ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сефрения поднялась со своего кресла и подошла к ним.

— Ты позаботился о каком-нибудь лечении? — спросила она.

— Спархок наложил какую-то повязку.

— Разреши мне взглянуть. Иногда повязки Спархока бывают грубоваты.

Келтэн немного поворчал, но выполнил просьбу. Сефрения сняла повязку и, поджав губы, осмотрела рану на боку Келтэна.

— Ты очистил ее? — спросила она Спархока.

— Я промыл ее вином.

— О, Спархок, — вздохнула Сефрения, и подойдя к двери, послала одного из молодых рыцарей за необходимыми для перевязки вещами.

— Спархок кое-что там узнал, — сообщил Келтэн Магистру.

— Что именно?

— Я обнаружил Крегера, — сказал Спархок, подвигая себе стул и садясь. — Он остановился в одном публичном доме у Западных ворот.

Левая бровь Сефрении поползла вверх.

— Что ты делал в борделе, Спархок?

— Это долгая история, — ответил Спархок, слегка краснея. — Когда-нибудь я расскажу ее вам целиком. Продолжим. Позже в этот же бордель явился Гарпарин и…

— Гарпарин?! — изумленно взглянул на него Вэнион. — В публичном доме? Но у него оказаться там причин еще меньше, чем у тебя.

— Он пришел туда, чтобы встретиться с Крегером. По случайности я оказался в комнате рядом с той, где состоялась встреча, — сказал Спархок и вкратце, опуская детали изложил план Энниаса.

Глаза Вэниона сузились, когда Спархок закончил свой рассказ.

— Энниас оказался даже более жестоким подлецом, чем я мог предполагать, — сказал он. — Я никогда не думал, что первосвященник дойдет до такого зверства в своей жажде власти.

— Но мы ведь предотвратим это? — спросил Келтэн, в то время как Сефрения начала обработку его раны.

— Конечно, мы это сделаем, — рассеянно ответил Вэнион. Магистр смотрел в потолок, погруженный в думы. — Я думаю у нас есть возможность повернуть это в обратную сторону. — Он взглянул на Келтэна и спросил: — Ты в состоянии ехать?

— Да, конечно. Это только царапина, — заверил его тот.

— Отлично. Я хочу, чтобы ты поехал в Главный Замок Ордена в Димосе. Собери там всех, кого сможешь, и отправляйся к графу Редан в его замок. Старайся избегать основных дорог — не хотелось бы, чтобы Мартэл узнал, куда ты направляешься. Спархок, ты возглавишь отряд рыцарей отсюда из Симмура. С Келтэном воссоединишься уже в Арсиуме.

— Нет, — покачал головой Спархок, — если мы поедем все вместе вот так открыто, Энниас может что-нибудь заподозрить. А если он что-то заподозрит, он может отложить атаку на замок Редана до того времени, когда нас там не будет.

— Да, пожалуй, — нахмурился Вэнион. — Может быть ты будешь выводить людей небольшими группами?

— Это будет слишком долго, — сказала Сефрения, заканчивая перевязывать Келтэна. — К тому же это привлечет не меньше внимания, чем если выедут все вместе, а пожалуй и больше. А Ордену все еще принадлежит тот монастырь, что находится по дороге в Кардос?

— Да, — кивнул Вэнион, — хотя ему требуется основательный ремонт.

— Тебе не кажется, что настало время всерьез им заняться?

— Я не совсем понимаю о чем ты, Сефрения.

— Нам необходим способ не вызвав подозрений вывести из Симмура большое количество пандионцев? Я думаю, Вэнион, тебе стоит сходить во дворец и заявить на Совете, что собираешься вывести из Замка всех пандионцев для ремонта монастыря. Энниас будет думать, что ты играешь ему на руку. Вы можете нагрузить несколько повозок инструментами и материалами для ремонта, чтобы не вызвать никаких подозрений. Отойдя немного от Симмура, вы можете изменить направление. По-моему это неплохой способ, а?

— Звучит неплохо, — заметил Спархок. — Ты поедешь туда с нами? — спросил он Вэниона.

— Нет, — покачал головой Магистр. — Мне нужно будет съездить в Чиреллос, предупредить нескольких дружественных членов Курии о том, что замыслил Энниас.

Спархок кивнул. Затем, казалось, что-то вспомнил.

— Я не уверен, — сказал он, — но мне кажется, что здесь, в Симмуре, кто-то следит за мной. И по-моему это не элениец. — Спархок улыбнулся Сефрении. — У меня достаточно опыта, чтобы распознать тонкое прикосновение ума стирика. В любом случае, он, этот следящий, распознавал меня под любым маскарадом. Я почти уверен, что он был именно тем человеком, который наслал на нас солдат церкви в переулке — а это значит, что он как-то связан с Энниасом.

— Каков он из себя? — спросила Сефрения.

— Он носит плащ с капюшоном и постоянно прячет под ним лицо.

— Он не сможет ничего сообщить Энниасу, если будет мертв. Давайте устроим ему засаду где-нибудь по дороге в Кардос, — предложил Келтэн.

— Тебе не кажется, что это слишком прямолинейно? — неодобрительно протянула Сефрения.

— Я — просто человек, Сефрения, и условности приводят меня в замешательство.

— Мне хотелось бы обсудить еще некоторые детали, — сказал Вэнион, посмотрев на Сефрению. — Келтэн и я, мы вместе поедем до Димоса. Ты не хочешь вернуться туда в Главный Замок?

— Нет, — ответила волшебница. — Я отправлюсь вместе со Спархоком, на тот случай, если тот стирик, о котором он говорил, снова увяжется за ним. Я бы попыталась справиться с этим преследователем, не прибегая к убийству.

— Ну что ж, хорошо, — сказал Вэнион, вставая. — Спархок, ты и Келтэн ступайте и подышите телеги, инструмент и прочее, а я отправлюсь во дворец пудрить мозги Энниасу. Как только я вернусь, мы выступаем.

— А мне ты не дашь задания, Вэнион? — спросила Сефрения.

— Хорошо, — улыбнулся Вэнион. — Почему бы тебе не выпить еще чашечку чая?

— Благодарю тебя, Магистр. С этим, надеюсь, я справлюсь.

8

Похолодало. Угрюмое послеполуденное небо плевалось тяжелым льдистым снегом. Сотня пандионцев, завернутых в дорожные плащи, ехали, бряцая черными доспехами, по лесистой местности вблизи границы Арсиума. Они находились в пути уже пять дней. Колонну возглавляли Спархок и Сефрения.

Спархок взглянул на небо и натянул поводья своей вороной лошади. Лошадь встала на дыбы.

— Перестань, — недовольно пробормотал Спархок.

— Он так и рвется в бой, — улыбнулась Сефрения.

— К тому же он не особо смышлен. Когда мы соединимся с Келтэном, я буду очень рад снова сесть на своего Фарэна.

— Почему мы остановились?

— Вечереет. К тому же, гляди, в этой рощице почти нет подлеска. Мы можем чудесно расположиться тут на привал, — Спархок обернулся и громко позвал: — Сэр Пэразим!

Юный рыцарь с волосами цвета льна выехал вперед.

— Да, мой господин Спархок, — проговорил он мягким мелодичным голосом.

— Мы разобьем здесь лагерь на ночь, — сказал ему Спархок. — Когда обоз подтянется, распорядись поставить палатку для Сефрении и чтобы у нее было все, что необходимо.

— Конечно, мой господин.

Небо на западе покрылось холодным пурпуром, когда Спархок отправился обходить посты, расставленные вокруг лагеря. Он прошел мимо ряда палаток с мерцающими перед ними кострами, на которых готовилась пища, и подошел к палатке Сефрении, стоявшей в стороне от других. Спархок улыбнулся — на треножнике, стоящем над огнем, уже кипел неизменный чайник.

— Тебя что-то удивляет, Спархок? — спросила Сефрения.

— Нисколько, — он оглянулся на молодых рыцарей, сидевших вокруг костров. — Они так молоды, — сказал он почти про себя, — едва ли больше, чем мальчики.

— Так уж устроен мир, Спархок. Старость принимает решения, а молодость выполняет их.

— Неужели и я был таким же мальчишкой?

— Да, — рассмеялся Сефрения, — да, дорогой мой Спархок. Ты и представить себе не можешь, какими молодыми были вы с Келтэном, когда первый раз пришли ко мне на урок. Мне показалось тогда, что моим заботам поручили двух детей.

Спархок печально покачал головой и протянул руки к огню.

— Ночь холодна, — сказал он. — Моя кровь будто истощилась за эти годы в Джирохе. Мне не разу еще не было по настоящему тепло с самого моего возвращения в Симмур. Пэразим принес тебе твой ужин?

25
{"b":"201208","o":1}