ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неплохо придумано, но, боюсь, все же будет слишком трудно оправдать возобновление военных действий после пятисотлетнего перемирия.

— Но мы просто отдыхали, милорд, набирались сил, — продолжал настаивать Тиниен. — Не знаю как остальные, но я уже чувствую себя достаточно отдохнувшим.

— О, боги, — вздохнула Сефрения.

— Самое важное то, — продолжил Вэнион, — что Личеас неоднократно видел, как Энниас принимал у себя в кабинете какого-то странного стирика. Однажды ему удалось подслушать часть их разговора, и Личеасу показалось, что у стирика земохское произношение. Этот стирик вел речь о некоем самоцвете, который Отт должен во что бы то ни стало разыскать для своего земохского Бога, а иначе Бог откажет ему в помощи. Я думаю, нам не сложно догадаться о каком самоцвете шла речь.

Лицо Келтэна неожиданно погрустнело.

— Боюсь, что ты, Спархок, испортишь нам все удовольствие, — посетовал он.

— Не понимаю о чем ты.

— Ведь ты расскажешь обо всем королеве. А вдруг она решит, что сообщение Личеаса настолько ценное, что позволит сохранить ему голову на плечах или ноги на полу.

— Но, Келтэн, я просто обязан рассказать обо всем королеве.

— Однако мы можем попросить тебя немного повременить с этим?

— И, интересно, как долго?

— Совсем недолго, до похорон Личеаса.

Спархок ухмыльнулся.

— Вынужден разочаровать тебя, мой любезный друг, — сказал он Келтэну. — Этого я не сделаю, ибо боюсь рассердить свою королеву.

— Ну что ж, похоже это все, о чем известно Личеасу, — закончил свой рассказ Вэнион. — Теперь нам необходимо принять решение. Кливонис очень плох, и как только он умрет, нам нужно будет присоединиться к другим Орденам, расположившимся под Дэмосом в ожидании слова Долманта отправиться в Чиреллос. Мы не знаем точно, когда это произойдет, равно как и то, когда эленийская армия вернется из Арсиума. Выходит, что королева здесь, в Симмуре, останется совсем беззащитной?

— Мы можем взять ее с собой, — предложил Улэф.

— Боюсь, что не все так просто, — возразил ему Спархок. — Элана слишком серьезно относится к своим королевским обязанностям, и, я думаю, она откажется покинуть столицу своего государства.

— Так напои ее? — предложил Келтэн.

— Прости, что?

— Напои ее допьяна вином, заверни в одеяло и привяжи поперек седла.

— Ты что, совсем спятил? Это же королева, Келтэн, а не какая-нибудь уличная девка!

— Потом извинишься перед ней. Главное — ее безопасность.

— Ладно вам, может, все еще обойдется, — сказал Вэнион. — Кливонис уже давно висит на волоске от смерти, а все еще жив. Возможно, он даже Энниаса переживет.

— Это будет несложно устроить, — мрачно заметил Улэф.

— О, я бы мог попросить вас ненадолго оставить в стороне ваше кровавые замыслы? — перебил их лорд Лэнда. — Я думаю, нам необходимо отправить кого-нибудь к королю Воргуну в Арсиум и убедить его освободить от военных действий эленийскую армию и пандионских рыцарей. Я составлю ему письмо.

— Стоило бы попросить его освободить и другие Воинствующие Ордена, милорд, — посоветовал Вэнион. — Думаю, они понадобятся в Чиреллосе.

— А также вам бы стоило послать письмо королю Облеру, — добавил Тиниен, — и патриарху Бергстену. Возможно, они вдвоем смогут повлиять на Воргуна. Король Талесии слишком много пьет и всегда рад хорошей войне, но в политике он разбирается, как свинья в апельсинах. Но я очень надеюсь, что он осознает необходимость защиты Симмура и охраны Чиреллоса — если ему кто-нибудь все хорошенько объяснит.

Лорд Лэнда принял его предложение.

— Однако это все равно не решает нашей проблемы, — сказал Бевьер. — Может случиться и так, что наш посыльный не пробудет и дня в дороге, как мы получим известие о смерти Кливониса. Тогда тебе, Спархок, все же придется попробовать убедить свою королеву покинуть столицу.

— Подуй ей в ухо, — посоветовал Спархоку Улэф.

— Зачем? — в недоумении спросил тот.

— Это обычно помогает, — ответил Улэф. — По крайней мере у нас в Талесии. Однажды в Эмсате я подул одной девушке в ухо, так она целый день за мной таскалась.

— Как отвратительно! — возмутилась Сефрения.

— Право, не знаю, — пожал плечами талесиец. — Но мне кажется ей понравилось.

— Надеюсь, ты не забыл ее к тому же потрепать по голове и почесать ей пузо, как обычно поступают с котятами?

— Вот об этом я не подумал, — задумчиво протянул Улэф. — Надо попробовать.

Сефрения выругалась по-стирикски.

— Сэры рыцари, не надоело вам вести эти пустые разговоры? — укоризненно проговорил Вэнион. — Перед нами встает действительно очень сложная проблема. Мы не можем заставить королеву покинуть Симмур, и в городе нет достаточных сил, способных удержать стены города в случае нападения.

— Нет, есть, лорд Вэнион, — неожиданно возразил Телэн. Мальчик был одет в элегантный камзол и обтягивающие штаны, что пожаловал ему Стрейджен в Эмсате, и походил теперь на красивого юного отпрыска благородной семьи.

— Не перебивай, Телэн, — осадил его Кьюрик. — Речь идет о серьезном деле, и твои детские шуточки совсем неуместны.

— Пусть говорит, Кьюрик, — возразил строгому отцу граф Лэндийский. — Никогда не знаешь, откуда возникнет хорошая мысль. Так о чем же вы хотели сказать, молодой человек?

— О народе, — просто ответил Телэн.

— Это смешно, Телэн, — сказал Кьюрик. — Если ты говоришь о жителях Симмура, то они же не обучены и ничего не стоят в военном деле.

— А какое умение надо для того, чтобы сбросить кипящую смолу на головы осаждающих? — пожал плечами Телэн.

— Весьма интересное замечание, молодой человек, — сказал лорд Лэнда. — Ведь народ любит свою королеву. Помните, как поддерживали Элану подданные после ее коронации. Я думаю, жители Симмура, а также близлежащих небольших городков и деревень, охотно придут ей на помощь. Хотя у них нет вождя, а если этой толпой людей никто не будет управлять, то вряд ли можно надеяться на хорошую защиту города.

— Но у них есть предводители, милорд, — возразил Телэн.

— Кто же они? — спросил мальчика Вэнион.

— Платим, — ответил мальчик, — и особенно Стрейджен, если он еще здесь, в городе.

— Но ведь Платим — отпетый негодяй и разбойник? — возмущенно проговорил Бевьер.

— Сэр Бевьер, — сказал лорд Лэнда, — я состоял в королевском совете Элении не одно десятилетие, и я могу уверить тебя, что не только столица, но и целое государство десятилетиями находилось в руках самых отпетых негодяев.

— Но… — попытался возразить Бевьер.

— Вероятно, сэр Бевьер, вас печалит то, что Платим и Стрейджен — официальное признанные негодяи? — усмехнулся Телэн.

— А что думаешь об этом ты, Спархок? — спросил лорд Лэнда. — Сможет ли этот Платим организовать защиту города?

Спархок задумался.

— Возможно, да, — через некоторое время ответил он, — особенно, если Стрейджен еще в городе и поможет ему.

— Стрейджен?

— Он, как и Платим, глава преступного мира, только не Симмура, а Эмсата. Стрейджен — странный человек, но он умен и к тому же образован.

— А за старые долги Платим сможет созвать людей из Варденаиса, Дэмоса, городов Лэнды и Кардоша, уже не говоря о бандах налетчиков, рыщущих по окрестностям, — добавил Телэн.

— Конечно, если это потребуется, — задумчиво произнес Тиниен. — Но не думаю, что им придется долго заниматься обороной города, только до прихода эленийской армии. К тому же Энниас вряд ли сможет прислать сюда больше тысячи солдат церкви, а эти трусливые вояки вряд ли станут предпринимать активные действия, если узрят на городских стенах такое значительное число защитников. Знаешь, Спархок, мне думается, мальчик предложил действительно замечательный план.

— Я польщен, сэр Тиниен, — усмехнулся Телэн с легким поклоном.

— Кроме того в Симмуре живут наши старые солдаты, — добавил Кьюрик. — Они тоже смогут помочь правильно организовать защиту города.

— Однако все это так неестественно, — иронично произнес лорд Лэнда. — Основная цель любого правительства — править народом своего государства и держать его подальше от политики. Люди должны трудиться и платить налоги, и все. Возможно, мы будем сожалеть всю жизнь о том, что собираемся сейчас сделать.

192
{"b":"201208","o":1}