ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пересекая барьер, Демерис ничего не почувствовал. Джилл сказала, что надо уладить кое-какие формальности, и направилась к ветхому сарайчику в сотне футов от дороги. Демерис остался ждать, не отходя от «верблюда».

Прихрамывая, к нему подошел седой мужчина с огрубелым лицом. Немолодой, лет пятидесяти.

— ДжекЛоусон,— представился он, протягивая руку.— Возвращаюсь со свадьбы дочери. Из Оклахома-Сити.

— Ник Демерис.

— Интересные у тебя спутники, Ник. Всегда хотел знать — каково с ними рядом?

— С кем это «с ними»?

— Ладно тебе,— подмигнул ДжекЛоусон.—Ты понимаешь, о чем я.

— Боюсь, что нет.

— Твоя подружка — призрак. Не станешь же ты разуверять меня.

— Ради бога, приятель! Она такой же человек, как ты или я.

— Ну конечно...

— Не сомневайся,— кивнул Демерис.— У меня была возможность рассмотреть. Вблизи.

— Я таки подумал,— согласился Лоусон, шевельнув бровями.— Слыхал, что есть любители. И любительницы...

— И ты туда же!

Демерис почувствовал раздражение, но драться не хотелось. К тому же собеседник был раза в два старше его.

— Ты как тот мексиканский мальчишка. Он тоже думал, что Джилл — призрак. Вы ничего не понимаете.

— Я не ошибаюсь, когда передо мной призрак.

— А я не ошибаюсь, когда передо мной идиот!

— Тише, тише... Извини, приятель: я не сразу понял. Вижу, ты просто не в курсе. Тысяча извинений!

Криво улыбнувшись и отвесив поклон, Лоусон двинулся было прочь, но Демерис остановил его.

— Подожди. Ты что, правда думаешь, что она призрак?

— Еще бы.

— Доказать можешь?

— Нет. Просто чувствую. Интуиция...

— Там, откуда я приехал, интуиция стоит недорого.

— Бывает, что словами не объяснить. Она... В общем, это видно.

— Отец любил повторять: слов не находишь — стало быть, не знаешь, о чем говоришь.

Лоусон рассмеялся так же, как тот парнишка в деревне: свысока и покровительственно. Демерису очень захотелось его ударить.

В этот момент вернулась Джилл, покачивая бедрами. Нет сомнений, женщина как женщина.

Лоусон приподнял шляпу, приветствуя Джилл с преувеличенной вежливостью, после чего неспешно удалился.

— Ну что? — спросил Демерис.

— Все готово... Ты-то в порядке, Ник? — Джилл глянула озабоченно.

— Само собой.

— Что говорил тот человек?

— Да про свадьбу в Оклахоме. Дочка его вышла замуж.

С этими словами Демерис вскарабкался на средний горб «верблюда».

Раздражение от слов Лоусона скоро улеглось. Они тут всезнайки, в зоне оккупации. Хлебом не корми, дай посмеяться над новичком. Без намеков и улыбочек не обойтись. Много о себе понимают.

Негромкий голос разума подсказывал, однако, что двое туземцев вполне могут оказаться правы. Тем более, друг с другом они не советовались. Ладно. Джилл выглядит как женщина, пахнет, как женщина, да и на ощупь... Ему достаточно, а местные пусть говорят, что угодно. Да и поздно менять убеждения: он с ней целовался, и не только. Демерис не созрел для того, чтобы признать свою интимную близость с инопланетным пришельцем.

Не созрел? Внезапно его одолел соблазн: а почему бы Джилл не оказаться пришельцем? Тогда его приключение становится чем-то большим: инициацией, настоящим переходом границ. Возвратом в молодость. Демерис поежился. Каково, интересно, вырваться из клетки собственной души?

Отрезвление наступило быстро: такого рода порывы ему никогда не были свойственны. Что же она такое, если не человек?

Вскоре показался один из загонов, где содержались животные, предназначенные для охоты. Вместо забора из земли поднимались молнии, только неподвижные. Или почти неподвижные. За ними плавали гигантские тени. В сердце шевельнулось смятение, как тогда, на границе, и Демерис отвел глаза.

— Что там за твари? — спросил он.

— Самые разные. Скоро их выпустят, и увидишь.

— Скоро — это когда?

— Через пару дней... Смотри, Ник! — Повернувшись, Джилл указала пальцем: — Город призраков.

С вершины невысокого холма открылся вид на довольно большой город в долине. Правда, не огромный, как ожидал Демерис. Обычные человеческие дома были причудливо перемешаны со сказочными замками и мерцающими башнями. Демериса это сочетание потрясло. Город опоясывала стена, но не из молний, как на границе, а из более смирных огоньков, вроде болотных.

— А где призраки?

— Призраков захотел? Да пожалуйста! Вон...

Призрак запорхал перед глазами Демериса, будто Джилл вызвала его из небытия заклинанием. Губы пробормотали проклятие, а пальцы сами сложились в знак, которому Деметриса обучила мать лет двадцать назад, чтобы отгонять нечистого. До сих пор он ни разу не использовал этот знак. В своем нематериальном изяществе призрак был ослепительно прекрасен: полупрозрачный конус вокруг темной сердцевины за переливами внутреннего света. Демерис ожидал страшного, и это создание действительно пугало — своей красотой. Скоро появился еще один, похожий на первого только бестелесностью. Облако неуловимой формы на плоской подошве парило невысоко над землей на подушке из света. Сделав грациозный пируэт, оно исчезло, разделившись на три части. В тот же миг растворился в воздухе и первый призрак. Оставшиеся три, гибкие и стройные, как змеи с голубыми светящимися глазами, слились в танце и образовали большую сферу с яркими лиловыми меридианами. Шар втянул в себя нижнюю половину, до экватора, и ушел в землю.

Демерис зябко поежился.

Да, призраки, лучше не скажешь. Гости из ночного кошмара. Стоит ли удивляться их непобедимости? Как бороться с тем, кто способен растаять и уйти в землю прямо на глазах?

Пришли, отрезали себе кусок мира, не снисходя до объяснений, зачем. Прекрасно понимали, что сила на их стороне. Говори после этого о справедливости... Демерис почувствовал, как в душе поднимается застарелое озлобление.

И при всем том они божественно прекрасны. Ни страх, ни ненависть не мешают, оказывается, испытывать благоговение. Хочется даже встать на колени.

По коже пробежали мурашки, легкие и некусачие: барьер из танцующего света остался за спиной. Демерис и Джилл молча въехали в город.

— Вот мы и приехали,— объяснила Джилл.— Город призраков. Я покажу тебе, где можно остановиться.

По сторонам немощеных улиц (зачем призракам тротуары?) как попало стояли дома, в том числе человеческие. Окна неопрятных построек смотрели бельмами: вместо стекол использовалась не то полупрозрачная клеенка, не то вощеная бумага. Между домами иногда прорастали какие-то творения призраков, напоминающие кошмарные грибы. Люди и призраки жили по отдельности. Так, по крайней мере, казалось с вершины холма.

Собранная для охоты живность тучей клубилась прямо над головой: «загонщики» с треугольными крыльями, летучие змеи и химеры всех видов. Воздух над городом кипел от сатанинской активности.

Джилл довезла Демериса до гостиницы, представлявшей собой гигантскую трехэтажную избу, неумело сложенную из грубо отесанных бревен. Казалось, неведомые строители открывали для себя искусство архитектуры с нуля.

— Увидимся позднее,— сказала Джилл, когда Демерис спешился,— Нужно уладить кое-какие дела.

— Погоди! А где я тебя найду?

Поздно: «верблюд» уже удалялся, раскачиваясь.

Демерис задумался не без горечи, глядя вслед неуклюжему зверю. Пора привыкнуть к ее капризам. Сама появится через день-два. А пока надо управляться без помощников, на новом месте. Пожав плечами, Демерис шагнул через порог.

Интерьер выглядел не лучше фасада: сумрачный вестибюль, голые стропила, косые стены. Слева, за драной красной занавеской, стучали стаканы и раздавались голоса. Справа располагалась кривоватая стойка, из-за которой неприветливо смотрела полная женщина с лицом, как из теста.

— Мне нужна комната,— сказал Демерис.

— Как раз одна осталась. Пять трудовых единиц в сутки: комната, стол и напитки — не больше двух порций.

170
{"b":"201202","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийство Джанни Версаче
Nordic Dads
Без своего мнения. Как Google, Facebook, Amazon и Apple лишают вас индивидуальности
Пеле. Я изменил мир и футбол
Две невесты дракона
Потерянные годы
Ермак. Начало
Секрет невезучего эльфа
45 татуировок личности. Правила моей жизни