ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но вот он печально улыбнулся, отнял одну руку, провел кончиками пальцев по щеке девушки, приподнял ее подбородок. Обрамленные длинными ресницами глаза были закрыты, пухлые алые губы вытянулись и разжались — едва заметно…

Род мысленно призвал себя к сдержанности и негромко проговорил:

— А теперь ты должна все рассказать мне, милая. Зачем ты пошла за мной?

Девушка распахнула глаза. Взгляд ее был испуганным. Она прикусила губу, опустила голову, отстранилась. Только ее пальцы по-прежнему судорожно стискивали ткань камзола Рода.

— Ты должна ответить мне,— негромко повторил Род.— Кто послал тебя шпионить за мной?

Девушка вскинула голову, с искренним изумлением посмотрела на Рода, покачала головой:

— Никто, милорд. Никто не посылал. Я пошла сама.

— Вот как? — Род невесело усмехнулся.— Сама, по доброй воле, ты последовала за мной в ту часть замка, где обитают привидения?

Она вновь потупилась:

— Я не боюсь духов, господин.

Род удивленно поджал губы. Если так, то, будучи простой служанкой, эта девушка обладала недюжинной храбростью. Она не струсила до тех пор, пока не увидела призраков собственными глазами, и тут Род ее вполне мог понять — ведь он слышал их жуткие стоны и понимал, что можно напугаться до смерти.

Кроме того, девушка могла увязаться за ним в надежде, что он передумает и откажется от своего решения лечь спать в гордом одиночестве. А может быть, подумала, что сумеет помочь ему, если он попадет в беду. Последняя мысль вызвала у Рода улыбку. Однако ему все же нужно было внести ясность в происшедшее.

— Ты так и не ответила мне: зачем ты пошла за мной?

Девушка снова в растерянности прикусила губу. Лицо ее исказила гримаса отчаяния. Род терпеливо ждал ответа.

— Я…— медленно, делая паузу после каждого слова, отозвалась девушка,— я… боялась… за вас, милорд.

Род вытаращил глаза. Губы его скривились в усмешке. Он медленно покачал головой:

— Ты… боялась за меня?

— Да, боялась! — Девушка резко вскинула голову, ее глаза сверкнули.— Я же не знала, что вы чародей, а… простому смертному в этих подземельях…

Голос ее сорвался, она потупилась.

Род вздохнул и обнял ее. Она на миг напряглась и прижалась к нему.

— Милая, милая! — бормотал Род.— Ну чем, чем, скажи на милость, ты могла мне помочь?

— А я… я немножко умею разговаривать с кое-какими духами, господин,— отозвалась девушка, уткнувшись лицом в камзол Рода, отчего голос ее звучал приглушенно.— Вот я и подумала…

Род нахмурился. Неужели на этой безумной планете умение общаться с духами — чуть ли не норма жизни?

Он бережно гладил девушку по спине, прижимаясь щекой к ее пышным волосам. Конечно, она могла обманывать его, но это означало бы, что она — великолепная актриса, а для актерства она, пожалуй, была слишком проста и искренна.

Род вздохнул и обнял ее крепче. Девушка томно застонала и теснее прижалась к нему.

Род закрыл глаза и постарался забыть обо всем на свете. Обнимать ее было так сладко, так приятно. Почти как ту крестьянку-красавицу, Гвендилон…

Глаза Рода открылись. Он вгляделся в сумрак коридора, тускло освещенного факелами, и попробовал представить себе оба женских лица, одно рядом с другим. Если волосы покрасить, немного приподнять уголки глаз, выпрямить нос…

Девушка почувствовала его волнение и подняла к нему глаза:

— Что с вами, милорд?

Тембр голоса немного другой — чуть выше, это верно, но похож, как похож…

Род пристально всмотрелся в лицо девушки. Кожа чистая, белая, ни единой веснушки, но хорошенько напудриться — это ведь так просто!

Род прижал указательный палец к переносице девушки.

— Ты,— сказал он сурово,— обманываешь меня.

Его палец скользнул к кончику ее носа.

В глазах ее мелькнуло разочарование, но тут же сменилось выражением полной невинности.

— Обманываю вас, милорд? Я… я не пойму, о чем вы…

Род отнял палец. Кончик носа девушки отклеился. Род мрачно усмехнулся и кивнул:

— Крахмал с водой. Но это ты, положим, сделала зря. Твой курносый носик мне нравился больше.

С этими словами Род легонько прикоснулся к наружному краю века девушки. Глаз ее тут же утратил миндалевидную форму, а кончик пальца Рода испачкался в чем-то черном.

— Крахмал с водой, а еще — сажа. Щеки ты вымазала мукой, к которой добавила немного жженой умбры, волосы выкрасила хной.

Девушка строптиво поджала губы, гневно покраснела.

Род покачал головой, вздернул брови.

— Но зачем, милая? Твое настоящее лицо куда красивее!

Комплимент, к счастью для Рода, пришелся девушке по душе. Гнев ее сменился нежностью и желанием.

— Я,— пролепетала она, опустив глаза,— не могла покинуть вас, господин.

Род закрыл глаза, скрипнул зубами. Колоссальное усилие воли потребовалось для того, чтобы удержаться и не обнять ее.

— Но…— Он помедлил, с шумом выдохнул.— Но как тебе удалось незамеченной следовать за мной?

Девушка подняла голову и устремила на Рода невинный взгляд:

— Я обратилась в скопу, милорд.

Род моргнул, и ему показалось, что веки его при этом издали щелчок.

— Ты… ведьма? Ты? Но…

— Ведь вы не станете презирать меня за это, господин? — взволнованно спросила Гвендилон.— Вы ведь и сами чародей!

Взгляд Рода стал блуждающим.

— Что? Я? Чародей? — Он помотал головой.— Я… Да нет, какой я чародей? Вот… некоторые мои друзья… А-а-а…

— Милорд,— пытливо всмотрелась в его глаза Гвендилон,— Здоровы ли вы?

— Кто, я? Какое там — «здоров»! О-о-о, нет, погоди! — Он умолк и набрал в легкие побольше воздуха.— Послушай. Ты — колдунья. Так… Подумаешь? Ничего особенного. Красота твоя меня куда сильнее интересует, нежели твои таланты.

Глаза Гвендилон стали подобны тлеющим угольям — дунь, и вспыхнут.

Род сделал еще один глубокий вздох и призвал свои мужские гормоны к порядку.

— Итак,— мужественно проговорил он.— Давай все-таки кое-что проясним, и немедленно.

Она прижалась к нему и прошептала:

— Давайте, милорд.

— Нет, нет! Я не об этом! — Род отступил на шаг, закрыл лицо руками.— Послушай! Итак, ты последовала за мной единственно из страха за меня, потому что боялась, что я могу сам не справиться с грозящей мне бедой. Верно?

Гвендилон отозвалась не сразу. Свет в ее глазах угас от холодного порыва ветра разочарования.

— Верно, милорд.

То, как она ответила, заставило Рода подумать, что ответ ее слишком краток и за ним может крыться очень многое. Однако он поспешил перейти к следующему вопросу:

— Но теперь ты знаешь, что я — чародей. Верно?

— Верно, милорд,— еле слышно откликнулась на его слова Гвендилон.

— Стало быть, тебе ясно, что я ничего не боюсь? И потому у тебя нет совсем никаких причин и дальше следовать за мной, верно?

— Нет, милорд! — вскричала девушка и устремила на Рода взволнованный, горящий взгляд. Она горделиво, упрямо запрокинула голову.— Я все равно пойду за вами, Род Гэллоугласс. В этом мире есть такое колдовство, которому вы не сможете противостоять!

«Самое неприятное,— подумал Род,— это то, что она всегда права, вот ведь проклятье!» В этом безумном мире, перевернутом вверх тормашками, он и в самом деле мог столкнуться с кое-каким «колдовством», которого и представить-то был не в силах.

Между тем, с другой стороны, она наверняка тоже не всесильна. Колдунья-любительница, что скорее всего, и притом слишком взрослая для того, чтобы войти в местный профсоюз. Ей было примерно столько же лет, сколько Роду. Пока все ее «колдовство» выражалось в искусстве макияжа, умении превращаться в птицу (в чем Род еще не был вполне уверен) и высочайшей отваге, крайне нетипичной для представительницы слабого пола.

В одном она была права: причины волноваться за Рода у нее были. Да, ему грозили опасности, но и она сама была от них никак не застрахована.

Род медленно повел головой из стороны в сторону, потом решительно тряхнул ею. Он не мог позволить, чтобы Гвендилон погибла. Нужно было каким-то образом отпугнуть ее, и он, пожалуй, знал, как это сделать.

50
{"b":"201204","o":1}