ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кьюрик усмехнулся ему.

— То, что я сделал было гораздо смешнее.

Летний дом пелозианца внутри оказался еще роскошнее, чем казался снаружи. Редкие сорта деревьев, искусная резьба украшали стены. Полы и камины были выложены мрамором, мебель обита самой дорогой парчой.

Спархок и его друзья совершили обильную трапезу в огромной богатой столовой.

— Да, вот это жизнь, — вздохнул Келтэн. — Спархок, почему мы не можем жить чуть-чуть роскошнее?

— Мы же Рыцари Храма, — напомнил Спархок. — Воздержание предписано нам уставом, бедность закаляет наш дух.

— Но нельзя ли поменьше закалки?

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Сефрения Бевьера.

— Спасибо, мне гораздо лучше, — ответил Арсианец. — Я уже не кашлял кровью этим утром. Спархок, завтра мы могли бы перейти на легкий галоп, а то эта ленивая трусца стоит нам времени и вгоняет в сон.

— Нет, еще один день поедем шагом, — сказал Спархок. — Если верить карте, местность вокруг Вэнна холмистая и малонаселенная, а это очень удобно для засад. Надо, чтобы все — и ты и Келтэн и Тиниэн были в состоянии защитить себя.

— Берит, — позвал Кьюрик.

— Да.

— Не сделаешь ли ты одолжение мне, перед тем как мы покинем это место?

— Конечно.

— Первое, что я попрошу сделать тебя утром — это вывести Телэна во двор и обыскать его как следует. Хозяин этого дома был очень гостеприимен к нам, я не хочу, чтобы он счел себя обиженным какой-либо пропажей.

— С чего ты взял, что я собираюсь что-то красть? — возмущенно спросил Телэн.

— А что заставляет меня ожидать обратного? Это просто предосторожность. Здесь так много маленьких, но очень дорогих безделушек и некоторые из них могут случайно завалиться тебе в карман.

Перины на кроватях в этом доме были очень пышные и мягкие. Давно уже никто из них не спал в такой роскоши. На следующее утро хорошо вышколенные слуги накрыли стол к обильному и прекрасно приготовленному завтраку. Позавтракав, они взобрались на поджидающих их во дворе лошадей и двинулись дальше. Весна вступила в силу в этих краях — золотилось восходящее солнце, в голубом небе пели жаворонки. Флют, сидевшая в телеге, откликалась на их трели переливами своей свирели. Сефрения уже несколько окрепла, но Спархок настоял, чтобы этот день она ехала в повозке.

Незадолго до полудня на ближайшем холме появился отряд из полусотни скачущих галопом свиреполицых всадников. Они были одеты в одежды, сшитые целиком из кожи, волосы на головах были начисто выбриты.

— Кочевники. Один из бродячих кланов с восточных границ, — предупредил Тиниэн. — Будь очень осторожен, Спархок. Они горячие люди.

Кочевники устремились вниз по склону холма. Все они были прекрасными наездниками — казалось, что всадники слились в единое существо со своими лошадьми. Вооружены они были свирепо изогнутыми саблями, у многих в руках были короткие копья и круглые щиты. По резкому приказу предводителя они быстро осадили лошадей, так что те присели на задние ноги, взрывая копытами траву на склоне. В сопровождении пяти всадников предводитель — высокий человек с узкими глазами и шрамом через всю голову вышел вперед. Сопровождающие его всадники с нарочитым удальством заставляли своих жеребцов становиться на дыбы и гарцевать, потом, воткнув копья в землю, кочевники широким размахом выхватили из ножен сабли.

— Нет, — резко окрикнул Тиниэн, когда в ответ Рыцари потянулись за своими мечами, — это просто ритуал.

Бритоголовые люди спешились и вышли на несколько шагов перед своими конями. По скрытому знаку седоков, кони преклонили передние колена, а воины поднесли гарды сабель к лицу, салютуя.

— Боже, — выдохнул Келтэн. — Никогда не видел, чтобы лошадь вытворяла такое.

Фарэн пряднул ушами и неблагожелательно покосился на Келтэна.

— Привет вам, Рыцари Храма, — возгласил их вождь. — Приветствуем вас и готовы служить вам.

— Можно я поговорю с ними? — предложил Тиниэн Спархоку. — У меня есть некоторый опыт.

— Давай, Тиниэн, — согласился Спархок, поглядывая на отряд свирепого вида воинов на холме.

— И мы рады приветствовать вас, воины Пелои, — нараспев продекламировал дейранец. — Рады приветствовать, как наших братьев.

— Ты знаком с нашими обычаями, сэр Рыцарь, — сказал человек со шрамом.

— Я провел немало времени на восточных границах, Доми.

— А что значит — Доми? — прошептал Келтэн.

— Это древнее пелозианское слово, — так же шепотом ответил Улэф. — Что-то вроде вождя.

— Что-то вроде?

— Это долго объяснять.

— Не вкусишь ли ты со мной соли, сэр Рыцарь? — спросил вождь.

— С радостью, Доми, — ответил Тиниэн, слезая с лошади. — И может быть приправим ее хорошо прожаренной бараниной?

— Хорошо сказано, сэр Рыцарь.

— Достань баранину, — приказал Спархок Телэну. — Она в зеленом мешке. И не спорь.

— Я скорее откушу себе язык, — ответил Телэн, нервно копаясь среди тюков.

— Теплый денек сегодня, — проговорил Доми, усевшись, скрестив ноги на пышную траву.

— Мы говорили то же самое несколько минут назад, — согласился Тиниэн, тоже садясь.

— Я — Кринк, — представился человек со шрамом. — Я доми этого отряда.

— Я Тиниэн, — сказал в ответ дейранец. — Рыцарь Альсиона.

— Так я и подумал.

Несколько растерявшийся Телэн подошел к ним, таща зажаренную ногу ягненка.

— Хорошее мясо, — похвалил Кринк, отвязывая от пояса кожаный мешочек с солью. — Рыцари Храма знают толк в еде, — он разорвал зубами и пальцами кусок мяса пополам и подал половину Тиниэну, потом развязал мешочек и предложил: — Соль, брат.

Тиниэн запустил пальцы в соль, зачерпнул щепотку и посыпал свое мясо, после чего встряхнул пальцы поочередно по четырем сторонам света.

— Ты хорошо знаешь наши обычаи, друг Тиниэн, — снова похвалил Доми. — А этот славный мальчишка, не твой ли сын?

— Нет, Доми, — вздохнул Тиниэн. — Он хороший парнишка, но любит приворовывать.

— Хо-хо, — коротко хохотнул Кринк, хлопая Телэна по плечу так, что тот с трудом удержался на ногах. — Умение воровать — второе достоинство воина после храбрости. Ну и как, юноша, ты хорошо преуспел в этом?

Телэн тонко улыбнулся и прищурился.

— Может быть вы хотите испытать меня, Доми? — спросил Телэн. — Спрячьте все, что сможете, остальное я стащу.

Воин расхохотался, откинув назад голову. Телэн подойдя тихонько поближе, сделал несколько быстрых движений.

— Отлично, — усмехнулся, Доми. — Тащи все что можешь.

— Я вам конечно благодарен, Доми, — ответил Телэн, — но я уже. Думаю, что уже взял у вас все, что хоть что-то стоит.

Кринк моргнул и принялся ощупывать себя, глаза его наполнились страхом. Кьюрик тяжело вздохнул.

— Не бойся, все может обернуться хорошо, — прошептал Спархок.

— Две броши, — тем временем перечислял Телэн, вручая бритоголовому украденные вещи. — Семь колец, одно на вашей левой руке держалось очень крепко вы знаете. Золотой браслет, хотя здесь, я полагаю, не обошлось без латуни. Рубиновый кулон, я надеюсь вы не слишком дорого за него заплатили? Вы знаете, камень не слишком хорош. А вот ваш кинжал, а вот и камень с вашей сабли, — и Телэн важно сложил руки на груди.

Доми рассмеялся смехом, переходящим в рыдание.

— Я покупаю этого мальчика, — объявил он. — Даю за него табун лучших лошадей. Я буду воспитывать его как родного сына. Такого искусного вора я еще не видел.

— Прости, дружище Кринк, но мальчик не принадлежит мне.

Кринк вздохнул.

— А лошадей ты красть тоже можешь, мальчик? — тоскующим голосом спросил он.

— Лошадь, пожалуй, трудновато спрятать в карман, Доми. Но я бы мог над этим поразмыслить.

— Парень просто золото, — благоговейно сказал предводитель кочевников. — Его отцу очень повезло.

— Вот как? Что то я не замечал этого раньше, — прошептал Кьюрик.

— О, юный мой друг, — с сожалением произнес Кринк. — У меня, кажется, пропал еще и кошелек, и довольно тяжелый кошелек.

— Ай, как же я забыл, — воскликнул Телэн, хлопнув себя по лбу. — совсем из головы вон, — он выудил из-за пазухи огромный кожаный кошель и вручил его бритоголовому воину.

131
{"b":"201208","o":1}