ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они поворотили коней и поехали назад по петляющей дорожке. Солнце уже поднялось над горизонтом, но Спархок чувствовал внутренний холод, с которым не в силах были справиться ласковые теплые лучи дневного светила. Встреча со Старшим богом заморозила его кровь, хотя на этот раз это был только голос.

Когда они добрались до кургана, Тиниэн прихватил веревку и первым влез наверх. Снова он выложил на землю магический пантакль.

— Ты уверен, что не поднимешь вместо короля какого-нибудь его спутника, — спросил Келтэн.

Тиниэн покачал головой.

— Я буду вызывать Сарека по имени, — он начал заклинание и в конце его стиснул поднятые над головой руки.

Сначала ничего не происходило, как и раньше, но немного спустя над могилой появился призрак человека гигантского роста — короля Талесии Сарека. Его древние кольчужные доспехи были иссечены мечами и топорами, на щите красовалась огромная вмятина, а клинок меча был весь зазубрен. Короны на его голове не было.

— Кто ты? — спросил призрак пустым гулким голосом.

— Я — сэр Тиниэн, Ваше Величество. Альсионский рыцарь из Дэйры.

Король Сарек обратил к нему темные провалы глазниц, сурово сдвинув брови на мертвом лице.

— Не подобает беспокоить мертвых, сэр Тиниэн. Не буди моего гнева, верни меня назад.

— Прошу простить меня, Ваше Величество. Мы не нарушили вашего царственного покоя, если бы не события чрезвычайной важности.

— Для мертвого нет ничего важного в мире живых.

Спархок вышел вперед.

— Мое имя Спархок, Ваше Величество.

— Пандионец, видно по твоим доспехам.

— Да, Ваше Величество. Моя королева Элана смертельно больна, и только Беллиом может спасти ее. Мы пришли умолять вас разрешить нам воспользоваться этим украшением вашей славной короны, чтобы восстановить ее здоровье. Мы вернем камень в вашу могилу, как только выполним эту задачу.

— Возвратите или оставьте у себя, сэр Спархок, но вы не найдете его в моей могиле.

У Спархока перехватило дыхание, как будто лошадь лягнула его в грудь.

— А эта ваша королева, что за недуг постиг ее, от которого только Беллиом может излечить? — в голосе призрака послышался легкий намек на любопытство.

— Она была отравлена, Ваше Величество, людьми вожделеющими захватить ее трон.

Лицо Сарека стало гневно.

— Предательство, сэр Спархок, — резко прозвучал гулкий голос. — И ты знаешь, кто это совершил?

— Да.

— И ты наказал их?

— Еще нет, Ваше Величество.

— Их головы по-прежнему на плечах? Неужели за эти столетия Пандионцы так измельчали?

— Мы думали, что лучше сначала вернуть королеву к жизни, Ваше Величество, чтобы она могла сама произнести над ними их смертный приговор.

Сарек молчал некоторое время, задумавшись.

— Что ж, верно, — одобрил он в конце концов. — Хорошо, сэр Спархок, я помогу тебе и твоим спутникам. Хоть Беллиома и нет здесь, я могу направить вас туда, где он спрятан. Когда я пал на этом поле, мой родич, граф Хейд, подхватил мою корону и бросился в бегство с ней, чтобы она не попала в руки врага. Его тяжело теснили и он получил смертельные раны. Он добрался до берега озера и умер там. В Чертоге Смерти он поклялся предо мной, что бросил корону в воду и враг не нашел ее. Так ищите его в озере, если он все еще там.

— Благодарю вас, Ваше Величество, — сказал Спархок с глубоким поклоном.

Тут вперед выступил Улэф.

— Я — сэр Улэф, из Талесии, — объявил он. — Я состою в дальнем родстве с вами, мой король. Не подобает, чтобы последнее пристанище короля Талесианского находилось в чужой земле. Если бог даст мне сил, и если будет на то ваше согласие, я клянусь возвратить останки на родную землю и успокоить их в королевской усыпальнице в Эмсате.

Сарек одобрительно посмотрел на Генидианца.

— Пусть будет так, родич, ибо, сказать по правде, мой сон неспокоен в этом месте.

— Как только мы выполним нашу задачу, мой король, я вернусь и заберу вас домой, — на голубых глазах Улэфа показались слезы. — Отпусти его на покой, Тиниэн. Ему еще предстоит долгое последнее путешествие.

Тиниэн кивнул и Сарек исчез в земле.

— Вот и все, — сказал Келтэн. — Теперь нам надо отправляться к озеру Вэнн и заняться плаванием.

— Это легче, чем копать, — сказал ему Кьюрик. — Все, что нас сейчас должно беспокоить — это Ищейка и тролль, — Кьюрик нахмурился. — Сэр Улэф, если Гвериг знает, где находится Беллиом, почему же за столько лет он не вернул его себе.

— Насколько я понимаю, Гвериг не может плавать, — ответил талесианец. — Нам, надо думать, придется все-таки повоевать с ним. Ведь как только мы достанем Беллиом из озера, он наверняка нападет на нас.

Спархок взглянул на запад, где солнечный свет дробился бесчисленными сверкающими бликами на водах озера. Утренний порывистый ветер гнал волны по высокой зеленой траве и по серой прибрежной осоке у воды.

— Будем беспокоиться о Гвериге, когда увидим его, — сказал он. — А сейчас поедем и поглядим как следует на это озеро.

Они слезли с могилы и забрались в седла.

Беллиом не должен быть далеко от берега, — сказал Улэф. — Короны делают из золота, а золото — штука тяжелая. Умирающий человек не мог забросить ее слишком далеко, — Генидианец поскреб себя по подбородку. — Мне как-то пришлось искать кое-что под водой. Главное в этом деле — методичность, простым барахтаньем многого не добьешься.

— Вот когда мы подъедем к озеру, ты и покажешь нам, как это делать, — ответил Спархок.

— Ладно, а сейчас давайте держаться точно на запад, пока не выедем к озеру. Если граф Хейд умирал, то он вряд ли стал бы петлять.

Приподнятое настроение Спархока исчезло. Неизвестно, как скоро может вернуться Ищейка, ведя за собой целую орду одуревших людей, а он сам и его друзья не могут оставаться облаченными в доспехи, ныряя в озеро. Они будут совсем беззащитны. И не только это. Как только Азеш узнает, что они на озере, он точно поймет, что они делают, как и Гвериг.

По-прежнему с озера дул легкий бриз и по небу плыли белые пушистые облака.

— Видишь там, наверху, кедровник, — обратился к нему Кьюрик, указывая на рощицу в четверти мили от них, — нам понадобится плот. Эй, Берит, поедем-ка свалим несколько деревьев.

Оруженосец и послушник отправились в рощу, прихватив с собой вьючных лошадей.

Все остальные подъехали к озеру и принялись рассматривать его гладь, по которой ветерок гнал легкую рябь.

— Тяжеленько будет найти что-то на дне, — заметил Келтэн, указывая на пятна торфяной мути на мелких местах.

— Как ты думаешь, нельзя ли как-нибудь определить, к какому месту на берегу подошел граф Хейд? — спросил Спархок Улэфа.

— Граф Гэзек говорил, что Альсионцы проходили здесь и похоронили его, — ответил Генидианец. — Они спешили, так что вряд ли отнесли его тело далеко от того места, где он пал. Давайте посмотрим вокруг, нет ли тут могилы.

— Спустя пять сотен лет, — протянул Келтэн. — От нее вряд ли осталось хоть что-то, Улэф.

— Я надеюсь, ты ошибаешься, друг мой. У дейранцев есть обычай возводить над могилой пирамиду из камней, — вступил в разговор Тиниэн. — Могильный холм может сравняться с землей, но камни гораздо долговечнее.

— Ну, хорошо, — решил Спархок. — Давайте разойдемся и поищем груду камней.

Могилу — небольшой холмик покоричневевших и заросших илом камней — нашел Телэн. Тиниэн заметил ее, воткнув древко копья в подножие.

— Ну что, начнем? — предложил Келтэн.

— Сначала дождемся Кьюрика и Берита, — сказал Спархок. — Дно скорее всего покрыто толстым слоем ила — нам потребуется этот плот.

Оруженосец с послушником вернулись через полчаса. Вьючные лошади тащили за собой волоком с дюжину ровных древесных стволов.

Минул полдень, когда грубое подобие плота было готово. Рыцари сняли доспехи и работали в исподнем под лучами горячего солнца.

— Эй, а ты начинаешь поджариваться, — сообщил Келтэн бледнокожему Улэфу, спина и плечи которого уже покраснели.

— Это уж как обычно, — ответил тот, — талесианцы не могут загорать нормально, — он выпрямился, закончив увязывать последнее бревно. — Теперь давайте-ка спустим его на воду, посмотрим, будет ли он плавать.

148
{"b":"201208","o":1}