ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не думаю, что все так просто. К тому же, ты забываешь, что наша главная цель — добиться поражения Энниаса на выборах. Теперь нам представился шанс, и глупо бы было им не воспользоваться. Ведь если Мартэл действительно встречается с Энниасом, то я смогу доложить об этом на заседании Курии. Это для нас очень важно, и особенно сейчас, когда с каждым выстрелом мы теряем еще несколько голосов.

— Вы полагаете, что такая персона, как Телэн, вряд ли будет пользоваться доверием у членов Курии? — спросил его Келтэн.

— Да, этот мальчик — не самый надежный свидетель, а потом, большинству из них вообще неизвестно, кто такой Мартэл, а то, что Телэн — вор, наверняка кто-нибудь да знает. Нам нужен совершенно неподкупный и уважаемый свидетель, чья независимость и объективность не вызовет никаких сомнений.

— Может, командующей личной охраной Архипрелата? — предложил Ортзел.

— Прекрасная мысль, — согласился Эмбан, сцепив пальцы. — Если мы заполучим его в подземелье, то его свидетельство не будет оспорено ни одним членом Курии.

— А вы подумали о том, ваша светлость, что на следующую свою встречу с Энниасом Мартэл может отправиться не один, а в сопровождении своих головорезов? — обратился к Эмбану Вэнион. — По словам Телэна, он собирается отправить Энниаса в безопасное место до начала битвы. Мне кажется, он вынашивает планы тайно напасть на Базилику, и тогда ваш свидетель не найдет себе внимательных слушателей среди патриархов, бегством спасающих свою жизнь.

— Избавь меня от этих подробностей, Вэнион, — холодно произнес Эмбан. — Просто, поставь в подземелье несколько своих человек.

— С удовольствием, но откуда их взять?

— Сними кого-нибудь со стены. Все равно им там сейчас нечего делать.

Лицо Вэниона побагровело, и на виске его запульсировала жилка.

— Разреши мне объяснить все его светлости, — мягко проговорил Комьер. — А то, чего доброго, тебя еще удар хватит. — Он повернулся к патриарху. — Ваша светлость, — произнес он. — Думаю, вам известно, что когда хотят напасть тайно, то в первую очередь стараются отвлечь внимание своего противника. Ведь так?

— Ну… — задумчиво протянул Эмбан.

— Во всяком случае, обычно этого требует военная тактика, и, думаю, Мартэл будет придерживаться ее правил. Он дождется, когда будут построены эти балисы…

— Баллисты, — поправил его Абриэль.

— Да, как бы они там ни назывались, но он построит их и начнет обстрел города огромными валунами. А потом пошлет на штурм всех, кого только сможет. И поверьте мне, ваша светлость, люди на стенах или на том, что от них останется, будут очень и очень заняты. Именно тогда Мартэл и воспользуется подземным ходом, а у нас не будет ни одного свободного человека, чтобы отправить ему навстречу.

— И почему ты такой чертовски умный, Комьер? — проворчал Эмбан.

— Так что же нам тогда делать? — спросил Долмант.

— У нас нет выбора, ваша светлость, — ответил Вэнион. — Придется разрушить этот акведук, пока Мартэл не воспользовался им еще раз.

— Но, если мы это сделаем, то не сможем объявить перед Курией о встрече Мартэла с Энниасом, — резко возразил Эмбан.

— Постарайтесь охватить всю картину целиком, — заметил ему Долмант. — Или, быть может, вы хотите, чтобы Мартэл присутствовал, а то и голосовал на выборах нового Архипрелата?

14

— Это же церемониальные войска, ваша светлость, — возразил Вэнион. — А нам требуются люди не на парад и не для смены караула.

Вэнион, Долмант, Спархок и Сефрения собрались в кабинете сэра Нэшана.

— Мне доводилось наблюдать их на плацу за казармами, — терпели объяснял Долмант. — У меня в памяти еще свежи воспоминания о годах моего собственного обучения в Пандионском Ордене. Так что я без труда могу распознать в человеке хорошего воина.

— И сколько их там, ваша светлость, — осведомился у Долманта Спархок.

— Три сотни, — ответил патриарх. — Как личной охране Архипрелата, им доверена защита Базилики. — Долмант откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы. — Думаю, это единственный выход для нас. Вэнион. — Пламя свечи бросало отблески на его строгое худое лицо. — Ты же знаешь, что Эмбан прав. Вся наша борьба за голоса теперь пошла прахом. Мои собратья по Курии слишком привязаны к своим домам. — На его лице отразилась горечь. — Это почти единственное, чем может потешить себя высшее духовенство. Мы носим простые монашеские рясы и не можем похвастаться изысканными нарядами; наш обет безбрачия лишает нас возможности обзавестись красавицей-женой, вызвав восхищение у своих соседей и приятелей; нам не положено брать в руки оружие, и мы не можем доказать свою доблесть на полях битв и сражений. Все, что осталась у нас от мирской жизни — это наши дворцы. Мы потеряли по меньшей мере двадцать голосов, когда отошли с войсками за стены внутреннего города и оставили на поругание мартэловским наемникам его оставшуюся часть. Нам совершенно необходимо представить перед Курией доказательства связи между Энниасом и Мартэлом. Если мы сможем сделать это, все обернется совсем по-другому. Вина за порушенные дома полностью падет на плечи Энниаса. — Долмант взглянул на Сефрению. — Матушка, мне бы хотелось попросить тебя о небольшом одолжении.

— Конечно, Долмант, — мягко улыбнулась ему Сефрения.

— Однако моя просьба насколько неуместна для теперешнего моего положения, — замялся Долмант, — поскольку она имеет отношение к тому, во что мне не полагается верить.

— Ты можешь попросить меня об этом как бывший пандионец, дорогой мой, — предложила Сефрения. — А мы закроем глаза на то, что ты связался с дурной компанией.

— Покорно благодарю, — сухо отозвался Долмант. — Так вот, я бы хотел узнать о том, не смогла бы ты разрушить этот акведук на расстоянии, не будучи сама в подземелье.

— Я сам могу справиться с этим, ваша светлость, — предложил Спархок. — С помощью Беллиома.

— Это теперь невозможно, — заметила ему Сефрения. — Ведь у тебя только одно кольцо. Но я могу выполнить твою просьбу, Долмант. Только при этом Спархок должен будет находиться в подземелье, я проведу заклинание через него.

— Вот и славно, — довольно проговорил Долмант. — А теперь, Вэнион, что ты думаешь о последующем? Мы с тобой отправимся и поговорим с генералом Деладой, командующим личной охраной Архипрелата. А затем пошлем несколько вверенных ему солдат в подземелье, только поставим командовать ими кого-нибудь из верных нам людей.

— Может быть, Кьюрика? — предложил Спархок.

— Согласен, — одобрил Долмант. — Полагаю, я и сам бы подчинился приказу Кьюрика, если бы он как следует рявкнул на меня. — Долмант помолчал, а потом задумчиво спросил Вэниона. — Почему вы не посвятили его в рыцари?

— У Кьюрика есть свое мнение на этот счет, — рассмеялся Вэнион. — Он полагает, что все рыцари — легкомысленные и пустоголовые люди. Признаюсь, что порой мне самому так кажется.

— Ну что ж, тогда продолжим, — пожал плечами Долмант. — Итак, мы отправим Кьюрика и людей Делады в подземелье, поджидать Мартэла. Только пускай они подыщут там для себя подходящее укрытие. Кстати, как мы узнаем, что Мартэл собирается начать штурм?

— Я думаю, по булыжникам, летящим на нас с небес, — ответил ему Вэнион. — Это будет означать, что баллисты Мартэла приведены в полную боевую готовность, и он лишь проверяет их перед началом штурма.

— И, вероятно, вскоре после этого стоит ожидать появления Мартэла в подземном ходе?

— Да, — кивнул Вэнион. — Думаю, он не рискнет сунутся туда раньше.

— Что ж, все сходится, — проговорил весьма довольный собой Долмант. — Пусть Спархок и генерал Делада остаются на стенах до первых булыжников, а затем они отправятся в подземелье и подслушают разговор Энниаса с Мартэлом. Если солдаты из охраны Архипрелата не смогут удержать свои позиции у входа в акведук, то Сефрения его просто разрушит. Так мы не допустим тайного нападения на Базилику, раздобудем необходимые нам доказательства против Энниаса, да и вообще мы можем взять его с Мартэлом под стражу. Ну, так что, Вэнион?

224
{"b":"201208","o":1}