ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Значит, ты не помнишь своих обещаний?

— Обещаний? Конечно нет.— Борода колечками и волосы на голове мелко задрожали.

— А моих?

— Нет, хватит. Ты мне действуешь на нервы,— Он никак не мог оторвать глаз от Жемчужины. Он ласкал ее, как ласкают любимого ребенка.— Уходи, господин, пока я не передумал.

— Я дал несколько клятв, которые должен выполнить,— сказал Элрик.— А я от своих слов не отказываюсь.

Господин Гхо поднял глаза, выражение его лица стало жестче.

— Ну хорошо. Ты меня утомил. Этим вечером я стану членом Шести и Еще Одного. Угрожая мне, ты угрожаешь Совету. А потому вы оба враги Кварцхасаата. Вы предатели империи, и с вами нужно обращаться соответствующим образом! Стража!

— Ты глуповат,— сказал Элрик.

И тут закричал Анай, потому что, в отличие от господина Гхо, он не забыл о силе Черного Меча.

— Делай, что он говорит, господин Гхо,— воскликнул он, больше опасаясь за себя, чем за господина Гхо.— Я тебя очень прошу, великий господин! Делай, что он просит!

— Так с членом Совета не разговаривают.— Господин Гхо говорил раздосадованным, рассерженным тоном.— Стража, немедленно уберите их отсюда. Придушите их или перережьте им глотки — мне все равно...

Стражники ничего не знали о рунном мече. Они только видели перед собой хрупкого на вид Элрика, к тому же, видимо, больного проказой, а с ним беззащитного мальчика. Они ухмыльнулись якобы удачной шутке хозяина и, обнажив мечи, беспечно надвинулись на Элрика.

Элрик оттолкнул Аная к себе за спину. Его ладонь легла на Буревестник.

— Напрасно вы это делаете,— сказал он стражникам.— У меня нет никакого желания убивать вас.

За спинами воинов одна из служанок открыла дверь и выскользнула в коридор.

Элрик, увидев это, сказал:

— Лучше последуйте ее примеру. Она, видимо, предчувствует, что произойдет, если вы и дальше будете угрожать нам.

Теперь стражники рассмеялись открыто.

— Он сумасшедший,— сказал один из них.— Правильно решил господин Гхо — от него нужно избавиться!

Они ринулись навстречу Элрику, и тогда рунный меч рассек прохладный воздух роскошного зала — меч завыл, как голодный волк, выпущенный из клетки и жаждущий только смерти и пищи.

Элрик почувствовал, как в него вливается энергия, когда меч взял жизнь первого стражника, разделив его надвое от макушки до грудной кости. Другой попытался сменить тактику и от нападения перейти к бегству, но споткнулся, и меч пронзил его; глаза стражника расширились от ужаса, когда он почувствовал, как рунный меч выпивает его душу.

Господин Гхо съежился на своем стуле — он был слишком испуган и не мог пошевелиться. В одной руке он держал Жемчужину, другую руку он выставил ладонью навстречу Элрику, словно надеясь таким образом отразить удар.

Но альбинос, напитавшись чужой энергией, вложил Черный Меч в ножны и, сделав пять быстрых шагов по залу, подошел к возвышению и заглянул в лицо господина Гхо, которое исказилось от ужаса.

— Возьми назад Жемчужину. Только сохрани мне жизнь...— прошептал он.— Сохрани мне жизнь, вор...

Элрик взял Жемчужину, но остался на месте. Он снова вытащил свой кожаный мешочек и извлек из него сосуд с эликсиром, данным ему господином Гхо.

— Ты не хочешь ее запить?

Господин Гхо задрожал. Его лицо под белилами стало еще белее.

— Я тебя не понимаю, вор.

— Я хочу, чтобы ты проглотил Жемчужину, мой Господин. Если ты это сделаешь и останешься живым, значит, будем считать, что предсказание твоей смерти оказалось преждевременным.

— Проглотить ее? Но она слишком большая. Мне ее и в pот не взять! — Господин Гхо хихикнул, надеясь, что альбинос шутит.

— Her, мой господин, я думаю, у тебя получится. Я думаю, тебе удастся ее проглотить. Ведь именно так она и могла попасть в тело девочки?

— Но ведь говорили, что это сон...

— Да. Может, тебе удастся проглотить сон. Может, тебе удастся войти в царство Снов и избежать своей судьбы. Ты должен попытаться, мой господин, иначе мой рунный меч выпьет твою душу. Что ты предпочтешь?

— Ах, Элрик, пощади меня. Это несправедливо. Мы же договорились.

— Открывай рот, господин Гхо. Не исключено, что Жемчужина может ужиматься или твое горло сумеет расшириться, как у змеи? Ведь змея легко проглотила бы Жемчужину, мой господин. Но ведь ты-то лучше змеи.

Анай стоял у окна и с напускным безразличием смотрел на улицу, не желая быть свидетелем мести, которую считал отвратительной.

— Служанка, господин Элрик,— сказал он.— Она переполошила весь город.

В зеленых глазах господина Гхо мелькнула отчаянная надежда, но тут же угасла, когда Элрик поставил сосуд с эликсиром на ручку стула и наполовину вытащил из ножен рунный меч.

— Твоя душа поможет мне сражаться с этими новыми воинами, господин Гхо.

Великий гражданин Кварцхасаата медленно, плача и хныкая, начал открывать рот.

— Вот тебе Жемчужина, мой господин. Клади ее себе в рот. Постарайся хорошенько, мой господин. В таком разе у тебя появляется хоть какой-то шанс остаться живым.

Руки господина Гхо тряслись, но все же он начал просовывать прекрасную драгоценность между своих накрашенных губ. Элрик вытащил пробку из сосуда и налил немного жидкости на растянутые щеки кварцхасаатца.

— Постарайся хорошенько, господин Гхо. Проглоти Жемчужину, ради обладания которой ты готов был убить ребенка! А потом я тебе скажу, кто я такой...

Несколько минут спустя двери зала вылетели от удара. Элрик узнал татуированное лицо Манага Исса, главаря Желтой секты и родственника госпожи Исс. Манаг Исс перевел взгляд с Элрика на искаженное лицо господина Гхо, которому так и не удалось проглотить Жемчужину.

Манага Исса пробрала дрожь.

— Элрик, я узнал, что ты вернулся. Я слышал, что ты умираешь. Очевидно, это был трюк, чтобы обмануть господина Гхо.

— Да,— сказал Элрик.— Мне нужно было освободить этого мальчика.

Манаг Исс сделал движение собственным мечом.

— Так ты нашел Жемчужину?

— Нашел.

— Моя госпожа Исс послала меня сказать, что готова предложить тебе за нее все, что ты пожелаешь.

Элрик улыбнулся.

— Скажи ей, что я буду на заседании Совета через полчаса. Я принесу с собой Жемчужину.

— Но там будут и другие. А она хочет поговорить с тобой наедине.

— А разве не разумно выставить такую ценную вещь на аукцион? — спросил Элрик.

Манаг Исс вложил свой меч в ножны и улыбнулся едва заметной улыбкой.

— Ты хитер. Я думаю, они и не подозревают, насколько ты хитер. Не знают они и кто ты такой. Я еще должен поделиться с ними этим соображением.

— Ты можешь сказать им то, что я только что сообщил господину Гхо. Я наследственный император Мелнибонэ,— небрежно сказал Элрик.— И это истинная правда. Я думаю, что моя империя оказалась удачливее вашей.

— Это может привести их в ярость. Я готов быть твоим другом, Элрик из Мелнибонэ.

— Благодарю тебя, Манаг Исс, но мне не нужно больше друзей из Кварцхасаата. Сделай то, о чем я тебя прошу.

Манат Исс взглянул на убитых стражников, на мертвого господина Гхо, который теперь приобрел странный цвет, на неспокойного мальчика и поклонился Элрику.

— Через полчаса на собрании Совета, император Мелнибонэ.— Он повернулся на каблуках и вышел из зала.

Дав Анаю инструкции, касающиеся необходимого для путешествия запаса продуктов, Элрик вышел во двор. Солнце село, и повсюду в Кварцхасаате горели факелы — впечатление было такое, будто город ожидает атаки.

В доме господина Гхо не осталось слуг. Элрик отправился в конюшню и нашел там своего коня и свое седло. Он надел сбрую на баурадимского жеребца, тщательно прикрепил к луке тяжелый мешок, потом сел в седло и поехал по улицам в поисках Дворца Заседаний, где его должен был ждать Анай.

В городе царила неестественная тишина. Несомненно, был издан приказ гражданам не выходить на улицы, потому что Элрик не видел здесь даже стражников.

Элрик скакал неторопливым галопом по широкому проспекту Военных успехов, по бульвару Древних подвигов и по полдюжине других проездов с такими же величественными названиями. Наконец он увидел впереди длинное низкое здание. Судя по простоте архитектуры именно оно было местом пребывания власти Кварцхасаата.

84
{"b":"201198","o":1}