ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, мы подойдем снаружи, — немного сконфуженный безапелляционным тоном Сефрении, сказал Спархок.

— Буду весьма признательна.

Рыцари вышли из палатки.

— Она может быть очень строгой, — заметил Улэф.

— Да, когда замышляет что-то серьезное.

— Она всегда так обходится с вами, Пандионцами?

— Да.

Тут они услышали доносящиеся из палатки звуки свирели Флют. Мелодия напоминала ту, что она играла в порту в Ворденаисе, чтобы отвлечь внимание солдат церкви. Но неуловимые отличия делали ее совсем другой. Сефрения громко и властно заговорила по стирикски. Палатка засветилась золотистым сиянием.

— Никогда раньше не слыхал этого заклинания, — сказал Улэф.

— Нас учат только тому, что нам знать необходимо. А существует еще множество заклинаний, о которых мы и не подозреваем, — Спархок помолчал и громко окликнул: — Телэн!

Мальчик высунул голову из другой палатки.

— Что? — спросил он решительно.

— Иди сюда, я хочу поговорить с тобой.

— Вот сам и иди сюда, внутрь, там мокро.

Спархок вздохнул.

— Слушай, Телэн, иди сюда, и, ради Бога, не спорь со мною по каждому поводу, когда я прошу тебя что-нибудь сделать.

Ворча что-то себе под нос, мальчик вылез из палатки и осторожно приблизился к Спархоку.

— Что, снова я что-то натворил?

— Насколько мне известно, пока нет. Ты сказал, что фермера, у которого ты купил телегу, зовут Ват?

— Да.

— И далеко отсюда он живет?

— Мили две.

— А как он выглядит?

— Ну, глаза у него глядят в разные стороны, и он все время чешется. Это, наверно, тот самый человек, о котором рассказывал тот старикашка в пивной.

— Откуда ты об этом знаешь?

— Я стоял за дверью, — пожал плечами Телэн.

— Подслушивал?

— Ну, я бы не стал называть это так. Я ребенок, Спархок, по крайней мере люди так думают. Взрослые думают, что детям не нужно всего знать. Вот я восполняю пробелы по мере сил.

— Может, он в чем-то и прав, Спархок, — усмехнулся Улэф.

— Сходи-ка лучше за своим плащом, — сказал Спархок мальчику. — Сейчас мы с тобой нанесем визит этому косоглазому хлебопашцу.

Телэн посмотрел на размокшее от дождя поле и вздохнул.

Звуки свирели Флют смолкли, затих и голос Сефрении.

— Интересно, добрый это знак, или нет? — сказал Улэф.

Они застыли в напряжении, ожидая. Минуту спустя выглянула Сефрения.

— Кажется ему лучше. Можете поговорить с ним немного. Я буду знать лучше, когда послушаю, как он с вами говорит.

Голова Тиниэна покоилась на свернутом одеяле, лицо его по-прежнему было пепельно-серым и руки тряслись. Но в глазах уже слабо светилась мысль.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил его Спархок, стараясь говорить как бы между прочим.

Тиниэн слабо улыбнулся.

— Если ты и правда хочешь знать правду, я себя чувствую так, словно из меня все вынули, мелко порубили и снова засунули. Вам удалось убить эту тварь?

— Спархок проткнул его копьем чуть не насквозь, — ответил Улэф.

В глазах Тиниэна снова мелькнул страх.

— А оно не вернется снова?

— Вряд ли, — усмехнулся Улэф. — Оно с такой прытью ускакало в свою могилу, и земля сомкнулась над ним.

— Слава Богу, — облегченно вздохнул Тиниэн.

— Аминь.

— А теперь тебе лучше поспать, поговорим обо всем позже, — сказала Сефрения.

Тиниэн кивнул.

Сефрения подоткнула ему одеяло и взглядом показала Спархоку и Улэфу на выход.

— Надеюсь, он выкарабкается, — сказала Сефрения, выходя вслед за ними. — Конечно не сразу, но он поправится.

— Я собираюсь взять Телэна и сходить поговорить с этим фермером, — сообщил им Спархок. — Кажется это тот самый человек, о котором нам говорил старик на постоялом дворе. Может он что-нибудь подскажет нам.

— Да, стоит попробовать, — согласился Улэф. — А мы с Кьюриком присмотрим здесь.

Спархок кивнул и вошел в палатку, которую он обычно делил с Келтэном. Он снял с себя тяжелые доспехи и натянул кольчужную рубаху, подвесил к поясу меч и натянул на плечи серый дорожный плащ. Переодевшись он вышел к огню.

— Выходи, Телэн, — позвал он.

Мальчик смиренно вышел из палатки. Он плотно завернулся в свой еще сыроватый плащ.

— Наверно я не смогу отговорить тебя от этого? — предположил он.

— Нет.

— Надеюсь, что этот фермер еще не заглядывал себе в сарай. А то вдруг он будет слишком щепетилен насчет своих дров.

— В случае чего я заплачу.

Телэн вздрогнул.

— После того, как я так старался? Спархок, это просто унизительно, это просто аморально!

Спархок с удивлением посмотрел на него.

— Когда-нибудь ты, пожалуй, должен будешь изложить мне свои взгляды на мораль.

— Это очень просто, Спархок. Первое правило — это ни за что не платить.

— Об этом я догадывался.

Небо на западе постепенно прояснялось и дождь превратился в легкую морось, больше похожую на туман. У Спархока немного отлегло от души. Последнее время неуверенность все сильнее глодала его, неуверенность возникшая с того момента, как они покинули Симмур. Но все же, уверенность в том, что они шли неверной дорогой, по крайней мере давала твердую почву для начала новых поисков. Спархок принял потери стоически и продолжал путь к светлеющему над горизонтом небу.

Дом и пристройки фермера Вата лежали в небольшой лощине. Местечко, окруженное вихляющимся плетнем, имело довольно затрапезный вид. Дом был полу каменный, полубревенчатый, крытый потемневшей соломой. Сарай стоял, не разваливаясь, только по привычке. Посреди двора красовалась родная сестра той телеги, с которой недавно явился Телэн. Всюду были разбросаны лопаты, мотыги, грабли, вилы, брошенные, наверно там, где хозяин пользовался ими в последний раз. Промокшие курицы переваливались по двору, рядом с входной дверью валялась огромная черно-белая свинья.

— Не слишком чисто, — заметил Телэн, когда они въехали во двор.

— Я видел подвал, в котором ты жил в Симмуре, — заметил Спархок. — Я бы тоже не назвал его особо уютным.

— По крайней мере он был спрятан от глаз, а здесь все на виду.

Косоглазый человек с нечесаными грязными волосами вышел из дома. Он с отсутствующим взглядом чесал свое вывалившееся из обтрепанного жилета пузо.

— Что надо? — недружелюбно поинтересовался он, наградив свинью здоровенным пинком. — Убирайся отсюда, Софи!

— Мы говорили с одним стариком, там в деревне, — сказал Спархок указывая большим пальцем через плечо. — Такой седой, с трясущейся головой и знает множество старых баек.

— А видно это старый Фарш, — проворчал фермер.

— Мы не спрашивали его имя. Мы встретили его в пивной на постоялом дворе.

— Ну тогда это точно Фарш, где еще быть старому пьянчуге. Ну а я-то тут причем?

— Он сказал, что ты тоже любитель старых историй, особенно о битве с земохами.

Лицо Вата просветлело.

— А, так вы за этим, — сказал он. — Мы с Фаршем всегда любили потрепать языками о тех временах. Заходите, заходите внутрь. Ежели есть надобность то мне в радость поговорить о тех старых добрых денечках.

— Ну что ж, если тебя это не затруднит, приятель, — сказал Спархок, спрыгивая с Фарэна.

— Может поставить ваших лошадок в сарай?

Фарэн с презрением взглянул на шаткое сооружение и заржал.

— Спасибо, приятель, — сказал Спархок, — но дождь перестал, пусть они лучше погуляют на твоем лугу и ветер просушит их шкуры.

— Но их могут свести.

— Ну, только не моего коня, — ответил Спархок. — Он не из тех, которых крадут.

— Ну, как хотите, — пожал плечами фермер и распахнул дверь в дом.

Обстановка внутри была немногим лучше, чем во дворе. Остатки обеда валялись на столе, по углам было навалено старое грязное тряпье.

— Меня зовут Ват, — представился косоглазый и шлепнулся на стул. — Садитесь, предложил он и уставился на Телэна. — А не тот ли это самый мальчик, который купил у меня повозку?

— Да, — нервно ответил Телэн. — Это я.

— Ну и как она, в порядке? Колеса на месте?

124
{"b":"201208","o":1}