ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зазвучал голос — плоский и тихий, почти шепот:

— Неужто ты настолько изнемог от жизни, что явился в клетку к оборотням?

Род выпучил глаза:

— Ты… оборотень?

А почему бы, собственно, и нет? Если тут существовали эльфы, то…

Род нахмурился.

— В клетку? — Он придирчиво оглядел окрестности.— А по мне — так тут полная воля, гуляй — не хочу.

— Эту рощу окружает магическая стена,— прошипел оборотень,— Это тюрьма, в которую меня засадил Маленький Народец. Засадили, а кормить как положено не кормят, гады.

— Вот как? — Род искоса глянул на оборотня.— А «как положено» — это как?

— Сырым мясом,— оскалился оборотень и продемонстрировал полный рот клыков.— Сырым мясом и кровью, чтоб это мясо запивать.

У Рода не то что мурашки по спине побежали — по ней словно протопали сотни маленьких ножек.

— Давай договаривайся со своим богом,— посоветовал Роду оборотень.— Ибо твой час пробил.

Тыльные стороны ладоней страшилища вмиг поросли густой шерстью, ногти удлинились и превратились в острые крючковатые когти. Лоб и щеки тоже покрылись шерстью, нос, рот и подбородок слились и выпятились, обратившись в волчью морду. Уши переехали на макушку, встали торчком, заострились.

Оборотень сбросил темный балахон. Теперь все его тело было покрыто серебристой шерстью, а ноги превратились в задние лапы.

Он встал на все четыре. Плечи у него вжались, а предплечья, наоборот, удлинились — руки стали передними лапами. Появился и пушистый длинный хвост.

Серебристый волчище прижался к земле, угрожающе зарычал и прыгнул.

Род увернулся, но волк ухитрился в прыжке изменить курс, и его зубы разорвали руку Рода от локтя до запястья.

Приземлившись, волк развернулся, издав радостный вой. Собрался для нового прыжка, высунул язык и снова прыгнул на Рода. Род пригнулся, припал на одно колено, но волк скорректировал траекторию полета и упал прямехонько на спину человеку. Задние лапы сомкнулись на груди Рода, могучие челюсти были готовы вцепиться в спину.

Род с трудом поднялся на ноги, резко наклонился к земле и, изо всех сил упершись плечами в брюхо волка, толчком сбросил его с себя. Волк полетел кувырком, но успел-таки разодрать Роду спину.

Чудище упало на землю вверх лапами, сильно ударилось и взвыло от боли. Затем волк вновь встал на четыре лапы и принялся ходить вокруг Рода, кровожадно рыча.

Род разворачивался, стараясь держаться лицом к волку. Как же с ними положено сражаться, с этими оборотнями? Векс бы подсказал, но Векс был не в порядке.

Волк рыкнул и бросился к Роду, целясь клыками в его глотку.

Род пригнулся пониже и выбросил вперед распрямленную руку. Его вытянутые пальцы угодили волку аккурат в солнечное сплетение.

Род отскочил назад и принял борцовскую стойку. Волчара рвал когтями землю, переводя дух и собираясь с силами для продолжения атаки. Род кружил возле него, всей душой надеясь на удачу.

Как же одолеть оборотня?

Наверное, пригодились бы волчьи ягоды.

Но Род ни за что не сумел бы отличить волчьи ягоды от ядовитого плюща без ботанического справочника-определителя.

Волк хрипло вздохнул и встал на задние лапы, зарычал и принялся обходить Рода по кругу, ожидая, когда тот раскроется.

«Хороша тактика»,— выругал себя Род и изменил направление, пошел по часовой стрелке, намереваясь обойти волка и подобраться к тому сзади.

Волк прыгнул.

Род отскочил в сторону и влепил волку в нижнюю челюсть, но волчище вцепился клыками в его кулак.

Род взвыл от боли и пнул зверюгу ногой в брюхо. Чудище задохнулось и выпустило руку Рода. Клыкастые челюсти судорожно хватали воздух.

Серебряные пули. Химическое оружие вышло из употребления тысячи лет назад. ДДТ отменил серебряный стандарт сравнительно недавно.

Распятие. Род принял твердое решение в ближайшее время обратиться к религии. Нужно же было иметь хоть какое-то хобби.

Тем временем его лохматый приятель собрался с силами. Волк оттолкнулся от земли задними лапами и прыгнул.

Род шагнул в сторону, но волк, похоже, предвидел такой маневр и потому упал на грудь Роду. Его роняющие слюну клыки тянулись к сонной артерии.

Род упал на спину, согнул ноги в коленях, уперся ступнями в брюхо волка и изо всех сил оттолкнул оборотня. Волк отлетел и шмякнулся оземь, не успев выставить лапы.

Чего они еще не любят, оборотни эти, будь они трижды прокляты?

Чеснок!

Род закружил возле волка, шаря в кошеле — там у него лежал кусок чесночной колбаски, припасенный после ужина на постоялом дворе.

Волк раззявил пасть и громко чихнул.

Род сунул колбаску в рот и хорошенько разжевал.

Волк поднялся на лапы и издал мерзкий, весьма решительный рык. Лапы спружинили, чудовище вновь прыгнуло на свою жертву.

Род ухитрился ухватить зверюгу за передние лапы, покачнулся под весом тела врага и изо всех сил выдохнул в его мерзкую морду, после чего отпустил волка и отпрыгнул в сторону.

Волк покатился по земле, плюясь и кашляя, судорожно вдохнул и замер.

Вот он вытянулся, обмяк, потом снова медленно вытянулся… а в следующий миг на земле уже лежал долговязый тощий человек, зарывшись лицом в траву. Его обнаженное тело сотрясали судорожные, мучительные вздохи.

Род опустился на колени. Его спасла чесночная колбаска. Подумать только!

Возле его коленей зашелестела трава, и Род увидел смеющиеся глазки Робина Добряка.

— Если хочешь, можешь вернуться вместе с нами, Род Гэллоугласс, ибо наши тропы теперь и твои тропы. Теперь можешь ходить по ним без страха.

Род устало усмехнулся.

— Он ведь мог меня прикончить,— сказал он, указав на бесчувственное тело оборотня.

Пак покачал головой:

— Мы присматривали за вами и не позволили бы ни одному из вас погибнуть. Что же до твоих ран — мы их быстро излечим.

Род поднялся на ноги, недоверчиво качая головой.

— И потом,— добавил Пак,— мы ведь знали, что ты такой могущественный чародей, что непременно одолеешь его… если, конечно, ты добрый волшебник.

— Правда? — Род вздернул брови,— А если нет? Если бы я оказался злым?

— Тогда,— усмехнувшись, ответил Пак,— ты был бы с ним заодно, вы бы объединились против нас и стали бы замышлять, как вызволить его из плена.

— Ага,— Род задумчиво закусил губу,— Однако тем самым вы поставили бы себя в весьма деликатное положение.

— Вовсе нет,— снова усмехнулся Пак,— Колдовство десятка эльфов до сих пор ни разу не уступало колдовству двух злых колдунов.

— Понятно,— кивнул Род и потер подбородок.— Вы небось об заклад бились, да? Правда, предупредить меня вы ни о чем не могли. Ну так что, стало быть, одним тем, что я тут во тьме бился с оборотнем, я уже доказал вам, что я — хороший парень?

— Отчасти.

— Да? А что еще осталось?

— Видишь ли, Род Гэллоугласс, ты несколько раз приводил волка в беспомощное состояние, но не убивал его.

— А это доказывает, что у меня доброе сердце.

— Точно,— кивнул Пак,— и еще это доказывает, что ты настолько уверен в своем могуществе, что способен снизойти до милосердия. А вот это и есть самое веское доказательство того, что ты — добрый человек, но это же есть и еще более веское подтверждение того, что ты — чародей.

Род в отчаянии зажмурился. Сдерживаясь изо всех сил, он проговорил:

— Между прочим, все вышеупомянутое может означать, что я всего-навсего силен в боевых искусствах.

— Может,— не стал спорить Пак,— но одолел ты его все-таки колдовством.

Род вдохнул поглубже.

— Послушай,— сказал он осторожно,— я вовсе не чародей. И никогда чародеем не был. И не желаю я никаким чародеем быть. Я всего-навсего солдат-наемник, знающий пару-тройку хитрых фокусов.

— Несомненно, господин чародей,— весело подхватил Пак.— Не откажешься ли вернуться вместе с нами в пещеру? А потом мы проводим тебя в твою гостиницу.

— Ну ладно,— проворчал Род.

Но прежде чем покинуть поляну, он обернулся к беспомощной кучке костей и кожи — спящему оборотню.

12
{"b":"201204","o":1}