ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хепри оказался во второй партии 'сырья', на которую не хватило крюков. Надев прорезиненные мясницкие фартуки ксеносервусы засучив рукава, взялись за ножи. Уверенными движениями они взрезали тела от лобка до горла и освобождали брюшную и грудную полости от внутренностей. При этом выяснялось, что некоторые из несчастных были еще живы. Ксеносервусов это волновало не более, чем кухарку, потрошащую живую рыбу. С бездумной жестокостью они вырывали еще бьющиеся сердца и отбрасывали их в огромные чаны, предназначенные для отходов. После чего с голов снимались скальпы и также выбрасывались в отходы.

Хепри лежал на холодном бетонном полу и лихорадочно соображал, что делать? Выбор был невелик и заключался между ударом кувалдой по лбу и потрошением заживо, будучи подвешенным на мясницкий крюк. Ни один из этих вариантов Повелителя Жуков не устраивал. Дело было даже не в нем и вовсе не в том, что он боялся смерти. Он пожил предостаточно и видел и испытал столько, что хватило бы на дюжину обычных людей. От него теперь зависело, сможет ли человечество избежать страшной бойни, последовавшей за возвращением томиноферов на Землю? Но в старую мудрую голову Хепри не приходило ничего путного.

Он был настолько самонадеян, что оставил флакон с 'жучьим соком', которым обычно приманивал скарабеев в складках своей одежды. Когда серебристый крест упаковал его в клейкий кокон, он не смог им воспользоваться. А когда ксерносервус освободил его от кожуры, он заодно избавил его также и от одежды. Теперь заветный флакон валялся в обрывках его туники, в куче тряпья снятой с других людей. При малейшей попытке добраться до него, Хепри неминуемо получил бы тяжелым молотом по голове.

Тем временем, пришел черед ксеновервусов, выполняющих функции обвальщиков мяса. Вооружившись длинными острыми ножами, они принялись методично срезать мясо с выпотрошенных туш, висевших на крюках. Начиная с больших групп мышц, они переходили ко все более мелким кускам плоти, пока постепенно на крюках не остались висеть начисто обглоданные человеческие костяки. С голов безжалостно срезалась вся кожа и ткани, включая губы, нос и уши.

Срезанное мясо складывалось в блестящие прямоугольные емкости. По мере наполнения, свободные от работы ксеносервусы грузили контейнеры на тележки и отвозили в смежное помещение. Там видимо находилось складское помещение.

Оставшиеся костяки небрежно снимались с крюков и сваливались в кучу. Насколько Хепри смог понять они не представляли для ксеносервусов никакой ценности. Он внезапно с ужасом понял, происхождение того леса человеческих скелетов, который видел в том времени, до того как угодил сюда. Это были отходы, оставшиеся после окончательной 'прополки' Фермы Терра от человеческой расы. Тогда он наткнулся на свалку человеческих отходов.

В этот момент к Хепри подошел ксеносервус и нагнулся, чтобы связать ему щиколотки ног куском веревки.

- Стой! - громко и внятно выговорил Хепри, не делая при этом ни малейшего движения. - У меня есть важная информация для томинофера. Скажи ему об этом.

Ксеносервус дернулся было для того чтобы подобрать с пола кувалду, но так как 'сырье' не порывалось встать и вообще вело себя смирно он озадаченно почесал свою лысую башку. С одной стороны вложенная в него программа обязывала его приступить к потрошению 'сырья', с другой стороны та же программа предписывала ему немедленно поставить томинофера в известность обо всех отклонениях и внештатных ситуациях. То что 'сырье' разговаривало было, безусловно, вопиющим фактом. К этому времени, оставшиеся в живых представители человеческого рода уже давно одичали и утратили способность разговаривать. Из-за вступивших в конфликт установок, ксеносервус погрузился в бесконечную борьбу мотиваций и выпал из реального времени. Он лишь тупо моргал, уставившись прямо перед собой, и не предпринимал никаких конкретных действий.

Тем временем, томинофер Гжел, несмотря на то, что вроде бы впал в совершеннейшую кому из-за количеств выпитого самогона, продолжал отслеживать ситуацию на вверенном ему производстве.

- Что стоим? - взревел он, заметив, что один из его ксеносервусов застыл на одном месте.

- Он говорит, что у него есть информация, для тебя! - выпалил зависший ксеносервус, ткнув ножом в распростертого у его ног Хепри.

- Глупости, люди не умеют разговаривать! - сердито фыркнул Гжел. - Они уже давно прошли стадию вторичного одичания.

- Я могу встать? - нетерпеливо спросил Хепри.

- Что? - вскочил со своего места Гжел.

Его повело в сторону, и он еле устоял на ногах. Восстановив равновесие, он двинулся в сторону Хепри. Повелитель Жуков ощущал, как бетонный пол содрогается под тяжестью приближающегося к нему гиганта.

- Откуда ты взялся? - спросил он, садясь на корточки перед Хепри.

- Я скрывался в лесах и пещерах, - сказал тот первое, что пришло ему в голову.

- Мог бы придумать что-нибудь более правдоподобное! - скривился великан, поднимаясь во весь рост. - В переработку его! Экая невидаль разговаривающее 'сырье'.

- Но у меня правда есть для тебя важная информация! - протестующее поднял руку Хепри, садясь на пол. - С ее помощью ты сможешь вернуть себе благосклонность командования.

- А с чего ты взял, что мне это нужно? - удивился Гжел.

- Ты сам недавно рассказывал об этом, - пожал плечами Хепри, поднимаясь с пола.

- И что я еще говорил? - кисло спросил томинофер, начиная понимать, что спьяну наболтал лишнего.

- Много всего, но я не любпытный, в отличие от твоих двух друзей! - Хепри кивнул в сторону мертвецки пьяных ксеносервусов, которые привезли его сюда, а также канистры с самогоном.

- Мои друзья? - неискренне поразился Гжел, уставившись на Хепри. - Что ты мелешь 'сырье'?

- Но ты сам так говорил, я лишь повторяю твои слова, - напустив на себя простодушный вид, ответил Хепри. - Когда меня везли сюда эти двое, они говорили, что подмешали в выпивку какую-то гадость, для того чтобы ты напился и выболтал все секреты томиноферов.

- И как ты считаешь, я их выболтал?

- О, да! - с жаром выпалил Хепри

- Это и есть та информация, о которой ты говорил? - подозрительно посмотрел на него томинофер. - Это все?

- А ты считаешь, что этого недостаточно? - поразился Хепри.

- Ты понимаешь, что после этого я не могу оставить тебя в живых?

- Да я понимаю, что обречен, - спокойно ответил Хепри. - Но я всегда мечтал служить томиноферам.

- Из тебя вышел бы отличный ксеносервус, - с сожалением, посмотрел на него Гжел и направился в сторону целого штабеля поставленных друг на друга контейнеров с непонятным оборудованием.

- Я могу одеться, чтобы принять смерть как человек, а не как сырье?

- Если это имеет для тебя такое значение, то я не против! - Гжел иронично посмотрел на него через плечо, продолжая перебирать коробки с непонятными предметами.

Хепри с замиранием сердца кинулся к вороху одежды. Вскоре он уже сжимал в руке флакон с 'жучьим соком'. А еще через мгновение, он пролил несколько капель эликсира на пол, и вновь закупорив флакон, спрятал его. Все его манипуляции прошли незамеченными для Гжела, который продолжал что-то тискать.

- А, вот оно! - радостно воскликнул он, возвращаясь к столу с небольшой коробкой.

Достав из нее странного вида приборчик, Гжел приставил его сначала к телу одного, а потом другого собутыльника. Всякий раз те вздрагивали, видимо приборчик причинял им боль. После этого они рухнули на пол и принялись трястись, словно у них начался приступ падучей болезни. Хепри ожидающий, когда же, наконец, появится его скарабей, с ужасом увидел, как из двух агонизирующих тел наружу полезли золотые черви и толстые золотые змеи. Извиваясь, они сползались в одно место, растворяясь, друг в друге. Вскоре на полу образовалась большая лужа жидкого золота, которую Гжел собрал при помощи другого аппарата.

- Забирайте сырье! - кивнул он, ксеносервусам, на тела своих собутыльников, и немного подумав, добавил, глядя на Хепри, - Этого болтуна, тоже в переработку!

10
{"b":"201200","o":1}