ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Этого хватило.

Род поднял голову. Рядом с ним стоял брат Чильде. Его глаза сверкали.

— Ваша супруга, милорд, и ее почтенная спутница сдержали злые чары зверолюдей, и этого хватило на нужный срок.

— На нужный срок — для чего?

— Для того чтобы король Туан отступил вверх по склону с остатками войска и успел уйти так далеко, что зверолюди не отважились их преследовать. О нет, они остались внизу и стали рыть могилы.

— Свои или наши? — вздохнул Род. Он поспешно встал, пожал на прощание руку Гвен и торопливо подошел к краю вершины холма.

В ста футах внизу река, близившаяся к впадению в море, делала длинную, плавную излучину. Формой эта излучина напоминала лук, а зверолюди снабжали этот лук тетивой. Они действительно копали, но не могилы, а ров и вал — оборонительную линию. Они вот-вот должны были закончить земляные работы. Род выругался. Им теперь придется здорово попотеть, чтобы выкурить зверолюдей из этих окопов!

А потом он увидел, что лежало по ближнюю к холму сторону вала — неровный ряд окровавленных тел в королевской военной форме.

Род снова выругался и процедил сквозь зубы:

— Они наверняка заранее задумали это. Наверняка. Кто-то должен был мысленно подсказать Гвен идею посетить старуху Агату, и кто-то должен был именно в это время подослать к пещере этого полоумного проповедника. Именно тогда — чтобы выманить меня, чтобы меня не было здесь! Проклятье!

— Не суди себя так строго, лорд Чародей,— прозвучал рядом усталый голос Туана.— Не из-за того мы проиграли, что тебя не было с нами.

— О? — зыркнул на него Род.— Из-за чего же?

Туан вздохнул:

— Из-за могущества их бога Кобольда, нравится нам это или нет.

— Нет! — Род отвернулся и устремил полный гнева взгляд на берег.— Конечно нет! Этот их Кобольд — наверняка всего лишь какой-нибудь деревянный идол, Туан! Это суеверие, чистой воды суеверие!

— Думай как хочешь,— пожал плечами Туан.— Тогда, стало быть, все дело в Оке Зла зверолюдей. Мы не предполагали, что его сила настолько велика, и тем не менее оно подчинило себе разум наших ведьм и колдунов и обратило воинов в неподвижные статуи, сделав легкой добычей зверолюдей.

— Все из-за молнии,— глухо проворчала Агата.

Туан, нахмурившись, обернулся к ней:

— Кто такая эта добродетельная дама, лорд Чародей? Мы многим обязаны ей, однако я не ведаю ее имени.

— Не ведаете, поскольку она не была вам представлена. Она… как бы это выразиться… в некотором роде знаменита.

Агата скривилась от пульсирующей головной боли.

— Да не стесняйтесь вы, лорд Чародей. Говорите прямо, как бы страшно это ни звучало. Ваше величество, я — Злючка Агата.

Она склонила голову в попытке изобразить учтивый поклон.

Туан вытаращил глаза, а Род вдруг понял, что король еще так молод, что наверняка не забыл сказок, которые ему рассказывали в детстве. Однако уж чего-чего, а храбрости Туану всегда было не занимать: он заставил себя улыбнуться, вдохнул поглубже, расправил плечи и шагнул к старухе.

— Я должен возблагодарить вас, почтенная дама, ибо без вас мои воины и я сам обратились бы в груды мяса.

Агата, прищурившись, взглянула на короля и медленно улыбнулась.

— Голова у меня трещит от боли и все тело ломит и ноет, однако я готова снова оказать любую услугу за такое учтивое выражение благодарности.— Улыбка ее угасла,— Да и без благодарности готова, ибо сердце мое преисполняется радости от того, что я таки спасла сегодня хоть несколько жизней.

Туан на миг задержал на ней взгляд.

Затем он кашлянул и обернулся к Роду:

— Как же это, лорд Чародей? Я думал, что самые древние из колдуний страшные и злобные и ненавидят всех людей на свете.

— Как выяснилось, эта не такова,— медленно проговорил Род.— Ненавидела она только то, как с нею обходились люди.

— О, будет тебе языком молоть! — вскипела Агата.— Ненавижу я и всех мужчин, и всех женщин, так и есть — только когда они не со мной рядом, ваше величество.

Туан посмотрел на колдунью сверкающими глазами:

— Да благословит тебя Господь! И хвала небесам, что ты была здесь!

— И будь проклят я, что меня тут не было! — буркнул Род, глядя на окопавшихся зверолюдей.

— Ну вот, ты снова об этом! — в отчаянии вскричал Туан.— Да что с тобой, лорд Чародей? Почему ты говоришь, что тебя не было здесь, когда ты воистину был здесь и сражался так же храбро, как все прочие, и даже храбрее многих!

Род замер.

Развернулся:

— Что?!

— Ты вправду был здесь,— решительно изрек Туан.— Ты дрался в бою, и зверолюди не могли остановить тебя и заставить окаменеть.

— О да, не могли! — подхватил брат Чильде, сияя.— Вы подлинным смерчем сокрушали их ряды и пламенным мечом своим разили врагов наповал одного за другим! Пятерых вы укладывали одним ударом! Вы вступали в схватку с целой шеренгой врагов и сокрушали их! Это вы вселили отвагу в сердца воинов наших, это вы сделали так, что их отступление не обратилось в паническое бегство.

— Но… это невозможно! Я…

— Все было так, как он говорит, господин мой,— негромко, но уверенно подтвердила Гвен.— С вершины холма мне хорошо было видно поле боя. Именно ты вел воинов вперед, как и говорит этот добрый брат.

Род в ужасе смотрел на жену. Если бы она не узнала его, то кто бы вообще мог его узнать?

Он отвернулся и поспешил вниз по склону холма.

— Постой, лорд Чародей! — окликнул его Туан и догнал его.— Что ты хочешь отыскать?

— Свидетеля,— проворчал Род.— Даже Гвен с такого расстояния могла обознаться.

Он остановился возле группы воинов, пристроившихся за скалой.

— Послушай, воин!

Светловолосый взъерошенный воин, прикладывавший к раненой руке кусок чистой тряпицы, поднял голову.

Род опустился на одно колено и осторожно отнял тряпицу от раны. Воин вскрикнул от боли. Род взглянул на него, и сердце у него заныло. Совсем мальчик! Он перевел взгляд на рану и внимательно осмотрел ее.

— Хорошо бы бренди…— Он взглянул на Туана.

— Есть немного,— проскрипел зубами юный воин.

Род опустил взгляд и увидел бутылку. Взяв ее, он вылил немного спиртного на рану. Воин охнул и заскрежетал зубами от боли. Род рванул на груди дублет и оторвал от рубахи полоску ткани. Наложив на рану кусок ткани, он принялся перевязывать ее.

— Крови ты потерял много, но ранена только мышца. Потом придется наложить шов,— Он посмотрел на юного воина,— Знаешь, кто я такой?

Воин кивнул:

— Да. Ты лорд Великий Чародей.

Род склонил голову.

— Ты раньше меня видел?

— О да! Вы стояли рядом со мною в бою! Совсем рядом — как сейчас!

Род пристально взглянул в глаза юноши:

— А ты не ошибаешься? То есть… Ты в этом точно уверен?

— Еще как уверен! Если бы я вас не видел, я бы развернулся и дал деру!

Глаза его округлились, он быстро оглянулся на товарищей и покраснел. Те только закивали в ответ.

— Не вини себя,— потрепал юношу по плечу Туан,— Любой бы мог бежать с поля боя в таком сражении.

Юный воин поднял глаза, увидел, что рядом с ним стоит король, и чуть было не лишился чувств.

Род схватил его за плечо:

— Значит, ты меня видел. Ты в самом деле меня видел.

— Конечно, видел, милорд.— Он опустил глаза, нахмурился.— И все же… это странно.

— Странно? — сдвинул брови Род.— Почему?

Юный воин прикусил гyбy. И вдруг он затараторил:

— В битве вы казались выше ростом — чуть ли не на голову! Готов поклясться: вы возвышались надо всеми воинами! И еще вы как бы… светились!

Род задержал взгляд на лице солдата и продолжил перевязку.

— Да, но ведь ты знаешь, как это бывает — в пылу сражения и всякое такое… Все кажется больше, чем на самом деле, а особенно когда человек верхом на коне.

— Верно,— согласился воин.— Вы были верхом.

— Точно,— кивнул Род и схитрил: — На здоровенном гнедом жеребце.

— Нет, милорд,— нахмурился юноша.— Конь у вас был черный как сажа.

— Успокойся, Род,— прозвучал за ухом у Рода негромкий голос Векса.— Ты в себе.

119
{"b":"201204","o":1}