки госпожа Су их на остров, о котором говорила, и уже собирался спросить ее об этом, когда увидел нечто похожее на массивную дверь из резного камня и замысловатой мозаики — по виду очень древнюю.

— Врата Фаладора,— сказала госпожа Су; голос ее чуть дрожал.

И тут врата открылись, и оттуда вырвался ужасной силы ветер. Он растрепал им волосы, раздул одежды, впился в кожу, завизжал и заскулил в их ушах. Бот начал раскачиваться, и Элрик подумал, что сейчас они перевернутся. Он бросился на корму помочь госпоже с румпелем. Вуаль сорвало с ее лица. Она оказалась немолодой женщиной, но ее черты удивительным образом напоминали черты девочки, которую они оставили в Бронзовом шатре, черты Священной Девы баура-димов. И Элрик, приняв из рук госпожи Су румпель, пока она возвращала вуаль на место, вспомнил, что никто ни разу и словом не обмолвился о матери Варадии.

Оуне опускала парус. Ветер стих, и теперь можно было понемногу двигаться в направлении темного входа, обнаружившегося за мозаичной дверью, откуда до них долетал странный запах.

Вот из входа появились три коня. Их копыта молотили воздух. Развивались хвосты. Кони галопом неслись над водой в направлении бота. Потом они пронеслись сквозь него и исчезли в тумане. Все животные были без голов.

И тут ужас объял Элрика. Но это был знакомый ужас, и через несколько мгновений он снова овладел собой. Император знал, что, какое бы название ни носила эта земля, он направляется туда, где властвует Хаос.

И только когда лодка вошла в грот под резной скалой, он понял, что забыл все свои заклинания и колдовские приемы, а это означало, что никто из прежних союзников Элрика, и даже его покровитель, Герцог Ада, здесь ему не помогут. В распоряжении Элрика были лишь его опыт, его мужество и его обычные пять человеческих чувств. Но в этот миг он сомневался, что этого будет достаточно.

  Глава пятая

ПЕЧАЛЬ КОРОЛЕВЫ, КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ ПРАВИТЬ

Неожиданно у них на пути возникла преграда — огромная скала вулканического стекла начала течь. Масса стеклянистой зелени стекала в воду, которая зашипела и стала издавать неприятный запах. В воздух поднялись столбы пара. Когда пар рассеялся, они увидели еще одну реку. Эта река текла между узких стен глубокого каньона и казалась — в отличие от канала — естественным творением. И Элрик, чьи чувства теперь были обострены, подумал, что это та самая река, которую они пересекли ранее, когда он на мосту сражался с воином Жемчужины.

Вдруг бот, который прежде казался таким надежным, превратился в утлое суденышко. Волны швыряли их и ревели с такой силой, что Элрик подумал: вероятно, они достигли самого сердца мира.

Стоя рядом с госпожой Су, Элрик и Оуне помогали ей управляться с рулем и держать заданный курс. И внезапно река кончилась без всякого предупреждения и они оказались в водопаде. Они даже не успели сообразить, что происходит, как бог, сильно ударившись дном, оказался в более спокойной воде. Их суденышко раскачивалось, как хлебная горбушка в пруду, а впереди они видели болезненное небо цвета свинца, по которому летали какие-то темные кожистые существа, переговариваясь между собой безутешными криками. Эти звуки разносились над пальмами, чья листва напоминала зеленоватую шкуру каких-то зверей, растянутую для просушки в ожидании солнца, которое никогда не взойдет. Здесь царил густой запах гнили; постоянные плески и рев воды вдали наполняли тишину, разрываемую криками существ, что летали над скалами и шелестом окружавшей их листвы.

Хотя здесь и было тепло, Элрика пробрала дрожь. Оуне подняла воротник своего камзола, и даже госпожа Су поплотнее завернулась в свои одеяния.

— Тебе знакома эта земля, госпожа Оуне? — спросил Элрик.— Я знаю, ты бывала в этом царстве и раньше, но мне кажется, ты удивлена не меньше меня.

— Тут всегда видишь что-то новое. Такова природа этого царства. Может быть, госпожа Су расскажет нам больше.— Оуне с вежливым видом повернулась к их штурману.

Госпожа Су попрочнее закрепила вуаль. Элрику показалось, она недовольна, что он видел ее лицо.

— Я королева этой земли,— сказала она, и в словах ее не прозвучало ни гордости, ни каких-либо других чувств.

71
{"b":"201198","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Притворись моей невестой
Как выучить словарные слова с удовольствием
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
После падения
От одного Зайца
Любить нельзя воспитывать
Таинственная жизнь грибов. Удивительные чудеса скрытого от глаз мира
Эмма в ночи