ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах, любезная госпожа, это так трудно, так непросто…— Герцог опечаленно покачал указательным пальцем.— Ведомо ли вам о длинной и высокой горной цепи на северо-востоке?

— О нет. Нас перенесли сюда злые чары,— мило улыбнулась Гвен.— Мы побывали только на лугу, где вы нашли нас, да на берегу озера чуть севернее от того места.

Севернее? Род мог об заклад побиться: они шли на север, а стало быть, в эту страну попали южнее луга!

— Так вы почти ничего не видели! — изумленно воскликнул Герцог. Кто же тут кому морочил голову? — И все же, поверьте мне, на северо-востоке возвышаются горы, и они заслоняют восьмую часть этой страны. Именно туда бежал лорд Керн, там он пытается собрать разбойничью шайку, чтобы с ее помощью свергнуть короля. Я не могу пробиться к нему через эти горы, ибо он перегородил единственный перевал, который достаточно широк для того, чтобы по нему могло пройти войско, а перегородил он его с помощью злых чар.

— Но ведь это означает, что он и сам заперт там! — обрадован-но воскликнула Гвен.

Ее восторг явно удивил герцога, но он скрыл удивление.

— Д-а-а-а… Так и есть, прекрасная леди, ибо стоит ему только снять свои чары, как мои войска немедленно ринутся на него!

У придворного, сидевшего напротив, снова возникли сложности с проглатыванием пищи.

— Однако,— продолжал герцог,— у его владений есть выход к морю, и он пробовал высадить свои отряды на наше побережье.

— Но вы отразили его нападение?

— Отразил,— хвастливо отозвался герцог.— У меня самые лучшие корабли, и они тем более хороши, когда ими командую я.

Придворный поспешно потянулся за кубком с вином.

— Вот так все происходит уже три долгих года.— Герцог развел руками.— Ни он не может выйти из своего логова, ни я не могу проникнуть к нему, дабы освободить тех несчастных, что томятся под его игом. Однако время идет, и мои добрые дела обретут зрелость, а его злые происки сгниют на корню. Мое войско прирастает день ото дня, и кораблей у меня становится все больше. И когда пробьет мой день и час, я ударю по нему с моря и сотру его в прах! И тогда наша страна вновь станет единой и будет целиком принадлежать Элидору, когда он вступит в пору зрелости.

Последнее восклицание дяди явно испугало юного короля. Гвен на миг задержала взгляд на мальчике и снова посмотрела на герцога.

— Ваш замысел прост, но благороден, милорд. Вы верно поступаете, что тянете время. Поспешишь, как говорится,— людей насмешишь.

— Славно сказано, славно.— Герцог откинулся на спинку стула.— Вы — редкая женщина, леди. Никогда не встречал такого ума при такой красоте.

Род был готов возмутиться, но Гвен под столом наступила ему на ногу, и он вымученно улыбнулся.

— А мы счастливы, что попали в гости к такому мудрому и благоразумному хозяину и вдобавок — к столь щедрому на угощения!

Герцог небрежно взмахнул рукой.

— Мой стол — ваш стол, когда вы этого пожелаете. Однако не желаете ли вы отведать самого изысканного из моих угощений?

Рода это предложение застигло врасплох. Он непонимающе уставился на герцога.

— Будет вам, сударь,— кокетливо улыбнулась Гвен.— Разве вы уже не вполне отблагодарили нас за спасение вашего короля? Не лучшие ли яства на этом столе?

— О да, самые лучшие,— кивнул герцог,— но я говорю не о дичи и не о пирожных, но о сражениях.

— О…— Род медленно кивнул.— Вы говорите об этой благородной миссии? Освобождении северо-восточной части Тир Хлиса?

— Воистину об этом я и говорю,— Герцог потупил взор. От него почти осязаемо исходило напряжение. Наверное, так бы выглядел лев, к которому, сама того не ведая, совсем близко подошла антилопа.— Я ведь говорил вам о том, что в сражениях с этим злодеем мне грозят не только копья, но и злые чары. Как бы было славно, если бы на моей стороне оказались столь могущественные чародеи. Что скажете, лорд Гэллоугласс? Согласны ли вы разделить со мной эту трапезу и помочь королю Элидору?

— Это… Это удивительно заманчивое предложение,— промямлил Род и встретился взглядом с Гвен.— Правду сказать, мне и в голову не могло прийти ничего подобного. Мы-то собирались как можно скорее вернуться домой.

— Наверняка путь предстоит долгий и тяжелый,— подхватила Гвен.— По правде говоря, мы пока даже не понимаем, где лежит наша родная страна и далеко ли до нее.

— Можно было бы передохнуть немного,— согласился Род.— и, употребив некоторое время, выяснить, где мы находимся.

Род посмотрел на герцога и увидел, что на него напряженно смотрит Элидор.

Но рядом с Родом сидел Магнус, вид у которого был совершенно безмятежный. Элидор взглянул на него и немного успокоился.

— Предложение действительно заманчивое,— признался Род герцогу,— но вы должны понять, милорд, что м… что я должен обдумать его целиком и полностью. Ответ я вам дам за завтраком.

— С нетерпением буду ждать вашего ответа,— улыбаясь, отозвался герцог.— Однако мы подзасиделись за столом. Час уже поздний, а вы, без сомнения, устали.

— Есть немного,— согласился Род.— Неплохо было бы выспаться в мягкой постели.

— Тогда прекратим же разговоры.— Герцог хлопнул в ладоши, и к нему поспешил слуга в блестящей ливрее,— Проводи этих добрых господ в их покои! — Герцог поднялся.— Мне тоже не мешает отдохнуть. День выдался утомительный. Элидор… ваше величество! Не откажетесь ли пойти со мной?

Элидор медленно встал. Вид у него был по-прежнему встревоженный, и все же в его взгляде была надежда.

Дядя цепко обнял мальчика за плечи. Элидор поежился и сдержал вскрик.

— Спать, спать, всем в постель! — нараспев промурлыкал герцог.— Всем доброй ночи!

 Глава десятая

— Амфибии?

Отец Эл, не веря собственным глазам, смотрел на экран, куда была выведена картинка с электронного телескопа.

— Я заметил пару настоящих ящериц, но они невелики.— Брат Чард покачал головой.— Простите, святой отец. Мы уже облетели эту планету четыре раза по четырем разным орбитам, и это — высшая форма жизни на каждом из здешних континентов.

— Значит, людьми населен только один-единственный остров, а вся остальная суша пребывает на стадии каменноугольного периода.— Отец Эл покачал головой.— Что ж… Если мы нуждались в убедительных доказательствах того, что перед нами — колония, а не случайное поселение, мы такие доказательства получили. Вы могли бы еще раз показать мне снимки этого острова, брат Чард?

Монах нажал на несколько клавиш, и на главном экране появился обширный остров, похожий на огромный необработанный изумруд, плавающий в синем море.

— Вот этот большой город — крупным планом, будьте добры,— негромко попросил отец Эл.

Крошечная проплешинка в густой зелени, расположенная чуть северо-западнее середины острова, начала разрастаться. Береговые линии ушли за края экрана. Проплешинка, увеличиваясь в размерах, превратилась в неправильную окружность, обросла другими вырубками.

— И в самом деле, тут только одно-единственное поселение, размерами сравнимое с городом,— отметил отец Эл.

Теперь экран заполнили крыши, появился шпиль церкви, башенки замка на холме к востоку от окраины города.

— Архитектура средневековая, святой отец. Раннетюдоровская, я бы так сказал.

— Да, но замок явно выстроен в стиле тринадцатого века. Готов побиться об заклад — почти точная копия замка Шато-Гайяр. А церковь — позднеготическая. Самое раннее — четырнадцатый век.

— Церковь! Это же собор! Почему он кажется мне таким знакомым?

— Возможно, потому, что вы видели изображения собора в Шартре. Ощущение такое, что особой оригинальностью первые колонисты не блистали.

Брат Чард нахмурился.

— Но если они поставили своей целью копирование архитектурных шедевров Терры, то почему же они не взяли все постройки из одного и того же архитектурного периода?

Отец Эл пожал плечами.

— А зачем? В каждом Векс архитектура рождала свои жемчужины. Несомненно, одним был больше по душе пятнадцатый век, другим — четырнадцатый, а третьим — тринадцатый. Если мы хорошенько поищем, брат, я думаю, мы здесь и романскую архитектуру отыщем.

167
{"b":"201204","o":1}