ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пеллуцидар, расположенный на материке, был тоже пуст. Мориси провел в нем четыре дня. Он побывал в висящих над морем садах, в знаменитой концертной Колоннаде, наблюдая за ходом светила с вершины Хрустальной пирамиды. В этот последний вечер над ним густым потоком плыли шары, сотни шаров направлялись в сторону океана. Ему мерещилось, будто он слышит мягкий и нежный голос, зовущий его: «Я Надя. Иди ко мне. Здесь вечность. Поднимайся к нам, любовь моя. Я Надя».

Было ли это только плодом его воображения? Ахьи умеют соблазнять. Они взывали к Наде, и в конце концов Надя ушла к ним. Ушел Браннум. Ушли тысячи. Он и сам чувствовал это притяжение, и оно было совершенно реальным. На какое-то мгновение он был готов поддаться искушению. Вместо гибели в катастрофе ему предлагали нечто вроде вечной жизни. Кто знает, что в самом деле предлагают шары? Полное растворение, отказ от собственного «я», трансцендентальное блаженство — или это только иллюзия, выдумка, и уходивших не ждало ничего, кроме быстрой смерти в ледяной пустыне?

«Иди ко мне. Иди ко мне».

Как бы там ни было, подумал он, это мир и покой.

«Я Надя. Иди ко мне».

Мориси долго смотрел на проплывающие над головой овальные силуэты, и шепот в его мозгу поднимался до крика.

Он тряхнул головой. Симбиоз с космической вечностью не для него. Он не покинул Медею тогда и не сделает этого сейчас. Он личность, и, даже покидая этот мир, он останется личностью.

Только тогда, и не раньше, шарам достанется его душа. Если вообще она будет нужна им.

До катастрофы оставалось девять недель и один день, когда Мориси прилетел в изнемогающий от зноя Энрике, расположенный на экваторе. Город был знаменит легендарной роскошью своего отеля «Люкс». Мориси расположился в самых шикарных апартаментах, и не было никого, кто бы мог ему помешать. Кондиционеры работали по-прежнему, бар был полон припасов, за посадками вокруг отеля ухаживали четверо садовников-факсов, которые не имели понятия, куда делись их хозяева. Исполнительные сервомеханизмы обслуживали Мориси с изысканной элегантностью, которая в старые времена обошлась бы ему в месячный доход. Прогуливаясь по молчаливому и пустынному саду, он думал, как прекрасно было бы пожить здесь с Надей, Полом и Даниел. Сегодня вся эта роскошь казалась ему бессмысленной.

Но был ли он в самом деле один? И в первую ночь, что он провел в отеле, и в следующую в густом пряном ночном воздухе ему слышался смех. Факсы не смеются. И шары тоже.

Утром третьего дня, стоя на веранде своего девяностого этажа, в кустах на краю лужайки он заметил какое-то движение. Пять, семь, дюжина двуногих факсов-самцов пробирались сквозь кусты. И вдруг — человеческая фигура! Бледная кожа, голые ноги, длинные развевающиеся волосы! Преследуемая факсами, она со смехом бежала меж деревьев.

— Алло! — крикнул Мориси.— Эй! Я здесь, наверху!

Он кинулся вниз и весь день обшаривал сад вокруг отеля. Мельком ему удалось увидеть в отдалении очертания беснующихся фигур. Он кричал им, но они не подали виду, что слышат.

В конторе отеля Мориси нашел кубики включил его. Он увидел молодую темноволосую женщину с маленькими испуганными глазами.

— Что, землетрясение уже настало? — спросила она.

— Еще нет.

— Я бы хотела тогда быть где-нибудь поблизости. Чтобы увидеть, как этот вонючий отель рассыплется на миллион кусков.

— Куда вы ушли? — спросил Мориси.

Она хихикнула.

— В заросли — куда же еще. Играть с факсами. Пусть они за мной охотятся.— Ее лицо вспыхнуло.— Перепутать гены — это горячая штука. Я с факсами и факсы со мной. Не хотите ли присоединиться к нам? Кто бы вы ни были.

Мориси подумал, что он должен быть шокирован. Но он не испытывал возмущения. Ему уже доводилось слышать нечто подобное. Ему было известно, что в последние годы перед катаклизмом одни колонисты совершали исход на Землю, другие объединялись с коллективным разумом ахьев, а третьи обращались к простой животной жизни. Почему бы и нет? У каждого, кто родился на Медее, основной набор земных генов был дополнен чужеродным. Колонисты в полной мере походили на людей, но несли в себе и что-то от шаров и факсов. Без такой рекомбинации генов колония никогда бы не выжила, ибо земная жизнь была несовместима с условиями Медеи, и только путем тонкой генной инженерии удалось создать расу, которая смогла преодолеть враждебное биологическое окружение. Вот почему с приходом смутного времени немало колонистов просто сбросили одежды и удалились в леса, чтобы жить там бок о бок с факсами, своими дальними братьями и сестрами. И так ли это плохо, думал он, если вместо панического бегства на Землю осознать свою индивидуальность и слиться с шарами? Так ли уж важно, какой путь ты избираешь? Но Мориси не собирался бежать. И меньше всего в джунгли к факсам.

Он направился на север. В Катамаунте мэр города, кубик которого он нашел, сказал ему:

— Все внезапно уехали в День тумана, и я за ними. Здесь никого не осталось.

В Желтых Листьях биолог в кубике рассуждал о генетике, об усилении чуждых генов. В Сенди-Мишиго Мориси не нашел ни одного кубика, но на центральной площади обнаружил около двадцати скелетов, в беспорядке валявшихся посреди широкой центральной площади. Массовое жертвоприношение? Массовое убийство в последние часы существования города? Он собрал кости и похоронил их в сырой рыхлой земле цвета охры. Это заняло у него целый день. Затем он полетел от города к городу дальше вдоль береговой линии.

И где бы он ни останавливался, всюду видел одно и то же — ни следа людей, только шары, плывущие к морю, и факсы, уходящие в глубь материка. Всюду, где ему попадались кубики, он беседовал с их «обитателями», но они мало что могли сообщить ему. Никого не осталось, говорили они. Люди возвращались на

Землю, соединялись с шарами, удалялись в заросли — так или иначе, но уходили, уходили, уходили. Какой смысл слоняться в ожидании конца, в ожидании великого сотрясения?

Мы подавили этот мир, думал Мориси. Мы пришли в него, мы строили наши маленькие исследовательские станции, мы в изумлении смотрели на блистающие небеса и на плывущие по ним солнца, на удивительных созданий, живущих здесь. И мы превратились в жителей Медеи и превратили планету в некое сумасшедшее подобие Земли. Тысячелетие мы селились вдоль берегов — только они подходили для нашего образа жизни. Так мало-помалу мы потеряли представление о цели нашего прихода сюда, которая заключалась в одном — изучать. Но мы все равно остались. Мы просто остались. Мы губили все вокруг себя. А когда обнаружили, что все тщетно, что одно могучее движение плеч этого мира стряхнет нас, перепугавшись, мы стали уносить ноги. Грустно, подумал он. Грустно и глупо.

Он пробыл в Арке несколько дней и совершил путешествие через горячую мрачную пустыню, которая поднималась к Олимпу. До катастрофы оставалось семь недель и один день. На первой тысяче километров своего пути он по-прежнему видел стоянки факсов, медленно прокладывающих путь через Горячие Земли. Почему они позволили, размышлял он, отнять у себя мир? Ведь они могли сопротивляться. Они могли вымотать нас в первые же месяцы. Вместо этого они позволили нам расположиться среди них, позволили, чтобы мы превратили их в забаву, в рабов и лакеев. Факсы наблюдали, как мы осваивали самые плодородные участки, но что бы ни думали о нас эти удивительные существа, они держали свои мысли при себе. Мы даже не знаем, как они сами называли Медею, подумал Мориси. Это говорит о том, как мало они доверяли нам. Но они терпели нас. Почему?

Плоскогорье под ним уже пылало жаром, словно кузнечный горн, мрачное пространство было испятнано красным, желтым, оранжевым, и факсов больше не было видно. Предгорья Олимпа вспучивали пустыню. Он увидел, как черный клык вершины поднимается к тяжелому, нависшему небу, которое почти целиком заполняла масса Арго. Мориси не осмелился приближаться к горе. Святыня факсов сулила опасность. Бешеные горячие потоки воздуха могли подхватить его флиттер и швырнуть вниз, будто бабочку, а он еще не готов был к смерти.

97
{"b":"201202","o":1}