ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот попытался правой рукой вырвать копье, которое Спархок поворачивал в ране, разрывая внутренности, но левой все еще крепко сжимал корону. Только смерть, подумал Спархок, разожмет его пальцы.

Кьюрик взмахнул булавой и ударил тролля по середине лба, шипы прорвали на коже глубокую борозду и вырвали один глаз. С ужасным воем Гвериг подкатился к краю расщелины, разбрасывая свои сокровища. И с победным криком перевалился через край, по-прежнему держа в руке корону Сарека.

В полном отчаянии Спархок бросился к краю бездны и посмотрел вниз. Там, далеко внизу уродливое тело все падало и падало в невообразимую темноту. Затем он услышал шлепанье босых ног по каменному полу пещеры, Это Флют с развевающимися черными волосами спешила к нему. К его ужасу, малышка, ни на мгновение не заколебавшись прыгнула в расщелину вслед за падающим Гверигом.

— Боже! — воскликнул он безнадежно, протягивая руку вниз, за Флют.

Ошеломленный Кьюрик подошел к нему, а вслед за ним и Сефрения, все еще держащая меч сэра Гареда.

— Сделай же что-нибудь, Спархок? — умоляюще попросил Кьюрик.

— В этом нет необходимости, Кьюрик, — спокойно сказала Сефрения. — С ней ничего не случится.

— Но…

— Тихо, Кьюрик, я пытаюсь услышать…

Свет, исходящий от водопада, приугас, наверно облако закрыло солнце. В реве воды слышалась насмешка. Спархок почувствовал, что по щекам его струятся слезы.

И тогда в глубокой темноте бездны он увидел искорку света. Она становилась все ярче, поднимаясь, или может так только казалось, из пропасти. Свет все приближался и он смог рассмотреть его более ясно — это была чистейшая белая молния с темно-голубыми искрами. Беллиом поднимался из глубины, покоясь на маленькой ручке Флют. Спархок смотрел не веря глазам, он мог видеть сквозь нее, свет Беллиома проницал ее, как туман. Лицо Флют было спокойно и невозмутимо, когда она, держа на одной руке Сапфирную розу, протянула другую Сефрении, и, к ужасу Спархока, его любимая наставница шагнула в пропасть.

Но она не упала.

Шагая словно по твердой земле, она спокойно подошла к Флют и взяла Беллиом.

Потом она повернулась и торжественно произнесла:

— Открой свое копье, сэр Спархок, и надень кольцо твоей королевы на правую руку, чтобы Беллиом не уничтожил тебя, оказавшись в твоих руках.

Рядом с ней Флют подняла голову и ликующе запела песню, в которой переливались, смешивались и снова расходились множество голосов.

Сефрения протянула руку, как будто желая дотронуться до ее эфирно-прозрачного личика жестом бесконечной любви, и пошла назад по пустоте, неся Беллиом на ладонях вытянутых рук.

— Здесь кончаются твои поиски, сэр Спархок, — произнесла она звучно. — Протяни руки свои, возьми Беллиом от меня и от богини моей Афраэли.

И тогда все стало понятно. Спархок опустился на колени и Кьюрик рядом с ним и Рыцарь принял Сапфирную розу из рук Сефрении. И она тоже опустилась меж них и все они втроем смотрели на светящееся лицо той, которую они называли Флют.

Вечное дитя богиня Афраэль улыбнулась им. Голос ее наполнил всю пещеру переливчатым эхом. Свет, наполнявший ее призрачное тело становился все ярче и ярче и она вдруг взмыла вверх и исчезла.

Сапфирная роза

Пролог

Отт и Азеш — извлечение из «Краткой истории Земоха», составленной на историческом факультете Борратского университета

Вторгнувшись в Эозию с востока, из степей срединной Дарезии, эленийские племена постепенно вытесняли разрозненные кучки стириков. Последними пришли самые отсталые роды, осевшие в Земохе. Города их состояли из грубых хижин, много уступавших постройкам их сородичей в Западных королевствах. К тому же природа Земоха гораздо суровее нашей, и тамошние жители с трудом добывали себе пропитание. Церковь мало обращала внимания на этот бедный край, и многие храмы и часовни стояли заброшенными, и страну охватывало язычество, чьи нечистые обряды повсеместно распространяли стирики. Видя, какие плоды приносят их соседям-стирикам знания сокровенных искусств, все больше и больше эленийских крестьян становились отступниками. Целые эленийские деревни в Земохе обращались в язычество. Храмы стали посвящаться стирикским богам и всюду воцарились богомерзкие языческие культы. Смешанные браки между эленийцами и стириками стали обычным делом, и к концу первого тысячелетия Земох уже никоим образом нельзя было назвать эленийским народом. Язык их настолько изменился, что западные эленийцы перестали понимать своих восточных соседей.

В одиннадцатом столетии один из козопасов горного селения Ганда, что в срединном Земохе, пережил престранное событие, коему суждено было оказаться краеугольным камнем истории мира. Разыскивая среди горных отрогов потерявшуюся козу, молодой пастух по имени Отт набрел на упрятанную лозами дикого винограда раку, возведенную в древности стирикскими язычниками, посвященную одному из их многочисленных богов, чей уродливый идол стоял посреди капища. Отдыхая там от погони за убежавшей козой, Отт услышал гулкий глас, обратившийся к нему на стирикском языке.

— Кто ты такой? — вопросил голос.

— Мое имя Отт, — в испуге ответил пастух, припоминая стирикские слова.

— И ты пришел сюда, чтобы пасть ниц и поклоняться мне?

— Нет, — правдиво отвечал козопас. — Я только разыскиваю мою козу.

Голос долго молчал, а потом раздался снова:

— Я очень могущественен, и если ты будешь поклоняться мне, я могу многое сделать для тебя. Говори, чего ты хочешь! Уже много, очень много лет никто не приходил сюда, и я соскучился по жертвам и душам поклоняющихся мне.

Отту и в голову не пришло усомниться, что голос принадлежит одному из молодых пастухов, пасущих свои стада поблизости, и он решил подыграть шутке.

— Ну, — ответил он, — я хочу быть королем мира, жить вечно, иметь множество прекрасных наложниц, делающих все, что я захочу, и чтобы у меня были груды золота и прочих сокровищ, и еще я хочу получить свою сбежавшую козу.

— И за это ты готов отдать мне свою душу?

Отт почесал в затылке. Он едва представлял, что у него есть душа, и потеря ее не казалась пастуху чем-то страшным. К тому же он решил, что если владелец неведомого голоса не шутит, то в случае невыполнения хотя бы одного из обещаний договор будет недействительным.

— Ну что ж, хорошо, я согласен, — равнодушно заявил козопас. — Для начала я хотел бы увидеть свою козу, как доброе предзнаменование.

— Так обернись и получи свою потерю обратно, — провозгласил бесплотный голос.

Отт обернулся. И правда, позади него беглая коза лениво обдирала листья с ближайшего куста, бросая на него любопытные взгляды. В сердце этого дикого пастуха уже тогда угнездился порок — он любил причинять боль беспомощным созданиям Божьим, не прочь сыграть с кем-нибудь злую шутку, украсть что-либо при случае или обесчестить беззащитную девушку, когда это было безопасно. Он был скуп, неряшлив и самолюбив. Когда он привязывал козу к ветке, его голова быстро заработала, нечестивые мысли зароились в ней подобно мухам над кучей падали. Раз уж это стирикское божество смогло пригнать сюда его козу, то и на остальное оно тоже может быть способно. Отт решил, что ему выпал счастливый случай.

— Ладно, — сказал он, прикидываясь простачком, — сейчас одна молитва, в обмен на козу, а об остальном поговорим потом. Покажись. Я не собираюсь кланяться пустому месту. Я должен знать это, чтобы должным образом произнести мою молитву.

— Я — Азеш! — загремел голос. — Самый могущественный из Старших богов. И если ты будешь поклоняться мне и приведешь других, то получишь от меня гораздо больше, чем у тебя хватило воображения попросить. Я возвеличу и обогащу тебя сверх всякого воображения. Самые прекрасные женщины будут твоими. Я подарю тебе бессмертие. И более того — власть над миром духов, какой еще не обладал ни один человек. Все, что я хочу взамен, Отт — это твоя душа и души тех, кого ты приведешь ко мне. Мой голод и одиночество мое непомерны, и так же велики будут мои награды тебе. А теперь взгляни на мое лицо и трепещи!

172
{"b":"201208","o":1}