ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гален мгновение созерцал разбушевавшуюся колдунью угрюмым взором. Но вот плечи его расправились, он глубоко вдохнул:

— Я готов принять лишь те обвинения, коих заслуживаю.

Агата миг стояла с раскрытым ртом.

— Ты признаешься в этом! — Но еще мгновение погодя она горько усмехнулась: — О нет, он хочет сказать лишь о том, что спасал мне жизнь более шести раз и потому его вина в том, что я жива и проклинаю его.— Она гордо подняла голову, глаза ее сверкали.— Но знайте же, что он слаб, ибо он ничего не может с собою поделать и выручает ведьм из беды. Это в природе его — его, который твердит, что ему нет дела ни до одной ведьмы и ни до одного крестьянина. И все же он наш хранитель, наш спаситель — всех ведьм в Грамерае. Ибо, когда одной из нас суждена погибель, в нем пробуждается совесть, и воля его слабнет, и совесть будит его среди ночи страшными снами. О, гибель крестьянина или благородного господина вынести он может, ибо они с радостью сожгли бы его на костре, но он не может отказать в помощи ведьме, которая никогда не делала ему ничего дурного. Он помогал нам сто раз и более того.— Агата отвернулась.— Можете считать его добродетельным и сострадательным, если вам так угодно, но мне лучше знать, каков он на самом деле.

— Все так, как она говорит,— гордо проговорил старик.— Я никого не люблю, и никто не любит меня. Я никому ничего не должен. Я — сам по себе.

Агата презрительно расхохоталась.

— А-а-а… Ну да,— смущенно пробормотал Род. Похоже, перепалка пошла на убыль, и Роду очень хотелось убраться до того, как она возобновится.

И поскольку Гален на глазах мрачнел, Род решил поторопить события.

— Ну что ж… примите нашу благодарность за своевременное спасение, Гален,— сказал он.— Но теперь, уж вы нас извините, нам пора вернуться в Раннимед — верно, Гвен? — Тут он умолк и, сдвинув брови, уставился на старика.— Я так понимаю, что вы думали о том, чтобы отправиться с нами?

Агата медленно подняла голову. В глазах ее пылали уголья.

— Я благодарю вас за ту доброту, с которой вы предлагаете мне свое гостеприимство,— сказал старый чародей голосом, полным скрытой иронии.— Однако с большим прискорбием я вынужден отказаться от вашего предложения.

— О, с прискорбием, подумать только! — фыркнула Агата.— Не знаю другого человека, который бы так умел скорбеть. Ибо мою скорбь ты обратил во грех! — Она развернулась к Роду и Гве-ну,— Но не страшитесь, ваш народ не останется без помощи! Еще жива хотя бы одна старая колдунья, владеющая древним искусством, и она не покинет своих соотечественников в час великой опасности! Она еще жива, и пусть этот дряхлый старикашка,— она вскинула голову и устремила на Галена полный презрения взгляд,— стоит сложа руки и смотрит на то, как враги порабощают его народ, пусть! С вами будет сила, равная его силе, и она сохранит нашу страну.— Она протянула руку,— Возьмите меня с собой, и давайте поскорее уйдем отсюда, ибо меня тошнит от присутствия этого старикашки! Он ни о ком не думает, кроме себя самого.

— А ты — нет? — взорвался Гален, пожирая взглядом старуху,— Разве не о себе одной ты думала, когда решилась претворить в жизнь свою мечту о ребенке, которого у тебя никогда не было?

Агата вздрогнула и обернулась, готовая осыпать Галена новой порцией оскорблений, но Гален царственно воздел руку и нараспев проговорил:

— Отправляйтесь теперь же в Раннимед!

Полыхнуло белое сияние — обжигающее, слепящее.

Проморгавшись, Род увидел и почувствовал, что в его объятиях — Гвен, и это его очень приободрило. Не так просто пережить вспышку сверхновой!

Не без труда Род разглядел Агату. Та, дрожа, прижималась к стене — серой гранитной стене.

И еще он увидел высокий потолок и стропила и горстку юных ведьм и колдунов, что стояли кружком возле нежданных гостей, раскрыв рты.

В следующее мгновение на прибывших посыпался град вопросов.

«Мы дома»,— понял Род. Судя по всему, они оказались в Ведьминой башне Раннимедского замка.

Он гадал: а что бы могло случиться, если бы Гален не на шутку разозлился и послал кого-то к чертям?

Один из юных колдунов шагнул ближе и опустился на одно колено:

— Лорд Чародей! Где же ты был?

— У Галена, в Темной башне,— тяжело дыша, ответил Род. В ответ все дружно ахнули,— Насчет же того, как мы попали сюда,— что ж, он просто отправил нас домой.

Подростки обменялись взглядами.

— Мы способны по своей воле переноситься с места на место,— сказал один из колдунов,— но никто из нас не может сделать такого с другим.

— Ну… Гален все-таки немного постарше вас, вот и освоил кое-какие фокусы.— На самом деле Род гадал, не является ли такой способ транспортировки еще одним новым проявлением экстрасенсорных способностей? Что ж, он давно был готов к любым сюрпризам.— Тебя зовут Альвин, верно?

— Да, меня так зовут, лорд Чародей.

Род потер глаза.

— Мне помнится, что как раз перед тем, как я пустился на поиск Гвен, что-то такое говорили о нападении зверолюдей?

— О да, милорд. Три первых длинных лодки были только авангардом. За ними пришло еще столько судов, что море почернело. Целый флот.

— Флот? — Род окончательно оправился от сонливости,— И сколько же их?

— Войско,— ответила девочка, стоявшая позади Альвина.— Иначе и не назовешь.

Род, покачиваясь, поднялся на ноги, огляделся по сторонам. Разглядев огромного черного коня, стоявшего на жестко выпрямленных ногах, понурившись, Род побрел к нему, подвел руку под его голову. Голова приподнялась, конь взглянул на хозяина.

— Припадка нет?

— На самом деле — нет,— прозвучал у него за ухом голос робота,— Я умею распознавать приближение припадков. Следовательно, волнение мое было не настолько велико, чтобы вызвать припадок.

— Стало быть,— осторожно проговорил Род,— ты пребывал в трезвой памяти во все время нашего путешествия.

Конь поднял голову выше:

— Да. Я… записал… записал все… Я должен прокрутить запись… очень медленно… но позже… позже…

— А просто так, своими словами, что, на твой взгляд, произошло? Ну, так, на уровне догадки.

— Предварительный анализ указывает на то, что мы прошли через другое измерение.— Все тело Векса содрогнулось.— По крайней мере я надеюсь, что впоследствии опишу это именно таким образом.

— Ясно,— кивнул Род и проглотил подступивший к горлу ком.— Ладно… Отложим описание на потом, договорились? — Он вставил ногу в стремя и запрыгнул в седло,— Нам нужно как можно скорее добраться до побережья. Так где они высадились, Альвин?

— В устье реки Флеве, милорд. Нас оставили в резерве, но пока никто не звал нас.

Род более пристально присмотрелся к горстке юных ведьм и колдунов и понял, что здесь нет ни одного старше четырнадцати. Понятно, почему их никто не звал. Вот если бы позвали, тогда можно было бы заключить, что дела пошли из рук вон плохо. Род кивнул:

— До Флеве не так далеко. Я еще могу поспеть.— Он наклонился и торопливо поцеловал Гвен.— Храни домашний очаг, любимая. А как только немного передохнешь, прилетай, поможешь мне.— Он выпрямился и пришпорил Векса. Черный конь рысцой направился к дверному проему, ворча:

— Род, притолока слишком низкая.

— Ну так я пригнусь. Вперед и вверх, стальной скакун! Погнали!

— Ты забыл сказать: «По коням!» — напомнил ему Векс.

Векс мчался по дороге на юг легким, неустанным, равномерным аллюром, позволявшим Роду чувствовать себя так, словно он посиживает в кресле-качалке. Такое было под силу только ко-ню-роботу. Род наслаждался этой скачкой.

— Конечно,— сказал он,— не исключено, что этот обновленец — то самое, чем кажется, и не более того: всего лишь обычный невротик, безудержный религиозный фанатик. Но почему-то я в этом сомневаюсь — сам не знаю почему.

— Возможно, случайное совпадение,— согласился Векс,— но маловероятно.

— Особенно потому, что его деятельность совершенно замечательно ослабляет боевую мощь — замечательно для зверолюдей, я хотел сказать. Почему бы еще он взял да и начал операцию именно сейчас? Он ведь наверняка начал проповедовать за неделю, а то и за две до того, как Катарина отправилась в поездку по стране. В противном случае у нас было бы хотя бы несколько добровольцев.

117
{"b":"201204","o":1}