ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если бы Джилл ответила «нет», Демерис поверил бы с готовностью.

— Так и есть. Я призрак.

Ворота надежды захлопнулись. Прямо перед носом.

— Люди не перестают меня удивлять. Уже почти сто лет,— объяснила она безмятежно.— Я не устаю от них. Эмоции, образ мыслей, реакции. За эти годы я не смогла понять людей так, как хотела бы. В конце концов я решила, что этого понимания не достигнуть, если не превратиться в человека.

— Прикинуться,— отозвался Демерис глухо.

— Верно. Прикинуться человеком.

Демерис должен был испытывать бешенство, или отвращение, или хоть что-нибудь — он ведь спал с призраком. Но ему было почти безразлично. Толи все перегорело, то ли он стал выше этого. Призраки здесь хозяева — очень хорошо. Мы их игрушки — отлично. Наверное, никто не в силах отчаиваться бесконечно' решил Демерис. Или ненавидеть бесконечно. Что толку ненавидеть призраков? С тем же успехом можно ненавидеть лавину или землетрясение.

— И мужчиной тоже? Если уж прикидываться, то до конца? А с моим братом, с Томом, ты тоже?..

— Нет. Я видела его всего раз или два.

Демерис немедленно поверил. Теперь он верил каждому ее слову.

Джилл что-то хотела сказать, но не успела. Сверкнула чудовищная молния, и небо раскололось. Странно, что огненный трезубец не расколол и вселенную. За вспышкой последовал не гром, а музыка: небесный и чуждый аккорд, сошедший вниз, как лавина, и поглотивший землю, как океан. Небесный свод заиграл огнями — красными, оранжевыми, фиолетовыми, зелеными.

— Что это?

— Охота начинается,— объяснила Джилл.— Это сигнал.

За молнией и огнями в небе появились тучи крылатых тварей.

Похожие на драконов загонщики вместе со своими змееподобными лоцманами затмили полуденное небо. Воздух гудел, сотрясаемый ударами чудовищных крыльев. Ниже, на земле, рык смешивался с ревом; улицы были пусты, но это ненадолго. Над головой Демериса взвились, мерцая, десятки призраков. Послышался топот, и появились не звери, а люди. Плотная толпа неслась по узкой улице навстречу. Застывшие лица, отчаянные глаза... неужели призраки и на людей охотятся? Может быть, люди спасаются от зверей?

— С дороги! — крикнул один из бегущих.

Демерис отступил, но недостаточно быстро. Его задели; пошатнувшись, он встретился глазами с другим человеком. Во взгляде горело возбуждение, едва ли не безумие — но не страх. Нет, они ни от кого не убегают — они торопятся на охоту! Дожили до самого главного дня в году — вместе с призраками. Интересно, будут только смотреть или примут участие?

— Впереди два или три дня сплошного безумия,— кивнула Джилл.— Вне дома надо быть очень, очень осторожным.

— Постараюсь.

— Слушай! — Из-за топота и воя Джилл пришлось повысить голос,— Теперь ты знаешь — давай держаться вместе! Несмотря на все... Ты мне очень нравишься, Ник.

Демерис глядел на нее, не веря своим ушам.

— Мы что-нибудь придумаем, — продолжала Джилл. — Я уверена.

Прямо над головой пролетела стая крылатых тварей. Воздух рвался, как тугая парусина, рассекаемый крыльями. Небо снова окрасилось в разные цвета.

— Серьезно, Ник, мы можем остаться в городе — только, думаю, ты не захочешь. Тогда я могу поехать за тобой в Свободные земли. Граница для меня не помеха. Внутренне я уже перешла ее. Не буду больше изучать людей со стороны — хочу быть одним из вас.

— Ты с ума сошла?

— Нет! Нисколько, честное слово. Поверь мне. Веришь?

— Мне пора в гостиницу. Во время охоты на свежем воздухе делать нечего,— сказал Демерис рассудительно. Его трясло.

— Что скажешь, Ник? Ответь!

— Мы не можем быть вместе. Ты сама знаешь.

— Но ты хотел бы этого. Внутри тебя есть тот, кто хочет.

— Возможно,— согласился Демерис. Удивительно, как просто, само собой, выговорилось это слово.— Да, часть меня хочет этого, вполне возможно. Но все равно ничего не получится. Здесь, среди призраков, я жить не хочу, а дома... Дома рано или поздно найдется кто-нибудь догадливый. Тебя раскроют, а меня объявят тем, кто я есть. Нет, на такое я не пойду.

— Это твое окончательное решение?

— Да. Окончательное.

Из-за угла появился крупный зверь. Очень крупный: голова размером с корову и зубы, как пики. Он приближался галопом, а по бокам, почти вплотную, бежали люди — зверь едва не доставал их жуткими челюстями. Сверху вилась стайка призраков, ронявших на свирепую добычу вспышки света. Демерис отступил к дверям гостиницы. Джилл не пыталась его остановить.

На пороге Демерис обернулся. Не глядя на мчавшуюся мимо охоту, Джилл помахала рукой.

Да, конечно. До свидания, Джилл. Демерис помахал рукой в ответ.

В гостинице тоже было неспокойно: вниз по лестнице бежали постояльцы, среди них одна женщина. Демерис узнал: та самая компания, что насмехалась над ним в первый день, в баре. Двое мужчин пробежали мимо, но женщина остановилась, подхватив Демериса под руку.

— Привет, Аблкрики!

Демерис молчал, не зная, что сказать.

Женщина улыбалась шальной улыбкой, глядя ему в лицо. Выглядела она возбужденной и растрепанной, как и те, кто сейчас бегал по улицам.

— Давай, давай! Не сиди дома! Это охота! Поворачивай обратно. Ведь там лучше! Самому разве не хочется попробовать?

Демерис опять не нашелся что ответить.

— Пошли! — Женщина потянула его за рукав.— Бери от жизни все! Получишь дракона в качестве трофея!

— Элла! — окликнул ее кто-то из мужчин.

Подмигнув, Элла выбежала на улицу.

Некоторое время Демерис стоял неподвижно. Наверх, в номер, его гнало желание уединиться и отгородиться от этого мира. На улицу его толкало любопытство. После непродолжительной борьбы любопытство победило. Демерис двинулся вслед за женщиной — шаг, другой, третий,— и оказался под открытым небом. Джилл там уже не было, но улица кипела: люди бегали туда-сюда, бессвязно крича и натыкаясь друг на друга.

Над головой же кипел водоворот крылатых тварей. Призраки метали в них молнии; подальше, где-то позади, ревело наземное зверье. Громовой гул и тоскливые, режущие слух вопли. Что это? Демерис решил, что так призраки выражают удовольствие. Подальше к югу в воздух взлетело нечто вроде горы с крыльями, а вокруг вспыхнули безжалостные острые огни. Сверкали они недолго: подобно заходящей луне, добыча нырнула вниз, за горизонт.

В воздухе запахло горелой плотью с необычным соленым привкусом. Нездешняя, неземная кровь.

Едва переставляя ноги, как лунатик, Демерис свернул налево за угол. Чудовище было бы смешным, если бы не было таким жутким: гигантская длиннорылая жаба с мокрой кожей, покрытой мелкими красными язвами. Пасть широкая, с желтыми губами. Жаба смотрела сверху, занимая всю ширину улицы, почти задевая дома. Медленно и неуклюже она приближалась к перекрестку.

Демерис вытащил нож. Какого черта? Если он оказался здесь в сезон охоты, почему бы не присоединиться? Зверь был громадным, но вроде бы не имел ни клыков, ни когтей. Можно подойти сбоку и перерезать горло, вспороть свисающую складками шкуру и поскорее отступить, чтоб не придавило... Даже если на самом деле это опаснее, чем кажется,— плевать!

Подняв нож, Демерис двинулся вперед.

— Эй! — раздался крик из-за спины.— Ты с ума сошел, парень?

Демерис обернулся: с порога гостиницы на него смотрел бармен.

— Эта зверюшка — бурдюк с кислотой. Попробуй распороть — искупаешься.

Жаба рыгнула, а может, хихикнула. Демерис отступил.

— Если хочешь пустить в дело нож, разберись сначала, что собираешься резать,— посоветовал бармен.— Чтобы не ошибиться.

— Да, конечно,— согласился Демерис и спрятал оружие.

На обратном пути он чувствовал, что безумие уходит, как воздух из проколотого шарика. Охота не для него, пусть местные развлекаются, если считают нужным. Если им это нравится. Ему же следует отойти подальше. Напрашиваться на неприятности он не привык.

У входа в гостиницу Демерис задержался. Позади, над перекрестком, что-то сверкнуло: призраки атаковали добычу сверху. Раздался звук, похожий на негромкий вздох, из-за угла потоком хлынула голубоватая жидкость. Заполняя канаву, она шипела и пенилась.

173
{"b":"201202","o":1}