ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Улэф усмехнулся и взобрался на лошадь.

— Вам дать копья? — спросил Кьюрик.

— Нет, для этого случая они не понадобятся, — ответил Улэф, поигрывая топором.

Спархок влез на Фарэна, приладил на место щит и вытащил меч. Они пришпорили коней, и поскакали к кустам. Через несколько мгновений земохи выскочили из укрытия и врассыпную бросились наутек, что-то голося.

— Давай-ка за ними! — крикнул Спархок. — Нужно как следует разогнать их по сторонам, а потом вернемся.

Двое верховых проломились сквозь кусты и продолжали преследовать земохов на соседнем, перепаханном поле.

— Почему бы нам просто не перебить их? — прокричал Улэф.

— Не вижу в этом надобности! Их только четверо, и они не несут нам опасности.

— Ты что-то размяк, друг мой!

— Да ну тебя!

Они погоняли земохов с четверть часа, потом натянули поводья.

— Они неплохо бегают, — ухмыльнулся Улэф.

Они поворотили коней и вернулись в лагерь. Сборы были закончены и все вместе отправились на север вдоль берега озера. По пути в полях иногда видны были работающие крестьяне, земохи больше не появлялись. Во главе отряда ехали Улэф и Кьюрик, ехали не торопясь, шагом.

— Как ты думаешь, что это были за люди, там, в кустах? — спросил Келтэн едущего рядом с телегой Спархока. — Келтэн, как наименее пострадавший правил повозкой. Одной рукой он небрежно держал вожжи, а другую — бережно прижимал к поврежденным ребрам.

— Это наверно соглядатаи Отта, на случай, если кто-нибудь, а не они, найдет Беллиом, чтобы ему сразу стало известно.

— Но может быть все не так просто. Во всяком случае стоит быть настороже.

Солнце припекало все сильнее, железо черных доспехов Спархока разогрелось и он уже начал жалеть об облаках и прохладном дожде.

Вечером они встали лагерем в дубраве, недалеко от Пелозианской границе. Следующим утром поднялись рано. Приграничный патруль без вопросов пропустил их, проводив почтительными взглядами отряд Рыцарей Храма и к полудню с вершины холма им открылся вид на пелозианский город Пэлер.

— Мы доехали быстрее, чем я надеялся, — заметил Кьюрик, когда они спускались к городу по склону холма, — ты уверен, что твоя карта точна, Спархок?

— Никакая карта не может быть абсолютно точной, а эта еще из лучших.

— Я в Талесии знавал одного ученого картографа, — сказал Улэф. — Он тогда составлял карту земель между Эмсатом и Хасделом. Сначала-то он измерял все шагами, но потом купил лошадь, и прикидывал расстояния на глаз. Так что его карта и близко не походила на то, что есть на самом деле. Но все пользовались ею, потому что кто сделает другую?

Проезжая через южные ворота города, Спархок узнал у стражи, где в нем есть хорошая гостиница.

— Телэн, — позвал он. — Как ты думаешь, сможешь ты сам найти дорогу в гостиницу?

— Конечно, я могу найти любое место в городе.

— Хорошо, тогда оставайся здесь и присмотри немного за этой дорогой. Сразу же дай знать мне, если эти земохи продолжают любопытствовать по нашему поводу.

— Нет проблем, Спархок, — Телэн спешивался и привязал лошадь недалеко от ворот, и сам присел у дороги.

Остальные въехали в город, колеса повозки загрохотали по мостовой. На улицах было полно народу, но прохожие поспешно расступились перед Рыцарями Храма, и они добрались до гостиницы не больше, чем за полчаса.

Надменную физиономию содержателя гостиницы затеняли поля обычной в Пелозии широкой остроконечной шляпы.

— Хозяин, есть у тебя комнаты? — спросил его Спархок.

— Конечно, это же гостиница.

Спархок с холодным выражением лица хранил молчание.

— В чем дело? — заволновался хозяин гостиницы.

— Я дожидаюсь, пока ты закончишь приглашение. Ты кое-что забыл сказать.

— О, простите, мой господин, — промямлил хозяин, сильно покраснев.

— Гораздо лучше, — подбодрил его Спархок. — Ну вот, у меня с собой трое раненных людей. Здесь где-нибудь поблизости есть врач?

— Вниз по улице, мой господин. Там есть вывеска.

— Он хороший лекарь, не шарлатан?

— Точно не скажу, мне не приходилось лечиться у него.

— Что ж, тогда мы испытаем. Я приведу своих друзей и схожу за ним.

— Боюсь, он не пойдет с вами, мой господин. Он слишком заносчив. Он не покидает своего дома, а желает, чтобы больные и увечные приходили к нему.

— Я думаю, что смогу убедить его, — мрачно усмехнулся Спархок.

Содержатель гостиницы нервно рассмеялся.

— Сколько вас всего, мой господин?

— Десять. Я сейчас приведу их, а потом схожу побеседую с этим важным господином — доктором.

Они помогли Келтэну, Тиниэну и Бевьеру войти в гостиницу и добраться до комнат, а потом Спархок спустился вниз и решительно направился к дому доктора.

Лекарь занимал второй этаж над зеленой лавкой, и лестница к нему шла снаружи дома. Спархок, звеня шпорами, взобрался по ступеням и без стука распахнул дверь. Доктор оказался небольшим человечком с настороженным лицом, одетым в голубое. Он удивленно выпучил глаза, увидев вошедшего без приглашения угрюмого человека в черных доспехах.

— Простите? — несколько раздраженно произнес он.

Спархок не обратил на это внимания, решив, что лучше сразу отрезать пути ко всем возможным аргументам и возражениям.

— Вы — врач? — спокойно спросил он.

— Я.

— Вы пойдете со мной, — это была не просьба.

— Но…

— Никаких но. У меня трое раненных друзей, нуждающихся в вашей помощи.

— Почему бы вам не привести их сюда? У меня не в обычае ходить к больным на дом.

— Обычай меняется. Собирайте все, что вам нужно и идемте. Они в гостинице на этой улице.

— Это возмутительно, сэр Рыцарь!

Вы собираетесь со мной поспорить? — спокойно спросил Спархок.

— О… нет, нет, что вы, — пошел на попятный лекарь. — Я, конечно, сделаю для вас исключение.

— Я в этом не сомневался.

Врач быстро поднялся на ноги.

— Мне необходимо взять с собой инструменты и лекарства. Не соблаговолите ли вы сказать мне, какого рода повреждения у ваших друзей?

— У одного из них сломано несколько ребер, другого, кажется, внутреннее кровоизлияние, а третий страдает в основном от истощения.

— Истощение лечится просто. Несколько дней в постели и хорошее питание.

— У нас нет на это времени. Нужно что-нибудь, что быстро поставило бы его на ноги.

— А как они получили эти повреждения?

— Мы путешествовали по делам Церкви, — коротко ответил Спархок.

— Что ж, всегда рад послужить святой Церкви.

— Вы не представляете себе, как я счастлив слышать это.

Спархок, торопя, привел врача на второй этаж гостиницы. Пока медик осматривал больных, Спархок отвел в сторонку Сефрению.

— Дело к вечеру, — сказал он ей. — Отложим визит к дубильщику до утра, а то нам придется торопить его, и он может забыть что-нибудь важное.

— Верно, — согласилась Сефрения. — Кроме того, я хочу присмотреть за этим лекарем. Он не внушает мне доверия.

— Лучше бы ему оказаться умелым врачом. Иначе я разъясню ему, что такое добросовестность.

— О, Спархок, — Сефрения покачала головой.

— Но это лучший способ, матушка. Он должен понять — либо они поправятся, либо заболеет он. Это подвигнет его сделать все, что он сделать в силах.

Пелозианские блюда, которыми накормили в гостинице, состояли в основном из вареных овощей, лишь слегка приправленных соленой свининой. Последнее, конечно, было для Сефрении и Флют совершенно неприемлемо, и свинину для них заменили вареными яйцами. Страдания Келтэна не помешали ему опустошить тарелку в мгновение ока.

Когда стемнело, в гостиницу явился Телэн.

— Они все еще идут за нами, Спархок. Только на этот раз их гораздо больше, — сообщил он. — Я видел человек сорок на холме к югу от города и на этот раз они все верхами. Они выехали на гребень, осмотрелись и снова спрятались в лесу.

— Это уже серьезнее, чем четверо, — заметил Келтэн.

— Да, — согласился Спархок. — Как ты думаешь, Сефрения?

127
{"b":"201208","o":1}