ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дальше они отправились галопом, пересекли широкую долину и взобрались на цепь невысоких гор. Здесь к востоку облака были чуть тоньше и солнце, стоявшее прямо над горизонтом, просматривалось уже гораздо лучше. Отсюда Кринг выслал вперед свои патрули.

В молчании продолжали они свой путь. С недавнего времени Спархок не мог отделаться от ощущения, что вокруг происходит что-то странное и необычное, но никак не мог понять, в чем же дело. Воздух был неподвижным и цокот копыт казался громким и неестественно сухим на мягкой земле дороги. Спархок взглянул на остальных и понял, что его друзья тоже чувствуют себя не в своей тарелке. Они уже достигли середины следующей долины, когда Кьюрик вдруг с руганью натянул поводья своего мерина.

— Вот оно что! — воскликнул он.

— В чем дело? — спросил его Спархок.

— Сколько мы уже едем?

— Час или около того, а что?

— Посмотри на солнце, Спархок.

Спархок взглянул на восточный горизонт, где тусклый солнечный диск висел прямо над главной линией гор.

— По-моему, оно там же, где и всегда, Кьюрик, сказал он. — Никто его не трогал.

— Вот именно, Спархок. Оно не двигается. Оно не сдвинулось ни на дюйм с тех пор, как мы выехали.

Они все уставились на восток.

— Это обычное дело, Кьюрик, — спокойно проговорил Тиниен. — Мы катаемся вверх-вниз по горам. При этом солнце все время кажется не там, где оно находится на самом деле. Где оно тебе видится, зависит от того, высоко или низко ты на горе.

— Я тоже так сначала думал, Тиниен. Но клянусь тебе, солнце не двигалось с тех пор, как мы уехали с того холма к востоку от Палера.

— Не шути так, Кьюрик, — усмехнулся Келтэн. — Солнце всегда двигается.

— Но только не сегодня утром, это точно. Лучше бы ты, Спархок, объяснил в чем дело. Тебе-то уж наверное известно больше чем нам.

— Сэр Спархок! — неожиданно вскрикнул Берит. Высокий голос его был почти на грани истерики. — Смотрите!

Спархок повернул голову в ту сторону, куда указывал трясущейся рукой его молодой друг и увидел птицу. Это была совершенно обычная птица, что-то вроде жаворонка, как решил Спархок, и вряд ли кто обратил бы на нее внимание, если не то обстоятельство, что она совсем без движения висела в воздухе, будто ее туда прилепили.

Всадники оторопело оглядывались по сторонам. Неожиданно Сефрения рассмеялась.

— Не вижу ничего смешного, Сефрения, — сказал ей Кьюрик.

— Все превосходно, дорогие мои, — проговорила она.

— Превосходно? — удивился Тиниен. — Пусть так… Но все же, что случилось с солнцем и с этой идиотской птицей?

— Спархок остановил солнце и птицу.

— Остановил солнце?! — воскликнул Бевьер. — Это невозможно!

— Разумеется, нет. Но прошлой ночью он говорил с одним из Троллей-Богов, — сказала она им. — Он сказал, что мы охотимся и наша жертва далеко впереди нас. И Спархок попросил Тролля-Бога Гхномба помочь нам нагнать ее и, похоже, Гхномб именно это и делает.

— Что-то я все равно ничего не понял, — сказал Келтэн. — Какое отношение солнце имеет к охоте?

— Это все не так уж сложно, Келтэн, — спокойно заметила ему Сефрения. — Гхномб остановил время, вот и все.

— Ничего себе вот и все? Да как можно остановить время?!

— Вот этого я не знаю, — вздохнула стирикская волшебница. — Хотя может быть «остановить время» — не совсем верно сказано. На самом деле мы движемся в безвременьи. Мы словно попали в крошечный промежуток между двумя секундами.

— Но что удерживает эту птицу в воздухе, леди Сефрения, — потребовал объяснений Бевьер.

— Последний взмах ее крыльев, я думаю. Остальной мир движется вполне обычно. Там люди даже не знают, что мы проезжаем мимо. Случается, что Боги, выполняя наши просьбы, делают это не совсем так, как мы ожидаем. Когда Спархок сказал Гхномбу, что он хочет догнать Мартэла, он больше думал о времени, чем о расстоянии, вот Гхномб и ведет нас сквозь время, а не сокращает путь. Он будет удерживать в своей власти время так долго, сколько у нас займет дорога. А покрывать милю за милей — это уж наше дело.

Тут прискакал галопом Стрейджен.

— Спархок! — вскричал он. — Что, черт побери, происходит?

Спархок вкратце все объяснил.

— А теперь отправляйся и успокой пелоев, — заключил он. — Скажи им, что это волшебство и что мир как бы замерз. Ничто не будет двигаться, пока мы не приедем куда нужно.

— Это правда? — с сомнением спросил Стрейджен.

— Более-менее.

— А ты думаешь, они мне поверят?

— Что ж, если им не понравится мое объяснение, пускай поищут свое собственное.

— А ты сможешь потом все это разморозить?..

— Думаю, что да, — заверил его Спархок.

— Послушай, Сефрения, — вкрадчиво проговорил Телэн. — Значит весь остальной мир остановился?

— Так это видим мы. Но для остальных все идет своим чередом.

— А нас они видят?

— Нет, они даже не подозревают, что мы здесь.

Слабая, почти благоговейная улыбка тронула губы мальчика.

— Так-так… — произнес он. — Это просто прекрасно.

У Стрейджена тоже загорелись глаза.

— Да, не могу не согласиться с вами, ваша светлость, — игриво согласился он.

— Выкиньте это из головы, вы двое, — резко сказала Сефрения.

— Стрейджен, — добавил, подумав, Спархок. — Скажи Крингу, что он может особо не торопиться. Мы тоже можем дать лошадям отдохнуть. Все равно никто никуда не сдвинется с места, пока мы не приедем, куда хотим.

Было жутко и страшно ехать сквозь этот остановившийся рассвет. Было ни холодно, ни жарко, ни сыро, ни сухо. Мир вокруг стал беззвучен и недвижимые птицы висели в воздухе. Рабы как статуи стояли в полях, а раз они проехали мимо высокой березы, которую пригнул ветер, прямо перед тем, как Тролль-Бог Гхномб остановил время. Облако недвижимых золотых листьев застыло в воздухе с подветренной стороны дерева.

— Как ты думаешь, сколько времени? — спросил Келтэн, когда они проделали уже довольно долгий путь.

Улэф прищурившись посмотрел на небо.

— Думаю уже рассвет, — ответил он.

— Очень смешно, Улэф, — недовольно хмыкнул Келтэн. — Не знаю, как вы все, а я проголодался.

— Ты наверное родился голодным, — улыбнулась ему Сефрения.

Тем не менее было решено устроить короткий привал, а затем, немного подзаправившись, они двинулись дальше. Торопиться не было необходимости, но ощущение важности того дела, ради которого они пустились в поход, не позволяло им расслабиться и ехать прогулочной рысью, и скоро они перешли на галоп.

Через час или около того — хотя наверняка утверждать это было невозможно — сзади появился Кринг.

— Думаю, позади нас кто-то есть, друг Спархок, — сказал он. Кринг говорил с уважением и даже благоговением. Ведь не каждый день случай сталкивает тебя с человеком, способным остановить солнце.

Спархок пристально посмотрел на Кринга.

— Ты уверен? — спросил он.

— Не совсем, — признал Кринг. — Это больше ощущение. Но на юге низко над землей темное облако. Оно еще далеко, так что трудно сказать наверняка, но похоже оно плывет за нами.

Спархок посмотрел на юг. Это опять было то же облако, только больше, чернее и еще враждебнее. Оказалось, что тень даже здесь, в этом безвременье, могла преследовать его.

— Ты видел, как оно двигалось? — спросил рыцарь Кринга.

— Нет, но мы проехали довольно много до привала, а это ужасное облако по-прежнему за моим правым плечом, как и тогда, когда мы выступали.

— Следи за ним, — сжато сказал ему Спархок. — Приглядись к нему, может заметишь, как оно движется.

— Ладно, — отозвался Кринг и поворотил коня.

Когда они проехали то расстояние, которое приблизительно могли бы покрыть за день, было решено остановиться на «ночлег». Лошади фыркали и, ничего не понимая, встревожено поводили ушами. Фарэн с подозрением поглядывал на Спархока.

— Это не моя вина, Фарэн, — сказал Спархок, расседлывая своего чалого жеребца.

— Что ж ты так бессовестно обманываешь бедное животное, Спархок? — усмехнулся стоявший рядом Келтэн. — И как только тебе не стыдно?..

256
{"b":"201208","o":1}