ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превращение. Из гусеницы в бабочку
Порядочная женщина
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Мы своих не бросаем
Русская литература: страсть и власть
Продам кота
Школа парижского шарма. Французские секреты любви, радости и необъяснимого обаяния
Неискренне ваш
Немного ненависти
A
A

Векс уселся наземь.

Пак надрывался от хохота.

Отец Эл с трудом выкарабкался. Он покачивался как пьяный.

— Пожалуй… надо… сменить тактику.

— Вот-вот,— ухмыльнулся Пак и подбоченился.— Ты уж лучше с ним по-хорошему, священничек.

Отец Эл хмуро смотрел на хобгоблина и припоминал прославленную любовь Пака к тому, чтобы дурачить смертных. Пожав плечами, монах обернулся к Вексу.

— Почему бы и нет? Положение — глупее не придумаешь, так почему не совершить еще одну глупость? — Он шагнул к коню.— Послушай-ка, Векс… Твоему хозяину грозит беда. А я, быть может, смог бы ему помочь.

Векс покачал головой.

Отец Эл вытаращил глаза. Если бы он не понимал, что это невозможно, он бы поклялся, что конь понял его.

Он сдвинул брови. Нет, это, конечно, всего лишь совпадение.

— Мы нашли письмо. Оно написано тысячу лет назад человеком, которого давным-давно нет в живых. Он предупредил нас о том, что в этом времени и в этом месте некий Род Гэллоугласс обретет величайшую магическую силу, когда-либо ведомую простым смертным.

Конь шагнул в сторону и повернул голову так, словно поманил священника.

Отец Эл не мигая смотрел на жеребца. Зажмурился, потряс головой, открыл глаза… Конь действительно звал его. Отец Эл беспомощно пожал плечами и пошел к Вексу, не обращая внимания на то, что Пак просто покатывался от хохота.

Векс остановился возле прогалины в траве и провел краем копыта по сырой земле. Отец Эл уставился на копыто. Его зазнобило от изумления и страха. На черной земле красовались три аккуратные заглавные буквы: КТО?

Отец Эл не спускал глаз с коня. Факты постепенно укладывались по полочкам у него в мозгу.

— Конь Великого Чародея… Ты тоже прибыл с ним с другой планеты?

Конь не мигая смотрел на священника. Ну да, он сказал: «с другой планеты». И выдал себя.

— Да, я тоже с другой планеты. Я из Ватикана, с Терры. А ты…

Неожиданно священник ударил кулаком в грудь коня.

Бон-н-нг! — зазвенела грудь.

— Ой! — вскрикнул отец Эл и принялся потирать ушибленные костяшки пальцев.

Пак, истерично хохоча, катался по земле.

Отец Эл кивнул.

— Весьма убедительная конская шкура, натянутая поверх металлического корпуса. А мозг у тебя компьютерный, верно?

Он пытливо смотрел на коня.

Векс медленно кивнул.

— Так…— Отец Эл выпрямился, упер руки в бока.— Можно считать, познакомились, правда? А теперь, позволь, я расскажу тебе все от начала до конца.

И рассказал — на современном английском. При упоминании об Ангусе Мак Аране конь вздернул голову. По всей видимости, какие-то контакты с создателем машины времени у Векса прежде были. Воодушевленный этим фактом, отец Эл продолжил повествование и рассказал о своей встрече с Йориком. Услышав это имя, Векс громко фыркнул. Отец Эл решил, что, будь он на месте коня, он бы отреагировал на упоминание о Йорике примерно так же.

— Следовательно, если Мак Аран прав,— развивал мысль отец Эл,— с Родом Гэллоуглассом должно что-то произойти, куда бы он ни попал,— что-то такое, в результате чего он приобретет некую могущественную силу, которая все время дремала внутри него. Какова бы ни была природа этой силы, его может постичь искушение воспользоваться ею во зло, и он этого даже не поймет. В конце концов, поступки, которые в момент их совершения представляются справедливыми — к примеру, месть,— в итоге приводят к духовному обнищанию и великому Злу.

Конь кивнул и принялся царапать по земле копытом. Отец Эл, затаив дыхание, следил за ним. На земле появились слова: ВЛАСТЬ ПАГУБНА.

Отец Эл ощутил сладостную дрожь. Похоже, его слова достигли цели!

— Да-да, вот именно! Так что ты должен понять: ему не помешает, если с ним рядом окажется особа духовного звания. Но я не просто священник. Я еще и антрополог и всю свою жизнь посвятил изучению магии.

Векс резко вскинул голову.

Отец Эл кивнул.

— Да. Это правда. Меня можно назвать теоретиком магии. Сам я ни одного чуда сотворить не в силах, но я знаю очень много о том, как это делают люди, владеющие магией! Так что, весьма вероятно, я сумею помочь твоему хозяину решить, как обойтись с новообретенной силой для того, чтобы он сам и все его семейство вернулись сюда.

Векс опустил голову и нацарапал на земле: НО ЕЩЕ ВЕРОЯТНЕЕ ТО, ЧТО ТЫ ТОЖЕ ПОТЕРЯЕШЬСЯ.

Отец Эл упрямо вздернул голову.

— Это моя забота. Я понимаю степень риска и добровольно иду на него. Игра стоит свеч, если я сумею помочь этому бедолаге и его семейству. Вероятно, смогу предотвратить духовную катастрофу. Тебе не приходило в голову, сколько ересей может расплодиться, если появится человек с подлинной магической силой?

Глаза коня на какое-то мгновение утратили осмысленное выражение. Отец Эл забеспокоился: немногие компьютеры имели в своих базах данных богословскую информацию. Но вот Векс снова устремил на него пытливый взгляд, и отец Эл поспешно проговорил:

— Так что, как ты понимаешь, у меня есть и свой личный интерес в том, чтобы спасти твоего хозяина. Получив верные наставления, он мог бы стать могучей опорой Церкви на этой планете. Будучи брошенным на произвол судьбы, он может впасть в искушения, пробуждаемые властью. Тогда он найдет способ вернуться сюда и станет во главе ереси, от которой сотрясется вся Терранская сфера. Мы не имеем права бросить его там, куда он попал.

Конь снова опустил голову и нацарапал копытом на земле:

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ОН ВЕРНУЛСЯ ЦЕЛЫМ И НЕВРЕДИМЫМ.

Отец Эл нахмурился, пытаясь понять, что вложил Векс в эту фразу, и искренне сожалел о том, что робот не наделен речью. В конце концов он понимающе кивнул.

— Ясно. Тебе все равно, кем он вернется — еретиком или святым, лишь бы вернулся. Но разве ты не понимаешь, что мои познания о магии могут поспособствовать его возвращению? Боюсь показаться нескромным, но шансы его возвращения с моей помощью возрастут во много раз.

Синтетические глаза коня-робота внимательно смотрели на отца Эла. Несколько минут показались священнику тысячелетием. Но вот наконец огромный конь кивнул, отвернулся и, махнув головой, поманил священника за собой.

— Глазам своим не верю! — возопил Пак.— Ты его уломал!

Отец Эл испустил вздох облегчения.

— Мне и самому не очень верится. Впервые в жизни я сумел договориться с компьютером.

Он вознес краткую благодарственную молитву святому Видикону и пошел за Вексом.

Черный конь вдруг встал и выжидательно оглянулся. Отец Эл затрусил, чтобы поскорее догнать его, но вскоре увидел выложенную на траве линию из камней и остановился. Порог? Врата? Куда они вели, эти врата?

Черный конь отступил в сторону.

Отец Эл взглянул на него, вдохнул поглубже и расправил плечи.

— Пожелай мне удачи. Кто знает, когда еще мне суждено будет увидеть разумное существо?

Чтобы не раздумать, отец Эл поспешно сделал шаг. Ничего не произошло. Еще шаг. Еще один…

…И вдруг он заметил, что стволы у деревьев — серебряные.

 Глава пятнадцатая

Гвен резко остановилась.

— Тссс!

— Ладно,— покладисто проговорил Род,— Никаких возражений.

— Да тише! Я что-то почувствовала, и это мне не нравится!

— Погоня? — уже всерьез осведомился Род.

Гвен хмуро покачала головой.

— Герцог Фуаден. Он с кем-то разговаривает, но с кем… От этого существа исходит угроза.— Она посмотрела на детей: — А вы ничего больше не ощущаете?

Дети молча покачали головами.

— Это как бы… не совсем человек, мама,— только и сказал Магнус.

Краешком глаза Род заметил, что Элидор дрожит. Он обнял мальчика.

— Ну, спокойнее, держись, парень. Ты теперь с нами.— Он обернулся к Гвен: — Самое умное, что мы могли бы предпринять,— так это проскользнуть мимо них незамеченными.

Гвен кивнула.

Род отвернулся. Маленький отряд пробирался между белесыми стволами по пятнышкам лунного света, отраженного от серебряной листвы. Минут через десять Гвен прошептала:

180
{"b":"201204","o":1}