ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Представляешь, что с нами было бы угоди мы прямиком в водопад? - не унимался Константин.

- Болтая без умолку, ты сбиваешь дыхание! А сколько нам еще плыть неизвестно, - недовольно проворчал француз. - На то чтобы второй раз спасти тебя у меня может не хватить сил. Так что просто заткнись и молча, плыви, понял?

Впрочем, они никуда не плыли, а лишь вяло перебирали руками и ногами для того чтобы держать тела на плаву, предоставив реке нести их вниз по течению. Какое-то время они плыли молча. На их счастье вода была теплая. Так что особого дискомфорта от путешествия они не испытывали

- Ой, меня кто-то задел за ногу! - неожиданно вскричал Константин.

- Ты уймешься, наконец? Это обычная коряга, затопленное дерево! - прикрикнул на него рассерженный Огюст.

- Как думаешь, здесь водятся крокодилы или акулы? - встревожено спросил Константин.

- Ты думаешь, что говоришь, откуда в реке акулы? Ты еще про осьминогов спроси! - иронично спросил Огюст и внезапно, словно клюющий поплавок на мгновение ушел с головой под воду.

Когда он вынырнул обратно, на его лице уже не было прежней уверенности в том, что темно-зеленые воды реки необитаемы.

- К берегу! - проорал он Константину, отплевываясь от воды и вытаращив от ужаса глаза. - Какая-то огромная тварь пыталась утянуть меня на дно!

Тот не заставил себя упрашивать дважды и, взвизгнув от ужаса, принялся стремительно грести в сторону берега. Но ему было далеко до Огюста. Француз весьма технично плыл кролем и сразу же оторвался от Константина. Он стремительно погружал руки в воду, практически не поднимая брызг, лихорадочно вспенивая ногами поверхность реки. Словно торпеда, ввинчиваясь в зеленую воду, он уверенно двигался в сторону берега.

Окружающий реку ландшафт к этому времени, претерпел разительные перемены. Теперь берега реки стали более пологими и сплошь заросшими буйной растительность. Если раньше по обоим берегам вздымались отвесные скалы, то теперь на смену им пришли стоящие сплошной стеной джунгли.

Константин, отчаянно барахтающийся в воде, внезапно ощутил, как что-то ледяное и скользкое коснулось его ступни. Самое страшное было то, что он знал что это не могло быть затопленным деревом. Он явственно ощутил, что неведомая тварь двигалась! Взвыв от ужаса, он буквально выпрыгнул из воды и, выложившись на двести процентов, ринулся догонять Огюста. Страх за свою жизнь оказался хорошим двигателем, и вскоре от француза его отделяло не более трех метров.

Бурное течение реки, протекавшей теперь по равнине, стало более спокойным. Благодаря, тому, что им не пришлось бороться с сильным течением, друзья сравнительно быстро достигли берега. Там Огюст уже давно заметил ствол поваленного в реку дерева. Его подмытые корни, вывороченные из земли при падении, все еще цепко держались за берег.

Бросив взгляд назад, Огюст убедился, что Константин ненамного отстал от него и прокричал:

- Давай к дереву!

В следующее мгновение прямо над плечом Константина из воды поднялась большая змеиная голова. На грязно-зеленой плоской жабьей морде сверкали два маленьких глаза. Огюсту показалось, что он успел разглядеть в них азарт охотника настигшего добычу.

Всхлипнув от ужаса, он стремглав ринулся в сторону спасительного дерева. В это же самое время, Константин, внезапно ощутивший подле себя чужое присутствие, скосил глаза в сторону. Увидев рядом водяного удава он в смертельном испуге дернулся в сторону и очень удачно зацепил ногой его страшную морду. Рассерженная анаконда тут же ушла под воду, с тем, чтобы оттуда поквитаться с нахалом.

К тому времени Огюст уже уцепился обеими руками за шершавую кору поваленного дерева. Подтянувшись, он начал карабкаться на него и в этот момент увидел, что рядом с его правой рукой неподвижно застыл огромный лохматый паук. Насекомое было настолько большим, что Огюст явственно разглядел все его восемь глаз расположенных среди черных мохнатых волос на уродливой голове.

Паук пристально смотрел на человека, потревожившего его уединение. Он словно давал ему время вернуться туда, откуда он только что пришел. Но человек не мог этого сделать, потому что там его поджидала еще большая опасность. Поняв, что пришелец не собирается уходить, паук, стремительно скакнув вперед, вцепился острыми жвалами в его мягкую белую руку. После этого насекомое, с неимоверной для его размеров быстротой, передвигаясь рывками, пробежало по бревну и исчезло в густой траве.

Огюст ощутил как яд, впрыснутый ему под кожу, ожег место между большим и указательным пальцами правой руки. Выбравшись из воды, он с ужасом смотрел на место укуса, где зияли две маленькие дырочки. Несмотря на то, что прошло всего несколько секунд кожа вокруг уже начала набухать.

- 21-

Южноамериканский континент,

джунгли,

2028 год.

Огюст неимоверным усилием воли заставил себя отвлечься от укушенной пауком руки, которая горела огнем, и посмотреть, что происходит с Константином. Беглого взгляда был достаточно, чтобы понять, что тот обречен. До дерева на стволе, которого сидел француз, оставались считанные метры, и Константин мог бы преодолеть их одним рывком. Но анаконда, понимая, что добыча может ускользнуть, перегородила ему путь к берегу своим извивающимся грязно-зеленым телом, и высоко подняв голову из воды, пристально смотрела на беспомощно барахтающегося перед ней человека.

Внезапно прямо над ухом Огюста прогремел оглушительный выстрел, и яркая вспышка едва не опалила ему волосы. От неожиданности француз чуть было не свалился в воду, но чьи-то сильные руки подхватили его. Яростно сопротивляясь, Огюст пытался вырваться из медвежьих объятий крепко державшего его здоровяка с холодными голубыми глазами. Светлые волосы, короткая стрижка, черный комбинезон сказали ему очень многое. Несмотря на все их с Константином старания, эсэсовцы все равно выследили и поймали их!

Если бы Огюст не вырывался, а продолжал смотреть на реку, он бы увидел, как после выстрела, голова анаконды взорвалась красными фонтанчиками и стремительно ушла под воду. Воспользовавшись тем, что прожорливая водяная тварь оставила его в покое, Константин подплыл к дереву и, уцепившись за него, пытался отдышаться. Сил на то чтобы самостоятельно выбраться из воды у него уже не было.

В это время кусты на берегу затрещали на берег вышли несколько человек. Один из них сжимал в руке пистолет. Судя по всему, он и являлся спасителем Константина. Этот человек и тот, который крепко держал, продолжавшего вырываться Огюста были явно европейцами. Остальные четверо, судя по смуглой коже и темным волосам, были южане. С равным успехом они могли быть испанцами, арабами или турками.

Но все это не имело большого значения, потому что оба белых улыбались, а их черноглазые спутники были также наострены явно дружелюбно. Огюст, к тому времени понявший, что несколько поторопился, записав незнакомцев в фашисты, успокоился. После этого белобрысый крепыш сразу же отпустил его и, спустившись вниз по дереву, к самой воде, протянул Константину руку.

- Держи пять! - пробормотал он на чистом русском языке.

Константин не смог скрыть своего изумления:

- Вы кто, партизаны? - машинально спросил он, выбираясь на шершавый древесный ствол.

- Ба, так ты земляк? - расхохотался белобрысый. - Влад, ты только погляди кого ты спас! Это же наш парень!

- Ребята, а что это вы так чудно одеты? - спросил Влад, пряча пистолет в кобуру. - Что за полосатые костюмчики от Алькатраса?

- Ни говори, ни дать ни взять беглые заключенные, из колонии особого режима! - поддержал его Сенсей.

- А мы и есть заключенные, - исподлобья посмотрел на него Константин. - Сбежали из концлагеря Дахау.

- Чего? - вытаращился на него Сенсей. - По-твоему, какой сейчас год?

- А что, неужели, не сорок пятый? - в свою очередь уставился на него Константин.

- Эй, вы идите-ка сюда, что-то второму парню совсем худо! - позвал их Влад.

65
{"b":"201200","o":1}