ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чертовски не хочется отдавать ему такую кучу золота, — мрачно прорычал Воргун.

— Что касается Крегера, для него это плохой подарок, — тихо сказала Сефрения. — Если вы дадите ему столько денег, он сопьется до смерти за полгода.

— Ну, это на мой взгляд не такое уж суровое наказание, — настаивал Воргун.

— Ты когда-нибудь видел человека, умирающего от чрезмерного пьянства? — спросила его Сефрения.

— Нет, не довелось.

— Жаль, это пошло бы тебе на пользу.

— Так мы решили? — спросил Долмант, оглядев всех присутствующих в кабинете. — Дадим этой подвальной крысе то, о чем он просит и отправим в монастырь до тех пор, пока не разберемся с Мартэлом?

— Хорошо, — нехотя проговорил Воргун. — Приведите его, и давайте закончим с этим.

Спархок подошел к двери и распахнул ее. Рядом с Тиниеном стоял и беседовал некто бритоголовый.

— Кринг? — с удивлением произнес Спархок, узнав Доми из отряда всадников с востока Пелосии. — Это ты?

— О, Спархок, — сказал Кринг. — Рад тебя снова видеть. Я только что поделился с Тиниеном своими новостями. Вы слышали, что земохцы собрали свои силы в восточном Лэморканде?

— Да, это нам известно, и мы собирались что-нибудь предпринять.

— Послушай меня. Я уходил вместе с армией короля Талесии, и один из моих людей в арьергарде нашел меня здесь. Так вот, когда будете что-то решать, не уделяйте все внимание Лэморканду. Земохцы мародерствуют и в восточной Пелосии. Мои соплеменники собирают уши пачками. Я подумал, что лучше вам будет знать об этом.

— Мы у тебя в долгу, Доми, — сказал Спархок. — Может быть, ты покажешь Тиниену, где вы встали лагерям? Мы тут все пока заняты королями Эозии, но как только освободимся, тут же нанесем вам ответный визит.

— Что ж, тогда я отправляюсь и буду готовиться к вашему приходу, сэр рыцарь, — пообещал Кринг. — Мы отведаем соли и вдоволь наговоримся.

— Конечно, дружище, — кивнул ему Спархок.

Тиниен последовал за Крингом по коридору, а Спархок и Келтэн повели Крегера обратно в кабинет сэра Нэшана.

— Ну, что ж, Крегер, — жестко проговорил патриарх Долмант. — Мы согласны на твои условия, если ты согласишься на заключение в монастыре до тех пор, пока мы не сможем тебя выпустить без ущерба для себя.

— Конечно, ваша светлость, — быстро согласился Крегер. — Мне в любом случае необходим отдых. Мартэл заставил меня носиться по всей Эозии. Последний год я только и делал, что без устали занимался этим. Так что вы хотите услышать от меня в первую очередь?

— Когда первосвященник Симмура впервые связался с Оттом?

Крегер откинулся на спинку кресла, положил ногу на ногу и задумчиво глотнул вина.

— Как я понимаю, — проговорил он, — все началось почти сразу после того, как заболел старый патриарх Симмура и Энниас принял на себя его обязанности в соборе. С тех пор все его помыслы были устремлены на то, как бы загрести побольше власти в свои руки. Он хотел выдать замуж свою потаскушку за ее братца, чтобы через нее править Эленией. Когда же он вошел во вкус и той власти, которую может дать человеку Церковь, он пошел в своих помыслах дальше. Но Энниас — человек с трезвым рассудком, и он понимал, что не все вокруг так уж его обожают.

— Слишком мягко сказано, — пробормотал Комьер.

— Вы заметили, милорд? — сухо сказал Крегер. — Да… — задумался он, а потом продолжил. — Даже Мартэл презирает его, а я полжизни бы отдал, только бы понять, как принцесса Арисса ухитрилась заставить себя залезть с ним под одно одеяло. В любом случае, Энниас знал, что ему будет необходима поддержка, чтобы сесть на трон Архипрелата. Мартэл про то прослышал и, переодевшись, отправился в Симмур, чтобы потолковать с ним об этом. Я не знаю как, но когда-то Мартэл установил контакт с Оттом. Он об этом не распространялся, но я думаю, это как-то связано с его исключением из Пандионского Ордена.

Спархок и Вэнион обменялись взглядами.

— Именно так, — подтвердил его слова Вэнион. — Продолжай дальше.

— Сначала Энниас отказывался, но Мартэл, когда хочет, может быть очень убедительным, и в конце концов первосвященник согласился хотя бы начать переговоры. Они нашли пользовавшегося дурной славой стирика, изгнанного своим же народом, и имели с ним продолжительную беседу. Он согласился быть их посланником к Отту, и в должное время была заключена сделка.

— А в чем была ее суть? — спросил король Дрегос.

— Я расскажу об этом чуть позже, ваше величество, — пообещал Крегер. — Если я буду перескакивать с одного на другое, то могу упустить что-нибудь важное. — Он замолчал и огляделся. — Надеюсь, вы заметили, как я стремлюсь угодить вам. Итак, Отт согласился помочь Энниасу. Большая часть его поддержки была в виде золота. У Отта его целые горы.

— Что?! — воскликнула Элана. — Я думала, что Энниас отравил моего отца и меня в первую очередь для того, чтобы запустить руки в эленийскую сокровищницу, дабы покрыть расходы своей попытки стать Архипрелатом.

— Не хочу обидеть вас, ваше величество, — произнес Крегер, — но эленийская сокровищница не покрыла бы и трети тех расходов, на которые рассчитывал Энниас. Однако его доступ к ней скрывал настоящий источник его доходов. Растраты — это одно, а сношения с Оттом — совсем другое. Ваш отец и вы на самом деле были отравлены единственно для того, чтобы сокрыть то, что Энниас получает неограниченную поддержку золотом от Отта. Все шло более менее как задумано. Отт помогал Энниасу золотом и иногда стирикской магией. Все шло неплохо, пока из Рендора не вернулся Спархок. А вы человек, пользующийся у нас дурной славой, сэр рыцарь.

— Благодарю, — сухо отозвался Спархок.

— Я уверен, что о дальнейшем вам почти все известно, — продолжил Крегер. — В конце концов все мы оказались здесь, в Чиреллосе, а остальное, как говорится, принадлежит истории. Теперь я хочу вернуться к вашему вопросу, король Дрегос. Отт умеет торговаться, и он запросил за свою помощь большую цену.

— Что же он захотел получить от Энниаса, — спросил его патриарх Бергстен.

— Его душу, ваша светлость, — ответил Крегер и его передернуло. — Отт настоял на том, чтобы Энниас стал поклоняться Азешу, прежде чем начать оказывать ему помощь золотом и магией. Мартэл присутствовал на церемонии посвящения и обо всем мне рассказал. Кстати, это было одной из моих обязанностей. Мартэлу время от времени становится одиноко и он испытывает желание поговорить с кем-нибудь. В общем-то, Мартэл не привередлив, но и он устает от церемоний, которыми изобилуют речи Энниаса.

— Мартэл тоже поменял веру? — спросил Спархок.

— Не думаю, сэр Спархок, — покачал головой Крегер. — У Мартэла нет никаких религиозных убеждений. Он верит в силу власти и денег, а не в богов.

— Кто же на самом деле из них главенствует? — спросила Сефрения.

— Энниас считает, что это от него исходят приказы, но, честно говоря, меня берут сомнения в этом. Все свои отношения с Оттом он осуществляет через Мартэла, но у Мартэла есть еще и свои дела, о которых Энниасу ничего не известно. Не могу присягнуть, но по-моему, между Мартэлом и Оттом существует еще и свой договор. Во всяком случае, это очень похоже на Мартэла.

— Наверняка за этим кроется что-то еще, — проговорил Эмбан. — Думаю, Отт и Азеш не стали бы выбрасывать на ветер столько золота и сил, чтобы заполучить всего-навсего какую-то дрянную душонку патриарха Симмура.

— Конечно, нет, ваша светлость, — согласился Крегер. — Они, конечно же, хотели, чтобы Энниас последовал уже продуманному ими плану. Если бы первосвященнику Симмура удалось взятками купить себе архипрелатство, он бы смог достигнуть нужного им, не прибегая к войне.

— А чего они хотели? — спросил король Облер.

— Энниас мечтает об архипрелатстве. Все, чего добивается Мартэл — это власти и богатства. Отт хочет царить над всей Эозией, а Азеш, конечно, жаждет заполучить Беллиом — и души всех и каждого. Для этого он подарит Энниасу вечную жизнь, или почти вечную, — и он должен будет за несколько сот ближайших лет ввести в Элении поклонение Азешу.

236
{"b":"201208","o":1}