ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Молчи, тупица! — рявкнул герцог, искоса злобно взглянув на Рода.— Что ж… Я должен отлучиться по делам, чародей, но я снова навещу тебя, как только у меня выдастся свободная минутка. Пошли! — буркнул он своим охранникам и поспешно выскочил из темницы. Гонец поднялся и устремился за ним. Стражники, позвякивая доспехами, вышли следом и захлопнули дверь. Ключ со скрежетом повернулся в замочной скважине.

— Вряд ли у него теперь будет свободное время для чего бы то ни было,— с мстительной радостью проговорил Род.— Лорд Керн будет мчаться вперед, словно смерч, сметая все на своем пути. Если только…

Род помрачнел.

— Если только граф Теофрин не окажет герцогу всемерную помощь и поддержку? — подсказал отец Эл и кивнул.— Однако поддержку Теофрина герцог будет вынужден купить. Поэтому я предлагаю сделать все, что в наших силах, для того чтобы этого не допустить.

— Точно! Причем заняться этим надо именно сейчас, когда у герцога хлопот полон рот! — Род повернул голову к Джеффу: — Попытайся разбудить маму, сынок! Она сможет снять с нас эти оковы. Только постарайся как следует.

— Я… поплобую, папоцка,— растерянно проговорил малыш.— Токо она спит оцень-оцень клепко.

Как бы то ни было, Джеффри зажмурился и сосредоточился изо всех сил. На его маленькой мордашке застыла мучительная гримаса.

А потом он… зевнул.

— Сынок? Сынок! Джефф! — Род наклонился к сынишке и встряхнул его. Головка Джеффа качнулась и припала к груди отца. Мальчик задышал глубоко и ровно.

— Проклятье! Видно, они действительно напоили ее какой-то сильнодействующей дрянью. Видите, даже он уснул! Что же нам теперь делать, святой отец?

— Неплохой вопрос.— Священник нахмурился и уставился на собственные руки.— Мы, как это принято говорить, предоставлены сами себе.

— Следовательно, действовать должен я.— медленно проговорил Род.— Ну что, святой отец? Вы уже готовы высказать свою гипотезу?

Священник вздохнул и выпрямился.

— Похоже, у меня почти нет выбора, правда?

— Да, пожалуй, что обстоятельства вынуждают,— согласился Род.

— Ну, хорошо.— Отец Эл решительно хлопнул себя по коленям,— Постарайтесь проследить за логикой моих высказываний. Во-первых, грамерайские эсперы были способны читать ваши мысли, пока вы не влюбились в одну из них.

— Эй, погодите минуточку!

Отец Эл не пожелал умолкать. Он протестующе поднял руку и продолжал:

— Это произошло из-за того, что вы влюбились. Конечно, вы не сможете точно вспомнить то мгновение, когда вы стали телепатически «невидимым», но все же до встречи с Гвен вы таковым не были, а после встречи стали. Какое еще событие могло стать причиной этого?

— Гм-м-м… Ну… может быть,— проворчал Род.— Но почему? Ведь я хочу, чтобы она могла читать мои мысли, именно она!

— Нет, не хотите,— покачал указательным пальцем отец Эл.— По крайней мере подсознательно. Быть может, Гвен — величайшее счастье в вашей жизни, но она же является для вас самой страшной угрозой. Мужчина, будь он хоть тысячу раз неуязвим для всего света, непременно уязвим для той, в кого влюблен.— потому что впустил ее в свое сердце. Именно возлюбленная способна ранить мужчину всего больнее. Вам была нужна какая-то защита, какой-то способ окружения своей личности непроницаемой броней. А это было бы невозможно, если бы она смогла читать ваши мысли.

— Звучит логично. Но Боже мой… Послушайте, мы вместе уже девять лет, у нас четверо детей! Неужели теперь я не мог бы отказаться от этой самообороны? То есть… Неужели мое подсознание не должно было бы за это время убедиться в том, что я могу доверять Гвен?

— Должно,— согласился священник.

Род молчал и раздумывал.

Отец Эл отвел ему на размышления несколько минут, затем сказал:

— Но дело не в этом. Тут главное в том, что способность оборонять свой разум от телепата указывает на то, что вы наделены некоей силой, неким эсперским даром, о котором и сами не подозреваете. Думаю, речь идет о чем-то крайне необычном, и позволю себе предположить, что в вашей жизни был ряд моментов, когда эта способность вам была нужна просто-таки отчаянно.

— Несколько раз. Не так много,— недовольно проговорил Род.— На самом деле мое подсознание могло бы сотворить такую способность из чистого инстинкта самосохранения.

— Но оно этого не сделало. Следовательно, никакого особого дара у вас нет. А вот есть у вас, на мой взгляд, способность использовать псионную энергию, выделяемую эсперами, которая накапливается в окружающей среде.

Род нахмурился.

— Ну, уж на Грамерае такой энергии — пруд пруди: в камнях, в деревьях, где угодно. То есть ею там попросту все пропитано. Так почему же я там не мог ею воспользоваться?

— Потому что не знали как. И прежде всего не знали, что вам это доступно. Нужно было, чтобы нечто заставило эту вашу способность заработать, как бы «включило» ее, высвободило и научило тому, как ею пользоваться.

— Ну и что же этому поспособствовало? То, что я угодил во вселенную, где магия действует по-настоящему?

— Не совсем так.— Отец Эл предупреждающе поднял палец.— Красная Шапка обработал вас настолько мощно, что вряд ли даже в самой современной больнице ваши внутренности смогли бы привести в порядок. Но вы пожелали этого, верно?

Род медленно кивнул.

— И это произошло,— улыбнулся отец Эл.— И это была не работа начинающего волшебника, ученика чародея. Нет, это была работа подлинного мастера. Кроме того, в деле вашего исцеления участвовали не только ваши собственные силы.

Род нахмурился.

— И чьи же еще?

— Лорда Керна.

Род опустил голову, медленно повернул и, оторопело моргая, уставился на отца Эла.

— А это вы каким образом установили?

— Вспомните младенца, которого мы спасли, отбив у Красной Шапки. Он — точная копия вашего крошки-сына и его аналог.

Священник умолк, внимательно глядя на Рода.

Род тоже не спускал с него глаз, и глаза его открывались все шире… и шире… и шире.

— Матерь Божья! Если этот малыш — аналог Грегори, следовательно, его родители должны быть аналогами Гвен и меня!

Отец Эл кивнул.

— И если его отец — лорд Керн, следовательно, он — мой аналог.

— Естественно,— негромко проговорил отец Эл.— В конце концов, он тоже — лорд Великий Чародей.

— А если он — мой аналог, следовательно, наши сознания также способны объединяться, точно так же, как сознания Грегори и его маленького сына!

— Если вы научились поднимать свое псионное забрало — да. И похоже, вы таки научились делать это в моменты сильнейших эмоциональных потрясений.

— По крайней мере — на считанные мгновения,— согласился Род и нахмурился.— Я вам не говорил об этом, святой отец, но… всякий раз, когда это происходило, когда я произносил «заклинание», я чувствовал присутствие внутри меня… чьего-то духа, и этот дух мне помогал.

— Это был лорд Керн, можете не сомневаться! — воскликнул отец Эл и взволнованно вздернул брови.— Значит, у вас определенно есть какие-то телепатические способности. Или — у лорда Керна. Потому что, независимо от того, можете ли вы прочесть его мысли или не можете, вы явно способны заимствовать его силы.

Род поежился.

— Как-то это… немного нечестно, что ли. Ну, по крайней мере, он славный малый, должен вам сказать.

— Правда? — неожиданно оживился отец Эл и пытливо взглянул на Рода.— Ну и какой же он, расскажите?

Род сдвинул брови, задумался.

— Что ж… Судя по тому, что я успевал ощутить, когда желал, чтобы произошло то или иное чудо… Похоже, он добр, очень добр, всегда готов помочь любому, кто нуждается в помощи, даже мне, человеку для него абсолютно незнакомому, чужому. При этом он — натура довольно-таки жесткая: знает, чего хочет, полагает, что то, во что он верит,— справедливо, и не собирается мириться ни с кем из тех, кто дерзнет ополчиться против его принципов.

— Гм,— нахмурился отец Эл.— Последнее звучит несколько пугающе.

— О нет! Он не фанатик, не думайте! Он просто не в состоянии наблюдать за тем, как кто-то кого-то обижает, а особенно детей.

204
{"b":"201204","o":1}