ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И у тебя всегда был этот… дар?

— О да, сколько себя помню.— По лицу девушки пробежала тень,—Да видно, и раньше, чем помню… Те добрые люда, что взрастили меня, говорили мне, что нашли меня, годовалую, брошенной в поле. Наверное, моя матушка пугалась, когда вокруг меня летали игрушки, как бы сами по себе, вот она и решила бросить меня голенькую в поле на жизнь или на погибель.

«Талант врожденный»,— заметил про себя отец Эл, хотя история девушки его опечалила. Предрассудки, жестокость — неужели они должны сопровождать по жизни этих несчастных одаренных людей?

— Как жестоко, как жестоко! — Священник огорченно покачал головой.— И какая только христианка могла решиться на такое?

— О, любая,— с грустной улыбкой отозвалась девушка,— И я не могу винить ее — ведь она наверняка подумала, что я одержима бесом.

Отец Эл сокрушенно тряхнул головой.

— Как мало эти бедные крестьяне просвещены в вере своей!

— О, я слыхала страшные истории,— печально проговорила девушка,— и в них, я знаю, есть доля правды. Случается, некоторые из тех, кто наделен колдовским даром, начинают поклоняться сатане, святой отец. Мне и самой как-то раз довелось повстречаться с таким, и счастье, что я сумела вовремя ноги унести. Однако их немного и живут они поодиночке.

— Молю Бога, чтобы и впредь не бывало иначе! — На самом деле отец Эл понимал, что большинство из этих злобных колдунов никакие не сатанисты.— Но ты так добра, девица. Стало быть, ты не злая колдунья. Ты предложила помощь бедному, измученному тяжкой дорогой монаху. Наверняка ты поняла, что я заблудился.

— Это верно,— не стала спорить девушка.— Я услыхала это в мыслях моих.

— Воистину дивно,— кивнул отец Эл.— И о таком даре я тоже слыхал, и все же, когда узнаешь об этом сам, поверить так трудно,— На самом деле у него уже голова шла кругом от впечатлений. Перед ним парила на метле девушка, обладавшая врожденной телепатией, способная ясно, четко читать чужие мысли! И это — без всякого обучения! — И много ли таких, как ты, девица?

— Нет, не так уж много. Не более тысячи.

— Ах,— печально проговорил отец Эл.— Но я надеюсь, что Святая Дева и Господь Бог умножат ваше число.

На сегодняшний день во всей Терранской сфере насчитывалось всего два полноценных телепата!

— Могу ли я помочь вам в вашем странствии, святой отец? Куда вы держите путь?

— Ищу Великого Чародея, девица.

Девушка весело засмеялась.

— Ой, так ведь его дом на другом краю королевства, святой отец! Пешком-то вам неделю добираться, ежели не больше!

Отец Эл понурился.

— О нет… дело у меня важное, и мне надо поторопиться!

Девушка растерялась, но затем смущенно проговорила:

— Ежели так, святой отец, то я могла бы отвезти вас туда на своей метле…

— Неужто и вправду ты могла бы? Да благословит тебя Бог, девица, ибо ты истинная христианка!

Девушка просто расцвела от его похвалы.

— Да что вы… Ничего ведь такого… Я бы двоих таких, как вы, могла бы без труда перенести в любое место. Однако должна предупредить вас, святой отец, это будет не слишком удобно…

— Мне все равно! — Отец Эл забежал за спину девушки и оседлал метлу.— О каком удобстве можно вести речи, когда судьба души человеческой поставлена на карту. Вези же меня! В путь!

Он и не заметил, как метла оторвалась от земли.

 Глава тринадцатая

Отпирание замков было женской работой, поскольку для этого требовался телекинез. Мальчики могли добиться того, чтобы замок исчез вообще, но заставить его открыться не могли.

— Пусть Корделия попробует. Надо же ей когда-то научиться? — Гвен подвела дочку к двери и поставила перед замочной скважиной.— Помни, милая, двигать засов нужно тихо-тихо. Наверняка герцог выставил за дверью стражников. Будет шум — они услышат.

— Эй, секундочку,— подняв руку, остановил жену Род.— Мы ведь точно не знаем, заперли нас или нет.

Гвен вздохнула, протянула руку и потянула на себя дверную ручку. Дверь не поддалась. Гвен кивнула.

— Ну, девочка моя, давай. Только осторожно.

Род встал у двери. Корделия сдвинула брови, пристально уставилась на замочную скважину, сосредоточилась. Род едва расслышал тишайший скрежет засова. Затем Гвен устремила взгляд на дверь, и та безмолвно отворилась.

Род ловко выскочил в коридор и обхватил согнутой в локте рукой горло того стражника, что стоял слева от двери, после чего заехал ему по макушке рукояткой кинжала. Стражник обмяк, Род осторожно опустил его на пол и обернулся, удивленный тем, что на него до сих пор не набросился второй стражник.

Перед его взором предстало следующее зрелище: стражник валялся на полу. Из-под его ног выкарабкивался Джефф. Магнус стоял над головой стражника и убирал в ножны кинжал, а Гвен смотрела на сына взглядом, полным любви.

Род кашлянул, покачал головой.

— Но как ты добился того, что он и не пикнул?

— Задержал воздух в его легких,— объяснил Магнус.— Теперь мне можно забрать Элидора, папа?

Род озадаченно потер подбородок.

— Честно говоря, не знаю. Ты мог бы телепортировать его откуда угодно, но уверен ли ты в том, что он окажется в итоге именно здесь?

Магнус нахмурился.

— Почти уверен.

— «Почти» в таком деле маловато, сынок. Может выйти так, что ты материализуешь его внутри стены или в пространстве между вселенными, если на то пошло.— Почему-то от этой мысли у него возникла пустота под ложечкой,— Нет, думаю, мы лучше по старинке его вызволим. В какой он стороне?

— Вон в той!

Магнус указал влево и вверх.

— Значит, лучше — по лестнице. Вперед.

— С вашего позволения, милорд,— поймала Рода за рукав Гвен.— Позвольте заметить, мой любезный супруг, если на нашем пути попадется стражник или даже случайный вельможа, может возникнуть шум.

Род обернулся:

— У тебя есть идея получше?

— К счастью, да.— Гвен посмотрела на Корделию.— Не могла бы ты пойти впереди нас, деточка,— вприпрыжку, напевая. Лишнего не говори. Ты как будто ищешь гардеробную и заблудилась.

Корделия с готовностью кивнула и запрыгала по коридору.

— Так,— пояснила Гвен,— будет лучше: тот, с кем она встретится, не поднимет шума, а спокойно поговорит с малышкой.

— А еще спокойнее он станет, когда до него доберемся мы.— Род озабоченно смотрел вслед дочери.— Может быть, мы уже пойдем, дорогая? Что-то мне не по себе от того, что она ушла одна-одинешенька.

— Подожди, пока она не повернула за угол.— Гвен взяла его под руку. Она тоже провожала взглядом Корделию. Девочка допрыгала до конца коридора и, весело напевая, повернула за угол.— Пошли! Впереди нее никого.

Семейство быстро зашагало по коридору, стремясь догнать невидимую Корделию. Было темно, вдоль стен горели факелы. Ближе к концу коридора Гвен остановилась и удержала Рода. Мальчики тоже остановились, повинуясь мысленному приказу матери.

— Она встретилась со стражником,— выдохнула Гвен.— Теперь тише!

Род прислушался и расслышал разговор:

— В гардеробную, сэр! Не скажете ли мне, как туда пройти?

— Во-он туда, красавица. Есть ведь гардеробная возле ваших покоев.

О! Вот оно как! Стало быть, все стражники до единого знают, куда поселили гостей.

— Что, правда, сэр? А нам никто и не сказал!

— Он мысленно ругается, а она заставила его повернуться! — прошептала Гвен.— Пошли!

Род на цыпочках повернул за угол. Один факел, второй, третий. За третьим факелом, подпрыгивая от нетерпения на месте, стояла Корделия, а перед ней, спиной к Роду, стоял здоровяк-стражник. Род бесшумно вынул из ножен кинжал и одним мягким прыжком оказался за спиной у стражника.

— А другие мужчины, одетые точно так же, как я, разве не стояли у вашей двери и не подсказали тебе дорогу?

— Да нет, добрый господин! — Взгляд Корделии был — сама невинность.— А что, должны были стоять?

— Непременно должны были! — Стражник начал поворачиваться,— Ну, давай я отведу тебя, что ли… О-о-ох!

174
{"b":"201204","o":1}