ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люди Тэла были вооружены очень разнообразно, одинаково у них было то, что они все весьма умело управлялись со своим оружием.

Спархок опередил всех шагов на пятьдесят, сказалась сила и боевая выучка Фарэна. Он ворвался в самую гущу ошарашенных разбойников, рубя мечом направо и налево. У этих людей не было кольчуг, и клинок Спархока входил в их тела, как острый нож в масло. У парочки были заржавленные мечи, которыми они пытались противостоять Спархоку, но тягаться с Рыцарем Храма явно было им не под силу, и скоро оба они оказались на земле, лишившись правых рук и воя от боли.

Один из разбойников, рыжебородый здоровяк, пустился в бегство, но подоспевший Тэл, с развевающимися волосами цвета льна и опущенным копьем поспешил за ним.

Когда на подмогу Спархоку подоспели остальные члены их небольшого войска он бросился на помощь Тэлу. Но завернув за утес, рыцарь увидел, что Тэл в помощи не нуждается — рыжебородый лежал в дорожной пыли с торчащим из спины копьем. Тэл спешился и подошел к смертельно раненому разбойнику.

— Все обернулось плохо для тебя, Дорг, — сказал он почти дружественным голосом. — Я же говорил тебе еще давно, что это занятие очень рискованно. — Он вытащил копье из спины главаря и осторожно ногой подтолкнул его к краю пропасти. С отчаянным криком разбойник исчез. — Ну вот, — сказал Тэл Спархоку — я полагаю, что с ними покончено. Едем дальше, до Хейда еще не так близко.

Тэл сел на лошадь и они со Спархоком вернулись к лесу.

— Эй, вы четверо, — приказал Тэл своим людям. — Останьтесь здесь и соберите лошадей. Мы получим за них хорошую плату. Остальные поедут с нами. Поехали, Спархок.

Дни тянулись для Спархока бесконечно, пока они ехали по безлюдным горам срединной Талесии.

Спархок в задумчивости придержал Фарэна, чтобы сравняться с Сефренией и Флют.

— Мне так кажется, что мы находимся в дороге дней пять, — сказал он девочке. — Это в действительности так?

Она улыбнулась и подняла два пальца.

— Ты снова играешь со временем, — укоризненно покачал головой Спархок.

— Конечно, — сказала она. — Ты же не купил мне котенка, как обещал, с чем же мне поиграть?

Довод был неопровержим и Спархок сдался. Ничего в мире не было надежнее восхода и захода солнца, но Флют, казалось, могла изменять и эти вещи. Спархок вспомнил ужас Бевьера, когда он попытался понять, как это происходит и решил, что у него нет желания испытать это на себе.

Прошло еще несколько дней, хотя Спархок не стал бы биться об заклад, через сколько, Тэл остановил свою лошадь перед Фарэном.

— Видишь дым впереди? — сказал он. — Это из труб Хейда. Мои люди и я поворачиваем назад. Я полагаю, награду за мою голову в Хейде еще не отменили. Это, конечно, недоразумение, но попытки объяснить это, вряд ли приведут к чему-нибудь хорошему.

— Флют, — позвал девочку Спархок. — Телэн сделал все, что должен был сделать?

— Да.

— Я так и думал. Тэл, не откажешь ли ты мне услугу? Возьми мальчика назад, к Стрейджину, мы заберем его на обратном пути. Подойди сзади и привяжи его покрепче к седлу. И будь осторожен, у него есть нож.

— Я полагаю, на то есть причина, — сказал Тэл.

Спархок кивнул.

— Мы направляемся в очень опасное место. Отец мальчика и я не хотели бы рисковать его жизнью.

— А как же девочка?

— Она может позаботиться о себе сама, и, может быть, лучше, чем любой из нас.

— Ну, удачи, Спархок, — коротко сказал Тэл, потом с еще двумя людьми напал на Телэна, разоружил его и привязал к лошади. Имена, которыми Телэн наделял Спархока, когда он и его пленители отправились на юг были весьма разнообразны и, по большей части, не слишком лестны.

— Я надеюсь, она не понимает, что значат все эти слова, — спросил Спархок Сефрению, многозначительно взглянув на Флют.

— Не мог бы ты прекратить говорить так, будто меня здесь нет? — фыркнула малышка. — Так уж случилось, что я отлично знаю, что значат эти слова, хотя эленийский язык слишком слаб для ругани, стирикский более богат в этом смысле. Но если уж хочешь как следует позлословить, то надо делать это на языке троллей.

— А ты можешь говорить на языке троллей? — с удивлением спросил Спархок.

— Конечно. Знаешь, давай мы лучше не поедем в сам Хейд. Это такое неприятное местечко, грязное, хибары покрыты заплесневелой соломой. Обогнем его с запада — где-то там есть долина, по которой мы должны будем ехать.

Они объехали Хейд стороной и начали подниматься в горы. Флют внимательно рассматривала окрестности и, в конце концов, указала куда-то пальцем.

— Здесь мы свернем налево, — сказала она.

Они остановились в устье долины и с некоторым испугом посмотрели на дорогу, которой предстояло идти. Да это была и не дорога вовсе, а узкая вертлявая тропка.

— Выглядит не слишком многообещающе, — прокомментировал Спархок. — Похоже здесь уже долгие годы никто не проходил.

— А люди и не ходят по ней, — объяснила Флют. — Это не простая тропа.

— В каком смысле?

— Посмотри вот сюда, — указала она.

Рядом с тропинкой высился огромный валун, иссеченный ветрами и замшелый, обтесанный в виде грубой уродливой фигуры.

— Что это такое? — спросил Спархок.

— Это предупреждение, — спокойно ответила Флют. — Изваяние Тролля.

— Ты ведешь нас в край троллей? — встревожился он.

— Спархок, но Гвериг же — тролль, где он еще может жить, как ты думаешь?

— А нет ли какого-нибудь другого пути к его пещере?

— Нету. Не бойся, я отпугну любого тролля, если он встретиться, а огры не выходят при дневном свете.

— Как? И огры тоже?

— Конечно, они всегда жили рядом с троллями. Каждый это знает.

— А я не знал.

— Зато теперь знаешь. Давай не будем терять времени попусту, Спархок.

— Поедем вереницей, — сказал Спархок. — Держитесь как можно ближе ко мне.

Их ставший совсем малочисленным отряд тронулся по тропке рысью. Впереди Спархок с копьем Алдреаса в руке.

Долина, по которой им пришлось ехать, была узкая и мрачная. Со все сторон ее окружали высокие, покрытые хвойными лесами горы. Зелень деревьев была так темна, сто временами казалась просто черной, вдобавок еще и солнце редко заглядывало в эту щель между двумя мощными горными кряжами. По дну ущелья грохотала в каменном русле река.

— Дорога похуже, чем в Гэзек, — крикнул Кьюрик, стараясь перекрыть грохот воды.

— Скажи ему, чтобы он не шумел, — сказала Флют Спархоку. — У троллей очень острый слух.

Спархок обернулся к оруженосцу и приложил к губам палец. Кьюрик кивнул.

В лесу по сторонам тропы довольно часто попадались пни.

— Что случилось с этими деревьями? — спросил Спархок у Флют.

— Это огры выходят ночью и обгрызают кору, а иногда и сердцевину. Дерево умирает.

— Я думал огры питаются мясом.

— Огры едят все. Не мог бы ты ехать немного побыстрее?

— Нет. Здесь не могу, очень неровная тропка. Может впереди станет немного лучше?

— Вот выйдем из этой долины и будет ровное место в горах.

— Плато?

— Называй, как хочешь. Там несколько холмов, но мы сможем обойти их. Все то место покрыто травой.

— Ну вот там, я надеюсь, мы поедем побыстрее. А что, плато тянется до самой пещеры Гверига?

— Не совсем. Когда мы через него проедем, придется подняться в горы.

— А кто провел тебя сюда раньше? Ты же говорила, что уже бывала здесь.

— Я была здесь одна. Кое-кто, кто знал дорогу, рассказал мне, как пробраться в пещеру.

— А зачем тебе было туда нужно?

— У меня было здесь дело. А тебе зачем нужно так много болтать? Я пытаюсь слушать троллей.

— Прости.

— Тихо, Спархок! — лют приложила палец к губам.

Днем позже они добрались до плато. Как и говорила Флют, это был огромный зеленеющий сочной травой луг, окруженный синеющими вдали горами в белых снеговых шапках.

— Много времени понадобится, чтобы пересечь его? — спросил Спархок.

— Я не уверена… — отвечала Флют. — В прошлый раз я была пешком, а на лошадках, наверно, гораздо быстрее.

168
{"b":"201208","o":1}