ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сколько людей с тобой здесь, в подземелье? — со страхом в голосе проговорил Энниас.

— Сотня или около того.

— Ты сошел с ума! Здесь кругом рыцари Храма!

— Вот она, твоя трусость, Энниас, — с презрением произнес Мартэл. — Этот акведук не так уж широк. Ты что же, собираешься лезть по головам целой тысячи вооруженных до зубов наемников, когда придет время уносить ноги?

— Уносить ноги? Но куда? Где теперь мы сможем укрыться?

— Где же еще, как не в Земохе? Отт нас защитит.

Генерал Делада с резким свистом втянул в себя воздух.

— Тише, тише, — прошептал Спархок.

Мартэл поднялся и начал мерить зал шагами. На его красивое утомленное лицо падал неровный мягкий свет от горевшей свечи.

— Следи за моей мыслью, Энниас, — сказал он. — Ты подсыпал Элане даррестин, а от этого яда спасения нет. От него не существует противоядия, и обычная магия не смогла бы спасти королеву от смерти. Я хорошо это знаю, ведь я сам учился магии у Сефрении…

— У этой стирикской ведьмы! — сквозь зубы процедил Энниас.

Мартэл ухватил его за рясу у самого горла и почти приподнял со стула.

— Попридержи язык, приятель, — оскалился он. — Не оскорбляй мою матушку, не то пожалеешь, что имеешь дело со мной, а не Спархоком. У Спархока есть благородство, ну а я лишен его начисто. Я смогу придумать кое-что похлеще того, что ему приснится в самом кошмарном сне.

— Но не можешь же ты до сих пор расшаркиваться перед ней.

— А вот это не твое дело, Энниас. Ну да ладно. Слушай меня дальше. Если королеву могла спасти только магия, и не просто магия средней руки, то на какую мысль это нас наталкивает?

— Беллиом? — с ужасом в голосе произнес Энниас, пытаясь разгладить свою рясу там, где ее смяли пальцы Мартэла.

— Именно. Спархоку, видимо, удалось-таки заполучить его. С помощью Беллиома он исцелил Элану, и, скорее всего, самоцвет еще при нем. Такими вещами не разбрасываются. Я отправлю рендорцев сломать мосты через Аррук. Это немного задержит Воргуна и прибавит время нам. Мы же сначала двинемся на север, пока на минуем места сражения, а потом свернем на восток в Земох. — Мартэл невесело ухмыльнулся. — Воргун всегда мечтал поквитаться с рендорцами. Если я пошлю их разрушить мосты, у него появится такой шанс. И, видит Бог, мне не будет их особенно жалко. Остальному войску я прикажу дожидаться Воргуна на восточном берегу реки. Они воины подостойнее рендорцев, и смогут задержать его часа на два, пока он всех их не перережет. Большего времени, чтобы убраться отсюда, у нас не будет. И можешь быть уверен, Спархок при первой же возможности кинется за нами в погоню, и Беллиом будет с ним.

— Откуда ты знаешь? Это ведь только предположение, Мартэл.

— Кажется, за все эти годы, часто сталкиваясь нос к носу со Спархоком, ты так и не сумел узнать его. Прости, Энниас, но ты — полный идиот. Отт собрал свои орды в восточном Лэморканде, и начало его похода на Эозию дело всего нескольких дней. Он сметет все на своем пути: мужчин, женщин, детей, скот, собак, диких животных, а может и рыбу тоже. Не допустить этого — первейший долг всех четырех Воинствующих Орденов. Спархок уверен, что именно для этого Ордена и были основаны в свое время. Он обладает бесценным сокровищем, во может остановить Отца. И никто, и ничто в этом мире не сможет помешать ему захватить Беллиом с собой. Напряги свои мозги, Энниас.

— Так что за толк от нашего побега, если Спархок отправится следом за нами? Он уничтожит Отта и нас вместе с ним.

— А вот тут ты ошибаешься. Ведь при всем своем могуществе Спархок все же не бог. А Азеш — бог, и заполучить Беллиом он жаждал еще до начала времен. Спархок отправится в погоню за нами, а Азеш будет поджидать его и убьет, чтобы завладеть Беллиомом. Затем Отт двинет свои полчища на Эозию и, завоевав ее, наградит нас, раз уж мы ему так помогли, и, думаю, весьма щедро. Тебя он посадит на трон Архипрелата, а мне пожалует корону любого из эленийских королевств, а может быть и всей Элении целиком. Его жажда власти притупилась за последнюю тысячу лет. Если захочешь, я сделаю Личеаса принцем, регентом или королем Элении — хотя не вижу никаких причин тебе желать этого. Твой сынок — сопливый кретин, и меня от него просто с души воротит. Быть может его лучше задушить, а вам с Ариссой попробовать еще разок. Ну, вдруг, если вы очень постараетесь, у вас получится человек, а не хныкающий слизняк.

Внезапно Спархок ощутил, как по его спине пробежали мурашки, и внутри его все сжалось от уже знакомого ему чувства всепоглощающего страха. Он огляделся, и, хотя так ничего и на смог увидеть, почувствовал, что его грозный бесплотный наблюдатель, следовавший за ним по пятам от самой пещеры Гверига, находился где-то поблизости от него, в зале. Казалось, одного упоминания Беллиома было достаточно, чтобы призвать из тьмы этого зловещего призрака.

— Но мы не можем знать наверняка, что Спархок последует за нами, — с сомнением в голосе проговорил Энниас. — Ведь ему неизвестно о нашем уговоре с Оттом, и он не будет даже подозревать, куда мы отправились.

— Как ты наивен, Энниас! — рассмеялся Мартэл. — Ты забываешь о Сефрении и об ее магии, которая дает возможность ей и тем, кто находится рядом, подслушать любой разговор, происходящий в каком угодно месте и на достаточно большом расстоянии от них. И не только это. В этом подземелье полно мест, где можно укрыться и услышать все, о чем мы говорим. Поверь мне, Энниас, Спархок слышит нас. — И, помолчав, добавил. — Не так ли, Спархок?

15

Голос Мартэла потонул в полумраке подземной залы.

— Оставайся здесь, — шепнул Спархок, хватаясь за меч.

— Ну уж нет, — ответил генерал и тоже вытащил свой меч из ножен.

Было не время и не место спорить.

— Ладно, но будь осторожен. Я возьму на себя Мартэла, а ты займись Энниасом.

Они оба вышли из укрытия и через несколько мгновений оказались в тусклом свете единственной мерцающей на столе свечи.

— Будь я проклят, если это не мой разлюбезный брат Спархок, — вскричал Мартэл. — Как приятно снова видеть тебя, приятель.

— Смотри, смотри, Мартэл, пока еще можешь. Но скоро этому наступит конец.

— Рад бы оказать тебе эту маленькую любезность, но, боюсь, опять придется отложить… — Мартэл резко схватил Энниаса за плечо и подтолкнул к двери. — Бегом! — рявкнул он, и они оба выскользнули из залы перед самым носом Спархока и Делады.

— Постой, — неожиданно остановил Спархок своего товарища.

— Но они удирают, Спархок, — возразил генерал.

— Они уже удрали, — сказал Спархок, разочарованно скривив рот. — У Мартэла в коридоре целая сотня, а ты нужен нам живым, Делада. — Спархок торопливо свистнул. — Нам придется защищать дверь, пока сюда не доберется Кьюрик с твоими людьми.

Они с Деладой встали по обе стороны полупрогнившей двери. В последний момент Спархок все же успел выглянуть из массивной каменной арки. Для его меча там было достаточно простора, а низкие своды подземелья не позволяли бегущим мимо солдатам хорошенько размахнуться.

И вскоре наемникам Мартэла пришлось свести знакомство с яростью Спархока. А тот был взбешен не на шутку. И через несколько мгновений дверной проем был завален грудой изуродованных тел.

Тут ему на помощь подоспели Кьюрик с людьми Делады, и солдаты Мартэла отступили, защищая подходы к акведуку, по которому уже со всех ног мчались Мартэл с Энниасом.

— Вы в порядке? — быстро бросил Кьюрик, заглянув в залу.

— Да, — ответил Спархок и, потянувшись вперед, схватил за руку Деладу, пытавшегося проскользнуть мимо него.

— Пусти меня, Спархок, — глухо произнес Делада.

— Нет, генерал. Помнишь о чем я говорил с полчаса назад?

— Да, — угрюмо отозвался тот.

— Так вот, я не могу позволить тебе рисковать своей собственной жизнью просто ради того, что тебе захотелось подраться. Я самолично отведу тебя в твои покои и приставлю к их дверям стражу.

Делада резким движением вложил меч в ножны.

228
{"b":"201208","o":1}