ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Огюст был для него родственной душой, таким же изгоем, как и он сам. И еще неизвестно, как сложились бы их судьбы, если бы они ухитрились выжить, там в сорок пятом году, после разгрома фашистской Германии. Скорее всего, их судили бы, как пособников военных преступников, проводивших бесчеловечные опыты над заключенными концентрационного лагеря. Так что пуля или веревка им были бы обеспечены. Судьба распорядилась так, что Огюсту достался смертельный укус южноамериканского паука, повлекший за собой долгую мучительную смерть.

Константин воспринимал это философски, как своего рода справедливое воздаяние за все то, что вольно или невольно творил в лагере француз. О том, какую плату придется заплатить лично ему, он старался не думать. Слишком высока могла оказаться цена за его верную службу изуверу в медицинском халате Артуру Нойберту.

Рассказ Константина о созданной Огюстом в немецком плену 'пиле времени' был воспринят основной массой слушателей с недоверием. Лишь те, кто сам соприкоснулся с путешествиями во времени, отнеслись к его рассказу серьезно. Во всяком случае, у Сенсея и Ольги сомнений в его правдивости не возникало. Они просто восприняли эти сведения как данность, не требующую никаких подтверждений.

Зато в лице Хулио, Константин обрел благодарного слушателя, который мог часами выспрашивать у него подробности их злоключений с Огюстом в лагере и во временном пространстве. Мало-помалу Константин сдружился с коротышкой и вскоре они стали закадычными друзьями. Они могли просиживать ночи напролет, выискивая малейшую возможность нанести томиноферам хоть какой-то урон. Командир повстанческого отряда, Пабло с изрядной долей иронии смотрел на их ночные посиделки и умственные потуги, не поощряя, но и не препятствуя их.

И вот однажды, когда солнце почти закатилось за кроны высоких деревьев, а на джунгли опустились длинные густые тени, Хулио с вытаращенными от переполнявших его эмоций глазами, влетел в хижину Пабло.

- Командир, нужно срочно трубить сбор! - выпалил он с места в карьер.

Пабло, который в этот момент, что-то обсуждал с Владом, склонившись над картой местности, недовольно поднял голову.

- Ты что перебрал текилы? - строго поинтересовался он. - Не видишь, мы делом занимаемся?

- Бросайте вашу мышиную возню, у меня есть кое-что получше! - радостно заржал Хулио. - Не то что ваши стрелялки с догонялками.

- Я смотрю, тут одной текилой не обошлось, - раздраженно проворчал Пабло. - Хулио, откуда в отряде дурь? Я же предупреждал, что снесу башку любому, если увижу обдолбанным! Луис, а ну-ка принеси мне мачете!

- Какая дурь, Пабло? Детьми клянусь, ты же знаешь что я после того случая, в глухой завязке! - возмутился коротышка. - Насчет текилы не отрицаю, да принял, но чисто для запаха!

- В-первых у тебя нет детей! И никогда не будет, если ты будешь пить, как не в себя, всякую дрянь! Во-вторых, говори, что там у тебя? Только быстро, а то Луис сейчас принесет мачете, и я могу не сдержаться и отрезать тебе язык.

- Мы с Константином, кажется, придумали, как уничтожить томиноферов! - выпалил Хулио.

- Ты это серьезно? - набычившись, спросил Пабло. - Если это твой очередной пьяный розыгрыш, то он может оказаться для тебя последним.

- Нет, он говорит правду, - вошел в хижину Константин, который все это время тактично стоял снаружи. - Как мне кажется, идея стоит того, чтобы ты узнал о ее существовании.

- Да и неплохо было бы пригласить, всех тех, кто в теме, - встрял Хулио. - Ольгу и Сенсея! Нам может пригодиться их совет. Быть может еще капитана тороида, а? Пабло, как ты думаешь?

- Никаких перебежчиков! - отчеканил Влад. - Если он с такой легкостью предал томиноферов, то спасая свою шкуру, легко предаст и нас!

- Не лишено смысла, - кивнул Пабло, оборачиваясь на вошедшего в хижину Луиса, в руках которого было тяжелое мачете. - Луис, позови Стилета, Сенсея и Ольгу, и как можно быстрее. Постой, оставь мачете! Не исключено что оно мне еще может понадобиться.

После этого Пабло и Влад вернулись к своей карте и принялись вполголоса обсуждать, предстоящую операцию. Повстанцы продолжали регулярно наносить удары по томиноферам, несмотря на то, что по своему эффекту, они были сопоставимы разве, что с комариными укусами. Но Пабло просто не мог сидеть, сложа руки, в, то время, когда гибель его родных и близких, требовала отмщения. А в силу того, что Пабло причислял к родным и близким все человечество, остановить его было невозможно. Тем не менее, в самом начале, Влад на правах кадрового военного пытался вразумить бывшего наркобарона, посетовав ему на то, что любая их вылазка может оказаться последней. Более того, она может закончиться жестоким уничтожением всего повстанческого лагеря, включая беззащитных женщин и детей.

После этого у них состоялся долгий и очень жесткий разговор, после которого Влад навсегда оставил затею с попыткой уговорить Пабло сменить тактику ведения партизанской войны. Как бы то ни было, благодаря этому нелицеприятному разговору были расставлены все точки над и, а собеседники честно высказали друг другу свое мнение. Это привело к тому, что Пабло с тех пор не принимал ни одного ответственного решения, предварительно не посоветовавшись с Владом, авторитет которого после того разговора существенно вырос в его глазах.

Стилет, поначалу довольно ревниво отнесшийся к появлению у командира нового военного советника, вскоре убедился, что русский совершенно чужд каких бы то ни было амбиций, и успокоился. Тем более, что ничего кроме пользы общему делу это сотрудничество не приносило. Наличие опытного боевого офицера в штабе повстанческого отряда позволило качественно улучшить боевую подготовку повстанцев, а также планирование и проведение диверсионных операций против пришельцев.

Когда все приглашенные, наконец, собрались Хулио взял слово:

- Как вам, должно быть, хорошо известно я достаточно давно штудирую язык пришельцев, которых с легкой руки русских, мы начали называть томиноферами. Я уже давно приглядываюсь к информационным порталам, которые можно условно назвать 'межмировой барахолкой' или 'клоповым рынком'. Там продается и покупается все что угодно. Проведя сравнительный анализ, я вывел некую любопытную закономерность. Выяснилось, что человеческая цивилизация, времен своего расцвета, мало чем отличалась от цивилизаций и рас, консолидирующихся в межмировое сообщество. Хотя никакое это не сообщество, на самом деле у них там каждый сам за себя.

- Ближе к делу! - поторопил Пабло. - Ты зарулил очень издалека. Какое отношение все это имеет к грядущей гибели томиноферов?

- Да, самое прямое! - неодобрительно глянул на него коротышка. - И у нас и у них самыми высокооплачиваемыми и востребованными на рынке являются товары и услуги запрещенные законом.

- Ты это случаем не о проституции говоришь? - недоуменно глянула на докладчика Ольга.

- Межвидовая проституция - это всего лишь частность, хотя и приносящая огромные доходы, - довольно кивнул Хулио. - Но я хочу остановиться на другом. На нелегальных 'барахолках' межмирового сетевого пространстве повышенным спросом пользуются наркотики гормонального происхождения. Они разлетаются просто на ура!

- Чего, чего? - недоуменно нахмурил лоб Сенсей, честно пытаясь понять услышанное. - А это еще, что за пакость такая?

- Если позволите, - поднялся со своего мест Константин. - Я в силу ряда щекотливых причин, последние несколько лет, довольно плотно занимался проблемами, идущими параллельно с теми, о которых только что доложил коллега Хулио.

- Профессор, ты не на кафедре! - поторопил его Стилет. - Перед тобой не ученые мужи, а простые бандиты, то есть, повстанцы! Поэтому нельзя ли попроще, пока у меня не кончилось терпение?

- А если короче, то я, пожалуй, знаю, как уничтожить томиноферов, - задумчиво пробормотал Константин. - Правда, делать такие скоропалительные заявления, еще рано. По той причине, что я не могу гарантировать стопроцентного успеха, но обещаю сделать все что могу. Не буду вдаваться в подробности, но боюсь, что без вашей помощи, друзья, нам с Хулио не обойтись.

67
{"b":"201200","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вечный. Черный легион
Сын
Порочный
Неизвестным для меня способом
Урок седьмой: Опасность кровного наследия
Нежная война
Эпоха пепла
Воительница Лихоземья
Мое прекрасное несчастье (Прекрасная катастрофа)