ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нечему дивиться. Я так и вообще бы с кровати слетел. Но это нам о многом говорит.

— Верно. О том, что зверолюди приближаются к восточному побережью.

— Не только об этом. Это говорит нам о том, что у зверолюдей есть религия. А до сих пор у нас не было причин даже задуматься о том, что у них есть душа.

— Верно, я об этом не задумывался,— признался Тоби.

— А еще это говорит нам о том, что в новую веру они обращены совсем недавно, и как минимум один из новообращенных этому не слишком радуется. Интересно, что же это за новое божество? И какими способами пользуются тамошние миссионеры, дабы…— Роду припомнилось крещение во времена императора Константина. Крестильная рубаха или смерть.— Но что гораздо важнее, это говорит нам о том, что мысли зверолюдей можно услышать, когда им сопутствуют сильные чувства, а это, в свою очередь, позволяет предположить, что они умеют намеренно скрывать свои мысли.

Тоби сдвинул брови:

— Но… как же это?

— Ты ведь сказал, что мысль оборвалась сразу же, как только зверочеловек осознал, что проштрафился. А это значит либо то, что до той поры он каким-то образом прятал свои мысли, либо то, что они слышны только в моменты проявления сильных чувств.

— О, это верно! — Тоби смотрел на Рода, широко раскрыв глаза.

Род поморщился. Он терпеть не мог восхвалений героям, особенно когда это относилось к нему. Из-за этого сразу приходилось ощущать такую ответственность…

— Мне представляется, что скорее они все-таки способны скрывать свои мысли. Наверняка ими владели хоть какие-нибудь сильные чувства, когда они бесчинствовали на побережье владений Логира, но никто из ведьм не услыхал их мыслей.

— Да! Разве никто из них не дал бы хоть на краткий миг воли своим чувствам в пылу сражения?

Род кивнул:

— Вот-вот, и я о том же. Так что, может быть, все как раз наоборот: их мысли можно прочесть только тогда, когда они намеренно выдают их. Этот мысленный порыв, который уловила Матильда,— он похож на молитву. Ведь молитву всегда намеренно отделяют от себя, пытаясь докричаться до кого-то.

— Что ж, тогда мы должны порадоваться тому, что среди них есть хотя бы один, столь горячо верующий.

— Да, и тому, что их древние боги оказались так далеко, что его молитва должна была стать такой горячей, чтобы донестись до них.

— Но разве бог может быть близко? Его же не увидишь глазами,— возразил Тоби.— Это ведь всего-навсего мечта.

— Точно подмечено,— согласился Род.— Но зверолюди пока могут не догадываться об этом. В особенности если у них не принято ставить идолов… Гм-м-м… Тут есть о чем призадуматься…

— О чем, лорд Чародей?

— Об их новом божестве. Интересно, насколько оно ново. И чего хочет от своих почитателей?

Но тут взгляд Тоби вдруг стал рассеянным.

— Лорд Чародей… Весточка от Марион. Корабль-дракон… и не думает поворачивать к берегу… Он плывет мимо владений Бурбона…— На миг юноша сосредоточенно нахмурился, что, вероятно, на языке такого способа общения означало: «Сообщение принято. До связи». Затем он посмотрел на Рода.— Зверолюди плывут дальше, к северу.

— Что ж, в таком случае и нам надо держать путь туда же,— заключил Род,— Сержант! — крикнул он, обернувшись через плечо.— На следующем скрещении дорог сворачиваем налево.— Обратившись к Тоби, Род сказал: — Пошли весточку его величеству.

— Будет исполнено, лорд Чародей.— Взгляд Тоби снова затуманился. Род несколько минут молча наблюдал за юношей, и вот наконец глаза Тоби стали ясными и он с улыбкой обернулся к Роду: — Его величество разворачивает основное войско к северу. Он очень доволен новым способом передачи вестей между разными частями войска.

— Я бы на его месте тоже радовался. Любой средневековый полководец отдал бы правую руку на отсечение за такое преимущество перед противником. Знаешь, Тоби, когда со всем этим будет покончено, бьюсь об заклад, его величество не будет иметь ничего против того, чтобы наладить постоянную ведьминско-кол-дунскую систему связи — ну, естественно, только для передачи королевских посланий.

Тоби нахмурился:

— Не сказал бы, что это такая уж радостная мысль, лорд Чародей.

— Да нет, не такая уж — как для тебя, так и для жителей Грамерая в целом. Но ты должен признать, что тогда вы были бы загружены работой под завязку.

— Более, чем хотелось бы, это уж наверняка.

— Тут ты прав. Было бы неплохо ограничить рабочий день восемью часами, а еще лучше было бы вообще иметь выбор — работать или нет. Но тем не менее ваш способ связи в экстренных случаях просто незаменим, а в мирное время эксплуатировать вас не стоит.

— Ну разве что для ваших личных посланий,— усмехнулся Тоби.

— Это само собой. Но ведь это совсем другое дело, правда? В том смысле, что я в некотором роде почти член вашего клана.

— По праву женитьбы — да,— согласился Тоби.— Так что все-таки ты — чародей.

Род открыл было рот, чтобы возразить, но, подумав о том, что будет, если он это сделает, промолчал.

Солнце только-только успело окрасить горизонт в алый цвет по правую руку от Рода, ехавшего по извилистой дороге к побережью владений князя Романова.

— Пустите коней шагом, сержант! — распорядился Род.— Пропустите людей. Мы здесь для того, чтобы защищать их, а не для того, чтобы наши лошади растоптали их.

Дорогу запрудили крестьяне. На себе они тащили большущие мешки, за собой волокли тележки, груженные домашним скарбом. Род негромко ругнулся.

— Они бы и дома свои с собой захватили, если бы смогли. Ну да ладно, хотя бы не бегут в панике, и то хорошо. Вот тебе реальное свидетельство того, как славно ты потрудился, Тоби.

— Это ты о чем, лорд Чародей?

Тоби придержал коня и отвел его в сторону, чтобы дать крестьянам пройти.

— О том, что у них было время эвакуироваться, благодаря колдовской системе раннего оповещения. Они даже успели вещи собрать перед тем, как спастись бегством!

Летучий легион посторонился и растянулся цепью вдоль обочины, следуя примеру Рода и Тоби. Крестьяне, завидев воинов, старались потесниться, дабы дать им место.

— Господи, благослови Великого Чародея и его легион! — выкрикнул кто-то, и вся толпа беженцев подхватила это восклицание дружным «ура». Воины заулыбались, приосанились, прямее сели в седлах.

— Доброе слово и кошке приятно,— отметил Род.

Тоби удивленно, но довольно улыбнулся.

Кто-то прикоснулся к бедру Рода. Опустив взгляд, он увидел морщинистого желтоглазого старика с жесткой бороденкой.

— Прогони их, лорд Чародей! Но почему ты не мог сделать так, чтобы они вовсе не являлись к нам?

— Да ты что, ей-богу! — попрекнул старика мужчина, шагавший следом за ним.— Видишь же, воины идут на смерть, а ты просишь их поторопиться!

Род благодарно улыбнулся своему нежданному защитнику, тот улыбнулся в ответ:

— Спаси вас Господь, ваше благородие!

С этими словами крестьянин поспешил вперед.

— От таких пожеланий никуда не деться, верно? — негромко проговорил Тоби.

Род кивнул:

— Угу, «спаси, спаси, и еще приготовь номера в отеле». Но всегда найдутся и другие, которые велят им заткнуться и позволить нам ехать туда, куда ведет нас наше дело.

Они медленно продвигались по дороге сквозь толпу беженцев. Через некоторое время крестьяне ушли в другую сторону, а легион добрался до побережья, когда на небе еще догорал закат. Заслышав звук копыт, сотня взволнованных людей развернулась и радостно прокричала приветствие. Род усмехнулся, помахал рукой и еле слышно проговорил:

— Давай-ка галопом, Векс. Чтобы все было как надо. Найди командира и притормози в паре шагов от него.

Черный стальной жеребец припустил галопом, изогнулся дугой и остановился перед всадником в плаще, надетом поверх доспехов.

— Приветствую тебя, сэр рыцарь! Я — Род Гэллоугласс, лорд Великий Чародей, а эти воины — Летучий легион его величества.

— Добро пожаловать, воистину добро пожаловать! — вскричал рыцарь,— Слава королю Туану за то, что вы прибыли!

91
{"b":"201204","o":1}