ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Воздух вокруг грубого каменного идола задрожал, и Отт узрел над ним парящий в воздухе образ Азеша. В ужасе отшатнувшись, он пал ниц и извивался в пыли подобно червям и гадам. В душе Отт был трусом, и, боясь, что ужасный демон сотворит с ним что-нибудь страшное, ужасно опасался за свою шкуру.

— Молись, Отт! — воскликнул демон. — Я жажду твоего поклонения.

— О могущественнейший, великий А-Азеш. Бог богов и владыка мира, услышь мою молитву и прими мое смиренное поклонение и мои жалкие хвалы. Я пыль под твоими ногами, песчинка рядом с горой. Хвала и благодарение тебе за возвращение моей заблудшей козы, которой не избежать хлыста, как только я доберусь до дому. — Трясущийся от страха Отт надеялся, что молитвы будет достаточно Азешу, или, по крайней мере, это даст ему возможность сбежать.

— Поклонение твое, Отт, — проговорил демон, — едва ли удовлетворит меня. В дальнейшем, надеюсь, ты будешь более удачен. А теперь ступай! Возвращайся завтра на утро.

Отт устало потащился домой, клянясь никогда более не приходить в это место, но ночью, когда он метался на грубом ложе в своей грязной хижине, перед его глазами вставали видения огромного богатства и прекрасных девушек, раболепно выполнявших все желания его похоти.

На рассвете он поднялся с решением отправиться к заброшенному капищу. Если что, думал он, всегда можно попросту убежать.

Так началось поклонение простого земохского козопаса демону стирикского пантеона, демону, имя которого сами стирики боялись даже произнести вслух — так велик был их страх перед этим исчадием преисподней. Шли столетия, и Отт понимал, что теперь он полностью порабощен. Азеш не удовлетворялся только молитвами и жертвами, он требовал свершения целых богомерзких мистерий в свою честь. Бывший пастух становился все угрюмее, а демон поглощал его разум и душу. Отт уже прожил дюжину положенных человеку жизней, его руки и ноги усохли, а живот и голова раздулись, покрылись складками жира. Его кожа приобрела зеленоватый оттенок, из-за того, что главный служитель Азеша никогда не бывал на солнце — он ненавидел дневное светило. Богатства Отта был безмерны, но не приносили ему никакой радости, и ласки множества наложниц оставляли его равнодушным. Легионы бесов исполняли его малейшие прихоти, но Отту нечего было приказать им, он уже имел все, что мог пожелать. Единственной радостью в его жизни было наблюдать мучения беспомощных трепещущих жертв в застенках.

В начале третьего тысячелетия, когда Отт перевалил уже за девятисотлетний рубеж своей жизни, он приказал перенести того самого грубого идола, возле которого впервые встретился со своим хозяином, в город Земох, на северо-восточном плоскогорье. Огромное подобие Азеша было возведено, чтобы заключить в своем каменном чреве грубого старинного болвана, и помещено в титанический храм. Рядом с мерзким капищем возвышался связанный с ним подземными лабиринтами дворец Отта, чьи стены были выложены пластинами чистого золота и инкрустированы жемчугом, ониксом и халцедоном, капители колонн украшали огромные рубины и изумруды.

Отт провозгласил себя императором Земоха, и слова его были повторены насмешливым голосом Азеша, прогремевшим под сводами гигантского храма, и легионы демонов вторили своему повелителю.

Так начались ужасные времена правления Отта. Истинная вера жестоко истреблялась по всему Земоху, всюду насаждался сатанинский культ Азеша. Тысячи младенцев и девственниц приносились в жертву в храмах и капищах проклятого демона. И все же целое столетие ушло у Отта и его приспешников, чтобы задушить все ростки веры и благочестия в несчастной стране. Безудержная жестокость воцарилась в Земохе, а дьявольские Азешевы ритуалы становились все кровавее.

В двадцать пятом столетии Отт рассудил, что все готово для выполнения воли его темного покровителя, и стянул огромные армии, состоящие из людей и порождений мира тьмы к западным границам Земоха. Вскоре Отт нанес первый удар — его армии вторглись на равнины Пелосии, Лэморканда и Каммории. Никаких самых ужасных деяний не хватало, чтобы утолить жестокость земохских орд, и зверства их не будут здесь описаны, дабы не омрачать дневной свет. Небеса почернели от стай стервятников и ворон, воздух был отравлен зловонием гор разлагающейся плоти. Армии Отта с уверенностью продвигались вглубь Западных королевств полностью полагаясь на могущество своих адских союзников, но они недооценили могущество и доблесть рыцарей Храма. Великая битва произошла на Лэморкандской равнине, к югу от озера Рандера. Великие рати сошлись на том памятном поле, огромна была битва, сталь против стали, меч против меча, копье против копья, но еще грандиознее была схватка сил сверхъестественных. Волны всепоглощающей тьмы и поля нестерпимого сияния низвергались с грозовых небес на равнину. Беспрерывно вспыхивали молнии, раскаты грома сливались в лишающий сознания гул. Люди тысячами гибли в чародейском пламени и черных провалах сотрясаемой магическими силами земли. Много дней длилась битва, но в конце концов земохцы были отброшены назад. Их отступление, сначала медленное и планомерное, постепенно превратилось в паническое бегство.

Победа досталась эленийцам ужасной ценой. Не меньше половины рыцарей Храма нашли свою смерть в этой битве, и в армиях эленийских королей счет погибшим вели на десятки тысяч. Западные королевства были слишком истощены, чтобы преследовать земохцев за их границами.

Отт, к тому времени столь разжиревший, что ноги уже не выдерживали веса тела, был на носилках принесен в храм, чтобы предстать перед Азешем. Император пал ниц перед идолом, рыдая и моля о прощении.

После долгого молчания Азеш заговорил.

— В последний раз, Отт, — прошелестел дьявольский голос. — В последний раз я снизойду к твоим просьбам. Я должен обладать Беллиомом! И ты должен добыть его для меня, иначе любой из замученных тобой пленников не позавидует твоей участи. Если мои милости не заставляют тебя быть достаточно расторопным, то, может быть, пытки помогут лучше. Ступай, Отт. Добудь для меня Беллиом. И помни, Отт, если ты снова не сделаешь этого, смерть твоя будет длиться миллионы лет.

Отт уполз от идола, скуля от страха и извиваясь, как червяк.

И еще пребывая на развалинах своего поражения, он начал строить новые планы, кои должны были привести мир к царству вселенского ужаса.

Часть первая

«Базилика»

1

Водопад продолжал свое бесконечное падение в расщелину посреди пещеры. Оглушительный всплеск от падения тела Гверига наполнил грот колокольными отзвуками. Спархок стоял на коленях перед пропастью, крепко сжимая в кулаке Беллиом. В голове его не было никаких мыслей. Лучи солнца, играющие в струях, слепили глаза, гул воды оглушал.

В пещере пахло застарелой вековой сыростью. Туманистые брызги оседали на камни, блестя и переливаясь в свете стремительного потока и отражая последние отсветы сияния исчезнувшей Афраэли.

Спархок медленно опустил глаза и взглянул на самоцвет. Даже при беглом взгляде чувствовалось, какую мощь заключает в себе Сапфирная Роза. Из глуби ее ажурного сердца исходило дрожащее свечение, голубое по краям лепестков и становящееся все темнее к центру, наливавшемуся ночной синевой. Сила, исходящая от камня, причиняла ощутимую боль руке, и что-то в глубине разума предупреждало об опасности, которую несет в себе этот хрупкий прозрачный цветок. Спархок встряхнул головой, с трудом отводя глаза от завораживающего сияния.

Пандионец оглянулся, ловя последние отблески света Афраэли, как будто надеясь найти у девочки-богини защиту от своего внушающего страх приобретения. Но не только защиты хотел он, ловя последние искорки белого пламенистого сияния — ему хотелось сохранить хотя бы их в глубине сердца вместе с воспоминанием об этом крошечном чудесном и непостижимом существе.

Сефрения вздохнула и медленно поднялась на ноги. Лицо ее посерело, глаза смотрели на спутников устало.

173
{"b":"201208","o":1}