ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, стоит подстраховаться, — согласился Тиниэн, и принялся раскладывать веревку на земле. Рисунок состоял из кругов, странных кривых и многоконечных звезд.

— Все верно? — спросил он Сефрению.

— Вот здесь сдвинь немного левее, — указала она. — Теперь лучше. Я поправлю тебя, если что-то будет неправильно.

— Из чистого любопытства, — сказал Келтэн, — Сефрения, а почему бы тебе не сделать это самой? Ты ведь знаешь об этом гораздо больше, чем любой из нас.

— Я слишком слаба для этого ритуала. В нем человек борется с мертвым, пытаясь поднять его, здесь нужна сила.

Тиниэн заговорил по стирикски, придавая своему голосу всю возможную звучность. В словах был какой-то особенный ритм, подчеркиваемый медленными повелительными жестами. Голос его становился все громче, в нем послышались нотки приказа. Наконец он поднял обе руки вверх и резко сомкнул их.

Сперва как будто ничего не произошло, но немного спустя земля внутри круга покрылась рябью и содрогнулась. Томительно медленно что-то поднялось оттуда.

— Боже! — в ужасе воскликнул Келтэн, уставившись на призрак страшно изуродованного человека.

— Говори же, Улэф, — сквозь стиснутые зубы проговорил Тиниэн. — Я не смогу продержать его долго.

Улэф вышел вперед и заговорил на резком гортанном языке.

— Древний талесианский, — шепнула Сефрения. — Простые солдаты времен Сарека говорили на нем.

Призрак ответил. Голос звучал глухо, один звук его мог испугать. Потом резко указал куда-то костлявой рукой.

— Отпусти его, Тиниэн, — сказал Улэф. — Я узнал, что нам нужно.

Лицо Тиниэна к этому времени посерело от напряжения и он уже не мог справиться с дрожью в руках. Он проговорил два слова по стирикски и призрак исчез.

— Этот не знает ничего, — сказал Улэф, — но он указал место, где похоронен граф. Он был из свиты короля Сарека, и если кто-нибудь и знает, где тот похоронен, так это он. Это примерно вон там.

— Но сначала дайте мне отдышаться, — произнес Тиниэн.

— Это и правда так тяжело?

— Ты себе и представить не можешь, друг мой.

Тиниэн немного пришел в себя, собрал веревку и выпрямился.

— Ладно. Пойдем будить графа.

Улэф повел их к небольшому холмику неподалеку.

— Курган, — сказал он. Их всегда возводили над могилами знатных людей.

Тиниэн разложил на вершине холмика пантакль, вышел из круга и начал заклинание снова. Договорив его, он, как и в прошлый раз, стиснув руки над головой.

Призрак, явившийся на этот раз, не был так страшно изувечен. На нем была длинная талесианская кольчуга, а на голове — шлем с витыми рогами.

— Кто ты, дерзко нарушивший мой покой? — вопросил он Тиниэна.

— Он потревожил тебя по моей просьбе, мой Лорд, — ответил Улэф. — Я твой соотечественник и я хочу говорить с тобой.

— Тогда говори быстро.

— Мы ищем место, где упокоен Его Величество король Сарек. Не знаешь ли ты, мой Лорд, где это место?

— Король не покоится на этом поле, — ответил призрак.

Сердце Спархока упало.

— А знаешь ли ты, что произошло с ним? — настаивал Улэф.

— Его величество выехал из своей столицы Эмсата, когда до него дошли вести о вторжении Отта. С ним было лишь несколько человек из его свиты. Остальные остались в распоряжении командующего главными силами. Мы должны были последовать за Его Величеством, когда соберется вся армия. Когда мы прибыли сюда, то не смогли нигде найти короля. Никто здесь не знает, что произошло с ним, поэтому ищите еще где-нибудь.

— Последний вопрос, мой Лорд. Не знаешь ли ты, каким путем собирался король добираться до этого поля?

— Он поплыл к северному побережью, Рыцарь. Ни один человек, живой или мертвый, не знает, где он сошел на берег. Поэтому ищите в Пелозии, или в Дэйре, и верните меня туда, откуда заставили подняться.

— Благодарим тебя, мой Лорд, — поклонился Улэф.

— Ваша благодарность ничего не значит для меня, — безразлично ответствовал призрак.

— Отпусти его, Тиниэн, — печально проговорил Улэф.

И снова Альсионец произнес два стирикских слова и призрак исчез. А Спархок и все остальные с отчаянием смотрели друг на друга.

9

Улэф подошел к Тиниэну, сидящему на земле, обхватив голову руками.

— Как ты? — спросил талесианец. Спархок подумал, что раньше не замечал в огромном рыцаре такой заботливости к своим компаньонам.

— Устал немного, вот и все, — слабо ответил Тиниэн.

— Больше тебе этого делать нельзя, сам понимаешь.

— Я смогу еще немного.

— Передай мне заклинание, — сказал Улэф. — Я смогу побороться с мертвыми не хуже, чем с живыми.

Тиниэн бледно улыбнулся.

— Держу пари, что у тебя и правда получится. Ты всегда был такой, самый сильный?

— Да нет, лет с семи, — откровенно признался Улэф. — С тех пор, как я сунул своего старшего братца головой в деревянный горшок. Отец вытаскивал его оттуда два часа. С тех пор у него, в смысле у брата, огромные уши. Он второй среди лучших в сражениях с ограми, — Талесианец взглянул на Спархока. — Ну, что теперь?

— Ну мы не сможем обыскать всю Пелозию и Дэйру, — сказал Келтэн.

— Само собой, — отозвался Спархок, — у нас нет столько времени. Нам нужно получить какие-нибудь более точные сведения. Бевьер, может ты подскажешь что-нибудь?

— Об этой части битвы было написано немного, Спархок, — ответил Сириник. Он улыбнулся Улэфу: — Наши Генидианские братья несколько небрежны в составлении летописей.

— Писать рунами слишком утомительно, — ответил Улэф. — Особенно на камне.

— Надо поискать какую-нибудь деревню, или город, — сказал Кьюрик.

— И что?

— У нас много вопросов, а там есть кого порасспросить.

— Кьюрик, битва была пять сотен лет назад, — напомнил Спархок. — Вряд ли мы сможем найти какого-нибудь живого очевидца ее.

— Конечно нет. Но может быть, есть какие-нибудь предания, байки… Например, названия горы, или ручья может оказаться ключом.

— Стоит попробовать, Спархок, — серьезно сказала Сефрения.

— Все это очень эфемерные надежды, Сефрения.

— А у нас есть что-нибудь другое.

— Ну, например, пробираться на север.

— И, возможно, оставить все эти попытки выкопать здесь что-то. Все поле и так перекопано, так что вряд ли есть надежда найти здесь Беллиом.

— Ну ладно. Мы едем на север, и если узнаем что-то обещающее, Тиниэн может поднять еще одного призрака.

Улэф с сомнением покачал головой.

— Надо бы быть с этим поосторожнее. Он поднял двоих и уже на ногах не стоит.

— Со мной все будет в порядке, — слабо запротестовал Тиниэн.

— Конечно, если у нас случится возможность дать тебе поваляться в постели несколько дней.

Они помогли Тиниэну взобраться в седло, сели на лошадей сами и отправились на север под непрекращающимся дождем.

Город Рандера, окруженный высокими стенами с огромными мрачными башнями по углам, стоял на восточном берегу озера.

— Ну? — сказал Келтэн, с подозрением посматривая на лэморкандский город.

— Пустая трата времени, — проворчал Кьюрик, указывая на комья развороченной земли, которую постепенно размывал упорный дождь. — Мы все еще идем по перекопанным местам, нам надо дальше на север.

Спархок критически посмотрел на Тиниэна. Краска возвращалась на лицо Альсионца, но все же медленно, слишком медленно.

Минул полдень, и наконец истерзанная кладоискателями земля осталась позади.

— Сэр Спархок, там внизу что-то вроде маленькой деревни, — сказал Берит.

— Ну что ж, сойдет для начала, — согласился Спархок. — Посмотрим, может там найдется трактир? Пора уже нам поесть горячего и посушиться.

— В трактире наверняка есть люди, и они не прочь поболтать, и среди них наверняка найдутся такие, которые гордятся тем, как они хорошо знают историю здешних краев, — добавил Келтэн.

Они спустились вниз, к берегу озера и въехали в деревню. Мощеная разбитая улица сбегала под уклон к берегу, облепленная кое-как кособокими домишками. На берегу было несколько пристаней и на шестах, воткнутых в песок сушились сети. Вся деревня была пропитана запахом рыбы. Деревенский житель, окинув их подозрительным взглядом, указал на дорогу к единственному постоялому двору в деревне — старинному каменному строению с черепичной крышей.

120
{"b":"201208","o":1}