ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ладно, тогда предположим, что зауропод вернется, наступит на капсулу и раздавит в лепешку...

Невозможно. Капсула выдерживает давление в тридцать атмосфер.

Зауропод сталкивает ее в трясину и она тонет?»

Мэллори остался доволен своей находчивостью. Этого хватит на одну-две секунды желанной тревоги. Он представил, как стоит на краю болота и безнадежно смотрит на топь. Истекают последние минуты — и времямобиль, которому нипочем и сотня метров глубины, отправляется домой без него. Но нет, опять просчет: капсула движется в пространстве так же хорошо, как и во времени; она включит мощный двигатель и выберется на твердую почву задолго до возвращения в будущее.

«А если,— подумал он,— тут появится стая злобных смышленых динозавров и не позволит мне вернуться в капсулу?»

Это уже получше. Он даже слегка вздрогнул. Отлично! Одинокий странник, застрявший в мезозое! Рассчитывать только на собственную смекалку, питаться бог знает чем, на радость здешним бактериям. Заболеть, свалиться в горячке, стонать от незнакомой боли... Да! Да! Он дал волю воображению — когда войдешь во вкус, придумывать легче. Его жизни постоянно будет что-нибудь угрожать. Мэллори представил, как сам удаляет себе аппендикс. Лечит сломанную ногу. И с утра до вечера — бесконечные опасности. Зубастые враги, скрывающиеся за каждым кустом. Злобные глаза, горящие в темноте. Вся жизнь на бегу, и ни секунды покоя. Прятаться под листьями папоротников от гигантских хищников, мчащихся мимо. Скорпионы, змеи, огромные ядовитые жабы. Жалящие насекомые. Все то, что исчезло из жизни в цивилизованном мире, преследует его здесь,— а он перебегает из одного временного убежища в другое, измученный, небритый... глаза налиты кровью... лоб блестит от пота... Он беспрерывно борется за собственное существование, и жизнь его здесь, в этом кошмарном мире, полна доблести и героизма...

— Привет,— вдруг сказал охотник.— Кто ты такой, черт тебя побери?

Его фантазии развеял настоящий ужас, внезапно выбравшийся из рощи гигантских папоротников. Над Мэллори возвышалось двуногое чудовище с мощными задними лапами и маленькими свисающими передними — старый приятель, тираннозавр! Однако у этого монстра был огромный костяной гребень, похожий на воинский шлем, растущий из черепа, за ним в разные стороны торчали пять рогов, роднящих ящера с дьяволом, а из глубокой пасти выступали два устрашающих резца, длинных, как бивни. Ящер хлестал шипастым хвостом. Его пятнистая морщинистая кожа была ярко-желтой, а на голове алел огромный гребень. Ну просто монстр из страшных снов о первобытном убийце, жуткий идеальный хищник, венец долгого господства ящеров! О смертельной угрозе буквально кричали острые как бритва костяные наросты, покрывающие огромное тело.

Гид просканировал ящера и сообщил, что это представитель неизвестной разновидности ящеротазовых динозавров. Почти наверняка хищный.

— Большое спасибо,— поблагодарил Мэллори.

Охотник удивлялся самому себе: даже столкнувшись с самим воплощением смерти, он ничуть не боялся! Страха не было, а было очарование явной угрозой, исходящей от этого существа, очарование его ужасающим обликом. Гротескный вид ящера почти забавлял охотника. Мэлдори вполне понимал, что три скачка и один хороший удар маленькой повисшей лапы могут его убить, не позволив дожить до ста лет — минимальной продолжительности жизни. Но несмотря на угрозу, оставался спокойным. Если ему суждено умереть, он умрет; однако он не мог заставить себя поверить в это. Охотник начал понимать, что лишен способности испытывать страх и вообще сильные отрицательные эмоции. Его психика была слишком устойчивой. Вот вам неожиданный недостаток совершенного общества!

Ящеротазовый хищник неизвестной разновидности пускал слюну, рычал и свирепо смотрел на охотника. Его узкие желтые глаза горели как светофоры. Мэллори снял с плеча лазерное ружье и прицелился. Может, этого убить будет проще, чем исполинского зауропода.

И тут из зарослей позади ящера вышла женщина и сказала:

— Вы же не собираетесь стрелять в него?

Мэллори уставился на нее. Незнакомка была молодой, не старше пятидесяти (если только два-три раза не проходила курс восстановления), и привлекательной. Она улыбалась. У нее были длинные стройные ноги и пушистые, как облако, золотистые волосы. Женщина была одета в модный охотничий костюм из черного спрейона и вместо ружья держала в руке маленький лазерный пистолет. Не более десятка метров отделяло ее от шипастого хвоста динозавра, но это, казалось, ничуть не тревожило незнакомку.

Мэллори повел ружьем:

— Может, отойдете в сторонку?

Она, не сходя с места, заявила:

— Пальба из ружья — не лучшая затея.

— Мы тут для того, чтобы немного поохотиться.

— Будьте благоразумны, это сущий дьявол! Если вы хоть что-то сделаете — только раздразните его, и тогда мы пропали.

Женщина спокойно обошла монстра. Тот застыл на месте, озадаченно изучая людей, словно никак не мог взять в толк, что же перед ним такое. Мэллори прицелился в левый глаз, но женщина хладнокровно положила руку на ствол ружья и отвела его в сторону.

— Оставьте его,— сказала она.— Он только что пообедал и теперь хочет спать. Я видела, как он сгрыз что-то размером с гиппопотама, а потом закусил половиной другой туши. Начнете щекотать его вашим крохотным лазером — он встряхнется, и тогда жди от него неприятностей. Свирепо выглядит? — В ее голосе прозвучал восторг.

— Кто вы? — удивленно спросил Мэллори.— Что вы туг делаете?

— Думаю, то же, что и вы. Тур в меловой период?

— Да. Мне говорили, что я никого не увижу...

— Мнетоже. Что ж, такое иногда случается. Джейн Хайленд. Нью-Чикаго, две тысячи двести восемьдесят первый год.

— Том Мэллори, тоже Нью-Чикаго. И тоже две тысячи двести восемьдесят первый.

— Тесен мир. В каком месяце стартовали?

— В августе.

— А я в сентябре.

— Надо же!

Нависший над ними динозавр приглушенно фыркнул и медленно направился прочь.

— Мы ему надоели,— сказала Джейн.

— И он нам тоже. Правильно? Громадные ужасные монстры ломятся сквозь лес вокруг нас, а мы спокойны, словно сидим дома и смотрим все это по поливизору.

Мэллори снова вскинул ружье. Убийца с алым гребнем почти скрылся из виду.

— Так хочется выстрелить, просто для развлечения.

— Не надо. Или устали от жизни?

— Ничуть.

— Тогда лучше его не трогать, хорошо? Я знаю, где тут бродит стая анкилозавров. Вот это действительно интересные твари, уж поверьте. Хотите взглянуть?

— Конечно!

Мэллори понял, что ему нравится ее уверенность и деловитая манера общаться. Может быть, по возвращении в Нью-Чикаго стоит ее разыскать? Она сказала, сентябрьский тур. Значит, вернувшись домой, ему придется немного подождать.

«А в конце месяца позвоню»,— сказал он себе.

Джейн уверенно вела его сквозь заросли папоротников, мимо гигантских хвощей, а потом через болотистый луг, поросший мелкими, как будто сделанными из пластмассы растениями с уродливыми грязно-бурыми цветами, напоминающими маргаритки. На другом конце луга они миновали большую груду окровавленных костей и свернули, чтобы обойти коварное, зловеще подрагивающее болото. Мимо со свистом реактивных снарядов пронеслась пара гигантских стрекоз. Малиновая лягушка величиной с кролика оскалилась на них из озерца. Они шли уже около часа, и Мэллори потерял представление о том, в какой стороне находится капсула времямобиля. Но, решил он, гид в любом случае найдет дорогу назад.

— Отсюда до анкилозавров всего метров сто,— сказала Джейн, словно прочитав его мысли. Она оглянулась и подарила Мэллори ослепительную улыбку.— А вон там я позавчера видела стаю трудонов. Знаете, кто это? Маленькие проворные парни, не больше нас с вами, шустрые, как веники. У них зубы, как пила, и смешные шишки на голове. С минуту я думала, что они нападут на меня, но продолжала стоять на месте — и в конце концов они отступили. Если хотите кого-нибудь подстрелить, то подстрелите одного из них.

157
{"b":"201202","o":1}