ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так, значит, это действительно происходило! Это не было игрой воображения!

Но остальные воины Стайенкова вели себя, как им было приказано: смотрели на руки или на ноги врагов, но, несмотря на это, сохраняли довольно-таки устрашающий вид. Задвигавшиеся было снова зверолюди замедлили шаг и остановились. Видимо, сражение на равных было не в их вкусе. Они стояли опустив головы и, похоже, выжидали. Но чего?

Через несколько мгновений зверолюди басовито заворчали. Род внезапно осознал, что они что-то произносят в унисон. Он изо всех сил напряг слух, пытаясь выловить членораздельные слоги в этом рыке. Еще немного и еще… Теперь они что-то произносили с промежутками, более отрывисто. Род еще послушал и покачал головой. Трудно было сказать, что значило выкрикиваемое зверолюдьми слово на их родном языке. Но для Рода оно звучало как «Кобальт! Кобальт! Кобальт!».

Это было смешно! При таком уровне развития, с позволения сказать, техники они никак не могли и понятия иметь о бомбах, не говоря уже о ядерной реакции.

Раскат грома сотряс землю, и побережье озарила вспышка молнии. А потом сгустилась тьма — внезапная после столь яркой вспышки. Род вгляделся во мрак. Люди сэра Стайенкова стояли неподвижно, как замороженные!

А зверолюди разразились безобразными воплями и тронулись вперед, оглушительно скрежеща. Род в ужасе понял, что они… смеются!

Но двигались они так медленно! Почему? Неужели им не хотелось поскорее добраться до своих жертв?

И тут вся цепь воинов Стайенкова сделала шаг вперед. Еще шаг. Еще. И вот так, шаг за шагом, они пошли навстречу врагам, своим убийцам!

Род ощутил удар по плечу, развернулся — как раз вовремя для того, чтобы подхватить Тоби. Тело юного колдуна окостенело, взгляд затуманился. Быть может, он был настроен на чтение мыслей какого-то воина, когда того настигло Око Зла?

Но тут Род увидел, что один из воинов Стайенкова замедлил шаг и остановился. Он поднял голову, поежился, дико огляделся по сторонам, догадался, что происходит, наставил свое копье на врага и с мрачной решимостью тронулся вперед. Дальше в цепи начал пробуждаться от оцепенения еще один воин.

Род посмотрел на Тоби. Этот юный балбес нашел способ поучаствовать в сражении!

Вновь ударил гром, снова сверкнула молния.

Воины опять замерли, а тело Тоби содрогнулось от мощнейшего спазма. Юноша обмяк и закрыл глаза.

Род в ужасе смотрел на него. Потрогал сонную артерию, ощутил биение крови. Немного успокоившись, он опустил юного колдуна на землю.

— Векс!

— Я здесь, Род,— выскочил из тьмы огромный черный жеребец.

— Значит, так… Стой тут и охраняй его. Все.

— Но, Род…

— Никаких «но»! — Род развернулся и опрометью бросился к линии фронта, на ходу выхватив из ножен меч.— Летучий легион! Вперед! За мной!

Векс вздохнул и осторожно встал так, чтобы молодой колдун лежал между его копытами, под защитой стального тела.

Род поравнялся с воинами Стайенкова как раз в тот миг, когда те снова шагнули навстречу врагам. Он в тревоге обозрел их: глаза их были затуманены, они словно ничего не видели перед собой.

А зверолюди снова двинулись вперед, издавая скрежещущий звук, заменявший им смех. Род развернулся и уставился на них в то мгновение, когда они неуклюже побежали. Он снова обернулся к нетвердо державшимся на ногах воинам и вновь посмотрел на врагов. Силуэты их чернели на фоне серо-стальных грозовых туч. Их огромные тени надвигались все ближе и ближе…

Сверкнула молния, и зверолюди радостно возопили. А Род остолбенел — но только от изумления, поскольку наконец ему удалось впервые как следует разглядеть зверолюдей.

И он понял, кто перед ним.

Неандертальцы!

Никаких сомнений — покатый лоб, нависшие надбровные дуги, нижняя челюсть тяжелая, но без подбородка, выпуклость в основании черепа… Рода охватило непреодолимое желание заглянуть кому-нибудь из врагов в рот и сосчитать зубы…

Но туг под ложечкой у него противно засосало. Откуда взялись в Грамерае неандертальцы? И что они тут делали?

В данный момент — шли в атаку, разумеется. Род заметил, что двое из зверолюдей размахивают боевыми дубинками и двигаются прямо на него. Он отпрыгнул как раз в тот миг, когда одна из этих дубинок просвистела мимо него. Род пригнулся и, нацелившись, ткнул мечом в другого зверочеловека с дубинкой. Тот вовремя закрылся круглым щитом, и кончик меча Рода воткнулся в щит и застрял в нем. Мгновение Род смотрел прямо в его маленькие поросячьи глазки над верхним краем щита, и ему показалось, что глазки становятся все больше и их светящиеся странным пламенем зрачки, казалось, пронзают насквозь его мозг и зажигают в нем холодный огонь, который не опаляет, а замораживает. В этом состоянии было что-то чарующее. Род не мог его отбросить. Его мозг немел, все мысли замерли. Тупо, отрешенно, он отметил, что громадная дубинка взметнулась для нового удара, но это не имело никакого значения. Значение сейчас имели только ярко пылающие зрачки в середине этих глаз…

Но тут барабанные перепонки Рода сотряс дикий вопль. Такой вопль приличествовал бы донельзя разозленной валькирии. Вдруг разум Рода словно бы обволокло теплотой, что-то отвлекло его от пылающих зрачков, и мало-помалу они превратились в самые обычные глаза… глаза воина-зверочеловека, который размахнулся дубинкой и был готов в следующий миг опустить ее на голову Роду.

Род отпрыгнул назад, выдернул меч из щита врага, и дубинка, не причинив ему никакого вреда, пролетела мимо. Закрывшись щитом, зверочеловек осклабился и снова замахнулся дубинкой. Род шагнул вперед и нацелился мечом в морду зверочеловека. Тот взметнул свой щит выше, чтобы прикрыться, а Род опустил меч и нанес удар ниже щита. Кончик меча угодил в бедро зверочеловека и оставил ярко-алую полосу. Зверочеловек взвизгнул, бросил щит и дубинку и, упав, покатился по земле. Род не стал задерживаться и наблюдать за тем, что будет дальше с раненым. Он оглянулся и посмотрел, что происходит на поле боя… и увидел нацеленный ему прямо в лоб боевой топор. Зверочеловек жутко скалился. Род прыгнул в сторону и нанес удар плашмя, в результате чего отрубил лезвие топора от рукоятки.

В вышине снова послышался вопль валькирии. Теперь Род узнал этот голос. Он слышал его не далее как на прошлой неделе, когда Гвен застала Магнуса за невинным занятием: младенец телепортировал горшок с горячим варевом, и тот пролетал прямо над колыбелькой. Проклятье! Неужели эта женщина не понимала, что он не сможет сражаться как надо, если вдобавок будет переживать за ее безопасность?

Но с другой стороны, она держалась высоко и непосредственная опасность ей не грозила — в особенности потому, что вооружены зверолюди были только топорами да дубинками. Ни у одного из них не было при себе лука и стрел. Род развернулся и отбился от очередного неандертальца. Но тут на него, скалясь, двинулись сразу четверо. Род в ужасе увидел, что позади них на берегу лежат тела поверженных воинов. Полегло уже не меньше половины. Кровь лила ручьями и стекала на песок. Ярость вспыхнула в нем, он взревел и принялся отчаянно драться, чередуя уколы мечом с ударами плашмя. Он не давал врагам подойти ближе и потому был неуязвим для удара дубинок и топоров. В это время вновь начали оживать замороженные воины. При виде погибших друзей они завопили от ярости. Ближайший к Роду зверочеловек оглянулся через плечо и размахнулся для удара. Род ткнул мечом ниже края щита врага. Тот вскричал и согнулся пополам. Его спутники издали противный лай и пошли в атаку. За ними мчались двое воинов, яростно размахивая мечами. Род дал им дорогу и не без отвращения услышал, как с чавканьем вонзилась сталь в живую плоть. Двое зверолюдей упали наземь, остальные враги в отчаянии уставились на павших товарищей.

— Вперед! — прокричал Род.

Один из зверолюдей развернулся и налетел на острие меча Рода. Род отскочил назад как раз в то мгновение, когда чья-то пика завершила страдания зверочеловека. Обладатель пики издал кровожадный победный клич и устремился к линии сражения. Род, борясь с дурнотой, последовал за ним. Сейчас не время было поддаваться слабости. Он обязан был напомнить воинам:

93
{"b":"201204","o":1}