ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Том набычился и набрал в легкие воздуха, готовясь парировать это заявление.

— Ну все, тихо, уймись! — принялся увещевать его Род.— Людям с твоей комплекцией нельзя так волноваться — давление может подскочить. Скажи, Том, Туан Логир — урожденный дворянин?

— Да,— буркнул Том,— Но это вовсе не значит…

— Род Логиров — величайший из благородных родов?

— Да. Но…

— А твои мать и отец были крестьяне?

— Но это не значит, что…

— И тебе никогда ни капельки не хотелось родиться дворянином?

— Никогда! — прошипел Том, сверкая глазами.— Пусть меня повесят на самой высокой виселице в Грамерае, если я хоть раз пожелал такого!

— И ты бы не пожелал стать дворянином, если бы смог?

— Хозяин! — умоляюще проговорил Большой Том, раненный в самое сердце.— Неужели вы меня совсем не уважаете, что могли такое обо мне подумать?

— Да нет, я-то тебе верю, Большой Том,— кивнул Род и похлопал верзилу по плечу.— Но нужно было втолковать все это Туану,— Он обернулся к молодому дворянину.— Вы удовлетворены, милорд? Он знает свое место, верно?

— Да,— кивнул Туан и улыбнулся, словно любящий отец,— С моей стороны было глупо не доверять ему.

Том от изумления и обиды раззявил рот. Его медвежья ручища сжала горло Рода.

— Ах ты, кусок де…

Род вздернул руку и, ухватив Тома за локоть, нажал на нервное сплетение. Том отпустил его. Он закричал бы от боли, если бы мог кричать.

— Ну,— небрежно бросил Род.— Теперь мы наконец разделаемся с этим дозорным, или как?

— Ах ты, поганец! — выдохнул Том.— Ах ты, скользкая пиявка, и папаша твой демократ!

— Попал в точку,— кивнул Род.

— Скажите же мне,— прошептал на ухо Роду Туан. Глаза его восторженно сверкали.— Ведь вы даже не прикоснулись к нему, а…

— А-а-а… Это такая колдовская хитрость,— отозвался Род, избрав самое невинное, хоть и самое претившее ему объяснение. Затем он продвинул к себе головы Туана и Большого Тома и ласково поинтересовался: — Ну а теперь говорите: как нам снять этого часового?

— А как же еще? — пробормотал Туан,— Разбудить и вызвать на бой.

— Чтобы он поднял тревогу? — в ужасе прошептал Том,— Нет, нет! Надо тихонечко подкрасться к нему и дать по башке как следует!

— Это бесчестно,— мрачно заявил Туан.

Том в сердцах сплюнул.

— Большой Том дело говорит,— рассудительно проговорил Род,— Вот только… как быть, если он возьмет да и проснется, покуда мы будем к нему красться? А ведь это вполне возможно, что доказал тот похотливый нищий.

Том пожал плечами.

— Ну, тогда — быстрота и натиск и надежда на лучшее. Погибнем — знать, такова наша судьба.

— А из-за нас погибнет королева,— проворчал Род.— Ничего хорошего.

Том обнажил короткий меч и покачал его на пальце:

— Вот этим мечиком я ему в глотку попаду с пятидесяти шагов.

Туан в ужасе воскликнул:

— Он же твой соратник!

— Одним соратником больше, одним меньше,— пожал плечами Том,— Ведь для общего дела стараемся.

Туан сокрушенно покачал головой:

— Это еще хуже, чем удар в спину! Нет, мы должны дать ему возможность защищаться!

— Ну конечно! — фыркнул Том.— Пусть защищается и пусть всех в доме на ноги поднимет своими воплями. Милое дело!

Род прикрыл им обоим рты ладонями, искренне радуясь тому, что не взял с собой троих. Он зашипел на Большого Тома:

— Потерпи, ладно? Он ведь впервые на партизанской вылазке.

Том смирился.

Туан обиженно набычился, взгляд его был холоден как лед.

Род наклонился к Тому и прошептал ему в самое ухо:

— Скажи, а если бы ты не знал, что он аристократ, ты бы что о нем сказал?

— Сказал бы, что он храбрец и воин отчаянный,— признал Том.— Но при всем том молодой, глупый, и идеалов у него слишком много.

Род укоризненно покачал головой.

— Предвзятое суждение, Большой Том. Дискриминация! А я думал, ты веришь в равенство!

— Точно подмечено,— неохотно проворчал Большой Том.— Ладно, так уж и быть, я готов его терпеть, но если он опять заведет свои высокопарные причитания, то…

— Если мы быстро управимся, у него не будет такой возможности. Так вот. У меня есть предложение…

— Так зачем вы тогда нас спрашивали? — пробурчал Большой Том.

— Потому что я не придумал бы, как быть, пока вы не стали препираться. Нам нужен какой-то компромисс, верно? Туану претит удар в спину и убийство спящего, да и вообще убийство потенциального союзника, который завтра может пригодиться в бою. Верно?

— Верно,— согласился Туан.

— А,Большой Том не желает, чтобы часовой поднял переполох, да и мне это не по душе, если честно. Мы все — неплохие бойцы, но чтобы мы втроем выстояли против набитого отъявленными головорезами Дома Кловиса — это, простите, из области фантазии. Итак, Том! Если этот часовой неожиданно выскочит из-за угла, можешь ты его легонько стукнуть?

— Это можно! — усмехнулся Том.

— Легонько, я сказал! Это не будет бесчестно, Туан?

— Нет, ибо он будет лицом к нам.

— Отлично! Стало быть, все у нас получится, если мы вынудим его погнаться за мышью, которая забежит за этот угол.

— Да, но… откуда же возьмется мышь, которая с готовностью исполнит наше пожелание?

— А господин ее сотворит,— проворчал Том.

— Сотворю? — вытаращил глаза Род.— Если бы у меня был механический цех и…

— Нет, нет! — усмехнулся Туан,— Я в заклинаниях не мастак, но вот ведь он — ведьмин мох, а вы — чародей! Так что же вам еще нужно?

— А? — озадаченно переспросил Род.— Ведьмы, что же, из этой штуки что-то творят?

— Да, да! Разве вы не знаете? Всяких маленьких зверушек — вроде мышей!

Недостающий кусочек грамерайской головоломки занял свое место.

— А-а-а, и как же они это делают?

— Да очень просто! Посмотрят на кочку этого мха, и он тут же превращается в то, что они пожелают!

Род медленно кивнул:

— Ловко, ничего не скажешь, оч-чень ловко. Только вся беда в том, что это — не мой стиль колдовства.

Туан загрустил.

— Вы не пользуетесь ведьминым мхом? Тогда как же мы?.. И все-таки это очень странно, что вы ничего о нем не знаете.

— Да что странного? — хмыкнул Том.— Не просветили перед отправкой, вот и…

— Ой, заткнись,— буркнул Род.— Мышью можно и по-другому обзавестись.— Он сложил руки чашечкой, прикрыл рот и тихо окликнул: — Гвен! Гве-ен!

В то же мгновение на паутинке прямо перед ним повис паук.

Род вздрогнул:

— Ой, нет! Только не это!

— Он ядовитый! — прошипел Том и размахнулся, готовый пришлепнуть паука.

Род двинул ему кулаком под ложечку.

— Ты что! Ты что, не знаешь? Убить паука — это плохая примета. И она сбудется, я тебе это гарантирую.— Он подставил ладонь, паук опустился на нее. Род нежно погладил его.— Ладно еще, хоть в «черную вдову» не обратилась. Ты — самый красивый паучок, которого я когда-либо видел.

Паук весело заплясал на ладони Рода.

— Послушай, милая, мне нужна мышка, чтобы выманить этого часового за угол. Поможешь?

Паук утратил очертания, превратился в крошечную дымку, и в одно мгновение на ладони Рода оказалась мышь.

Она спрыгнула на пол и побежала.

— Да погоди, не так быстро! — Род накрыл ее рукой и осторожно поднял.— Прости, милая! Ведь на тебя могут наступить, а если с тобой что-нибудь такое случится, я этого просто не переживу.— Он поцеловал мышь в носик и услышал, как за его спиной давится от смеха Большой Том. Мышка же была просто вне себя от радости.— Так вот. Ты лучше сотвори мне мышку из этой кочки ведьмина мха. Ты ведь сумеешь, малышка, правда?

Мышь кивнула, повернулась на ладони Рода и уставилась на белесый нарост на стене.

Кочка мха мало-помалу сжалась, выпустила длинный вырост — хвостик, затем усики, потом цвет ее стал коричневым, и вот уже по стене вниз сбегала самая настоящая мышь.

Том ахнул и перекрестился.

Род сдвинул брови.

— А я думал — ты атеист.

— Не в таких случаях, господин.

А мышка, сотворенная из ведьмина мха, уже сворачивала за угол.

67
{"b":"201204","o":1}