ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Глаза! Не смотрите им в глаза!

Ну и, естественно, половина воинов незамедлительно уставилась на врагов и замерла на месте.

Снова послышался крик валькирии, и воины тут же очнулись и подняли пики как раз в тот миг, когда их были готовы сокрушить топоры врагов.

Сверкнула молния, грянул гром.

Когда глаза Рода привыкли к темноте, он увидел, что воины снова стоят застыв. В вышине послышался и оборвался крик.

— Гвен! — в страхе вскричал Род. Он обшаривал взглядом небо, в отчаянии вглядываясь во тьму, и вдруг заметил темную тень, быстро падающую вниз. Род развернулся и помчался по берегу, снова развернулся, поймал глазами падающую фигурку, побежал обратно, не выпуская из глаз темный силуэт, выраставший на глазах…

В следующий миг она обрушилась на него всем весом. Дикая боль сжала виски Рода, из глаз его посыпались искры. Мириады мельчайших колючек вонзились в его спину и бока, а уши наполнил оглушительный треск. Казалось, вокруг рушится лес. Диафрагму вдавило. Род отчаянно пытался вдохнуть. И вот наконец это ему удалось. Он благодарно вдохнул — тем более что вместе с глотком воздуха вдохнул аромат духов, подаренных им Гвен на Рождество. Он взглянул на неуправляемый снаряд, прижавший его… к чему? Ах да, к жутко колючему кусту, который спас ему жизнь. Род испытывал несказанную благодарность к этому кусту, послужившему амортизатором. Гвен, спору нет, была изящна, но все же не невесома, особенно если учесть, что падала она с небес со скоростью двадцать миль в час.

Род с трудом поднялся на ноги, извлек жену из куста и бережно уложил под соседним. Присев на корточки, осмотрел ее. Насколько он мог судить, Гвен была в целости и сохранности — ни переломов, ни ран. Синяков, правда, завтра наверняка у нее будет предостаточно… Но жена была без сознания. Род не сомневался: это случилось до того, как она упала.

Внезапно дождь полил сильнее. Вспомнив о последней вспышке молнии, Род обернулся, чтобы осмотреть берег. Сквозь пелену проливного дождя он с трудом различил застывшие в неподвижности силуэты воинов. С десяток его соратников продолжали сражаться. Новая вспышка молнии — и Род понял, что они вполне прилично орудуют копьями. Сражение продолжалось и после того, как отсверкала молния. Значит, хотя бы те немногие устояли, что остались верны его наказу и упорно смотрели на руки и оружие врагов. Правда, было уже слишком поздно, чтобы от этого был какой-то толк: враги теперь втрое превосходили грамерайцев числом.

Род, кряхтя, поднялся, без всякой галантности забросил жену на закорки и почти вслепую побрел вдоль рощи, покачиваясь на ходу.

— Векс! Руководи мной!

— Сверни к морю, Род,— прозвучал голос робота за ухом у Рода.— Пройди пятьдесят футов… Теперь сворачивай направо… Еще двадцать футов. Остановись.

Род резко остановился и чуть не уронил Гвен. Вытянул руку перед собой, коснулся синтетической конской шкуры.

— Молодцы были те ребята, что снабдили тебя глазками, чувствительными к инфракрасному излучению,— проворчал он.

Он уложил Гвен поверх седла, опустился на одно колено, заглянул под коня-робота, приподнял голову Тоби и принялся легонько, осторожно похлопывать юношу по щекам:

— Ну, парень, очнись, очнись же! Ты уже отличился, нарушив приказ, а теперь пора выбираться отсюда.

— Что… Где…— Глаза Тоби приоткрылись. Он взглянул на Рода и зажмурился от страшной головной боли,— Лорд Чародей! Что…

— Ты попытался участвовать в сражении на расстоянии, а упал самолично,— объяснил ему Род.— Гвен попробовала сделать то же самое, и результат вышел тот же. А теперь нам непременно надо как можно скорее убраться отсюда, покуда эти твари не прикончили последних из оставшихся в живых воинов. Ну же, парень, давай, вперед и вверх! Поехали!

Тоби с болью смотрел на Рода. Наконец он медленно кивнул, закрыл глаза, сосредоточенно наморщил лоб, а в следующий миг исчез. Только воздух негромко ухнул на том месте, где мгновение назад лежал Тоби.

Род встал, подпрыгнул и взлетел в седло. Одной рукой крепко обвив талию жены, он громко прокричал:

— Назад! Назад!

Те десять воинов, что держались на ногах, отскочили от своих соперников и начали медленно отступать, шаг за шагом. Зверолюди с ревом наступали, но пики грамерайцев, к остроте наконечников которых добавилось отчаяние воинов, держали врагов на расстоянии. Но на каждого воина приходилось слишком много зверолюдей. Еще немного — и они одолеют остатки войска.

Род не собирался предоставлять им такой возможности.

— Хорошо же… Ну, стальной конь… вперед!!!

Векс встал на дыбы, взбил воздух могучими копытами, сопроводив этот устрашающий маневр душераздирающим ржанием. Зверолюди в ужасе запрокинули головы. Тут огромный черный жеребец пустился галопом и бросился в самую гущу врагов. Лишь в последнюю секунду он притормозил и промчался вдоль линии зверолюдей. Те в ужасе отпрыгивали назад, а воины-грамерайцы, не теряя времени даром, разворачивались и убегали. Векс постарался на славу. Зверолюди, заметив, что их жертвы спасаются бегством, злобно завопили и рванули за ними следом.

Векс вновь разразился диким ржанием и понесся вдоль цепи неандертальцев. Те вскрикнули и отпрыгнули назад, кроме одного, который решил поиграть в героя и смело развернулся лицом к галопирующему жеребцу, подняв дубинку.

Род наклонился к голове коня и негромко проговорил:

— Дай-ка ему, Векс. Сбей с ног.

Векс налетел на неандертальца, и тот, охнув, отскочил от стальной груди коня. Приземлился он в двадцати футах от того места, где стоял, и примолк. Его сородичи застыли в неуверенности.

Гвен пошевелилась, приподняла голову, скривилась от боли. Приоткрыла глаза — и сразу все поняла.

Зверолюди начали ворчать что-то друг дружке — сначала тихо потом все громче и громче. Затем, оглушительно рыча, они пошли вдоль по берегу.

Гвен прищурилась, и дубинки в руках зверолюдей воспламенились.

Они взревели, швырнули дубинки вслед грамерайским воинам и побежали.

Гвен провожала их гневным взором. Но вот голова ее дрогнула, запрокинулась, и она снова потеряла сознание.

— Назад! — бросил Род. Векс развернулся и поскакал по берегу вслед за отступавшими воинами.

Остановились они только высоко в скалах, за длинным пологим берегом.

— Вы молодцы,— попытался приободрить уцелевших воинов Род.— Никто на вашем месте не сумел бы сделать больше.

Один из воинов беспомощно развел руками:

— Как можно сражаться с врагами, которые заставляют нас замирать на месте, милорд?

Род спешился и бережно снял с Векса Гвен.

— Думаю, моя жена подсказала нам как. У нас все получится, как только она придет в себя.

Он наклонился и опустил Гвен на землю между двумя валунами, присел, прижал к груди ее голову и плечи. Внезапная боль пронзила его предплечье, и он вспомнил, что получил по этому месту удар дубинкой. Теперь ему вспомнились и другие полученные в бою удары. Адреналин, бушевавший в его крови во время сражения, постепенно рассасывался, и ушибы начали болеть. Не без удивления он обнаружил ярко-алую полосу на груди под разорванной рубахой — оказывается, один из неандертальцев достал его топором. При мысли о том, насколько близок должен был быть враг для нанесения такого удара, Роду стало худо. Но он прогнал воспоминания. Сейчас было не до этого.

— Ну, что они там делают?

— Расхрабрились, милорд.— Один из воинов залег между камнями, что были обращены к берегу.— Отходят от своего дракона.

— Деревенских не видно?

— Ни души, милорд. Все вовремя бежали.

Род кивнул:

— Жалко деревню, но они смогут ее отстроить заново.

— Но она пока не разрушена, милорд.

— Пока,— эхом отозвался Род,— Там у меня в мешке бурдю-чок с вином, ребята. Пустите по кругу.

Воин живо подскочил и достал из мешка бурдюк. Он жадно отпил вина сам, затем передал товарищу.

— Тоби! — позвал Род. Ответа не последовало.

Гвен пошевелилась в объятиях Рода, зажмурилась от страшной головной боли, но открыла глаза, увидела мужа и, успокоившись, прижалась к его груди и прикрыла глаза:

94
{"b":"201204","o":1}