ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ситуацию усложняло и то, что ответственность за все целиком ложилась на него. Гиперграмма могла дойти до Земли лишь за месяц. Столько же времени понадобилось бы для получения ответа. За такой срок территориальная неприкосновенность земного сектора может быть нарушена добрый десяток раз. Поэтому он должен принять решение. Если нарушители будут упорствовать, у него остаются лишь два пути. Либо уничтожить инопланетный звездолет и таким образом начать войну, либо разрешить им остаться, тем самым пригласив всю Галактику безнаказанно нарушать земные границы. Не слишком приятный выбор. А за советом он мог обратиться лишь к командирам соседних наблюдательных постов, таким же полковникам, как и он. Вряд ли они скажут ему что-нибудь, заслуживающее внимания. Нет, полагаться он мог только на себя.

Пока Вартон наблюдал, как мирный лагерь превращается в боевую крепость, к нему подошел Брикенридж.

— Сэр?

— В чем дело, Брикенридж?

— Я готов пойти к звездолету с Халивану. Мне кажется, я лучше других справлюсь с этой миссией.

Вартон кивнул. Он и сам собирался послать Брикенриджа. Капитан облегчил ему задачу.

— Не возражаю, капитан. Прикажите Смитсону подготовить вездеход. Отправляйтесь немедленно.

— Особые инструкции, сэр?

— Для начала повторите им наш ультиматум. Объясните, что мы обязаны уничтожить их, если они не взлетят отсюда в отведенное нами время. Постарайтесь, чтобы до них дошло, что суть нашей службы здесь состоит именно в том, чтобы уничтожать инопланетные звездолеты, оказавшиеся на Барлетте-пять без соответствующего разрешения. Таким образом, ответственность за развязывание возможной войны ложится на них.

— Я понял, сэр.

— Хорошо. Не кипятись, не угрожай, просто постарайся убедить их, что у нас нет другого выхода. Черт побери, я вовсе не хочу в них стрелять, но отдам приказ открыть огонь, как этого требует мой долг! Мне не остается ничего другого, если они не улетят! Скажи, что они могут наблюдать за здешним солнцем сколько угодно, но только после того, как свяжутся с Землей.

Брикенридж кивнул. На его лбу выступили капельки пота. Он явно нервничал.

— Вы не обязаны ехать туда, капитан,— сказал Вартон.— Я могу послать кого-нибудь другого.

— Это моя работа,— ответил Брикенридж.— Я не отказываюсь от своего слова.

— Вас волнуют те безумные истории, которые доводилось слышать, капитан? Я читаю ваши мысли.

— Истории... Всего лишь истории, сэр,— твердо ответил Брикенридж.— Разрешите идти, сэр?

Вартон улыбнулся.

— Ты отличный парень, Брикенридж. Вперед.

Дорога до звездолета займет у Брикенриджа чуть больше часа, рассуждал Вартон. Положим полчаса на переговоры и час на обратный путь. Всего часа три. Значит, если миссия Брикенриджа окажется удачной, звездолет взлетит одновременно с возвращением капитана на базу. Если... Он долго стоял перед экраном радара, глядя на светлое пятнышко звездолета, который находился в ста двадцати милях от них, и на крошечного белого жучка, вездеход Брикенриджа, перемещавшегося на северо-восток.

Потом он прошел в кабинет и попытался заняться обычными делами, но мысли постоянно возвращались к инопланетному кораблю. Накатила невероятная усталость. Больше всего на свете хотелось забраться в капсулу глубокого сна и забыться.

Но Вартон напомнил себе, что сегодня уже провел там полтора часа. Больше одного сеанса в сутки не полагалось. Ну ничего, он выдержит и так.

Полуденные тени начали удлиняться. У Барлетта-V не было луны, и ночь наступала очень быстро. Маленький диск солнца скатывался к горизонту, отбрасывая оранжевый свет на пустую голую равнину. Судя по экрану радара, вездеход Брикенриджа приближался к базе.

Прошло четыре часа. Звездолет с Халивану по-прежнему стоял на плато. Лингвист сразу же направился в кабинет полковника Вартона.

— Ну что? — спросил тот.

Брикенридж широко улыбнулся.

— Все в порядке, сэр. Они улетают на следующей неделе, как только закончат свои наблюдения.

Вартон так и сел от неожиданности.

— Что ты сказал?

— Я счел возможным разрешить им остаться, сэр.

От негодования у Вартона перехватило дыхание.

— Ты счел возможным разрешить им остаться? Как это любезно с твоей стороны! Но я уполномочил тебя передать ультиматум, а не вести переговоры!

— Разумеется, сэр. Однако я обсудил с ними возникшую ситуацию, и мы пришли к общему мнению, что неразумно требовать их отлета до завершения экспериментов. Они не хотят причинить нам вред. На их звездолете даже нет оружия, сэр.

— Брикенридж, ты в своем уме? — спросил Вартон.

— Сэр?

— Как ты смеешь, стоя здесь, нести такую чушь?! Твое мнение об их безобидности не имеет никакого значения, и тебе это хорошо известно! Тебя послали передать ультиматум, и ничего больше. Мне нужен их ответ.

— Мы обсудили это, сэр. От нас не убудет, если мы позволим им задержаться на несколько дней.

— Брикенридж, что там с тобой сделали? Ты говоришь, как сумасшедший. Какое ты имел право...

— Но вы сами сказали, что лучше разрешить им остаться, чем начинать новую войну, сэр. А так как они хотели довести эксперименты до конца, я последовал вашим инструкциям и дал добро при уело...

— Последовал моим инструкциям?! — проревел Вартон. Его пальцы угрожающе забарабанили по столу,— Когда же я говорил об этом?

— Непосредственно перед моим отъездом,— удивленно ответил Брикенридж.

— Теперь мне совершенно ясно, что ты спятил. Я не говорил ни слова о том, чтобы разрешить им остаться. Я просил передать, что буду вынужден уничтожить их, если они не покинут Барлетг-пять к указанному сроку. Ни о каком разрешении не было сказано ни слова. И...

— Позвольте возразить вам, сэр...

Вздохнув, Вартон нажал кнопку, чтобы вызвать дежурного. Мгновение спустя тот сунул голову в дверь.

— Роджерс,— сказал Вартон,— отведи Брикенриджа в изолятор и запри там до психиатрического обследования. Пришли ко мне Симпсона.

Симпсон появился через несколько минут и застыл у двери.

— Расскажи мне, что произошло между Брикенриджем и инопланетянами.

Симпсон покачал головой.

— Мне нечего рассказать, сэр. Я не заходил в звездолет. Капитан Брикенридж приказал мне оставаться возле вездехода.

— Понятно,— кивнул Вартон.— Можешь идти.

— Есть, сэр.

Когда за Симпсоном закрылась дверь, Вартон обхватил голову руками.

Он не давал Брикенриджу никаких инструкций насчет ведения переговоров. Однако лингвист клялся, что получил их. Что заставило сорваться такого испытанного военнослужащего, как Брикенридж?

Вартон печально вздохнул. Чего только не рассказывали о Халивану! Эти странные истории об их еще более странных па-рапсихических способностях... Но Брикенридж сам назвал все эти вздорные слухи галиматьей. И Вартон придерживался того же мнения. В свое время он слышал о множестве чудес, которые на поверку оказывались пустыми россказнями. Богатое воображение некоторых космонавтов нередко наделяло представителей малоизвестных цивилизаций сверхъестественными силами, а потом, по мере налаживания контактов, все становилось на свои места.

Вартон вновь нажал на кнопку.

— Лейтенанта Кросли ко мне. И поскорее,— приказал он появившемуся дежурному.

Пять минут спустя лейтенант вошел в кабинет. Уже наступили сумерки. Лицо Кросли было бледнее обычного и выражало тревогу. Недавний выпускник академии, он только-только разменял третий десяток.

— У нас возникли некоторые осложнения, лейтенант,— сказал Вартон, наклонившись вперед.— Кстати, я записываю наш разговор на пленку.

Кросли кивнул.

— Сегодня днем я послал Брикенриджа к инопланетному звездолету, чтобы передать наш ультиматум. Я просил подчеркнуть, что они должны улететь не позднее чем через три часа после этого, иначе я открою огонь. Вместо того он разрешил им остаться до завершения их экспериментов. А теперь заявляет, что действовал согласно моим инструкциям.

51
{"b":"201202","o":1}