ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно Спархок уловил справа от себя едва заметное движение. Он быстро обернулся. Небольшая группка людей собралась на галерее в ста ярдах ниже ужасного прокаженного изваяния того, что, казалось, было исторгнуто из самых глубин безумия. У одного из тех, кто стоял на галерее, были белые волосы.

Спархок изогнулся и дал сигнал Улэфу тянуть его назад.

— Ну, что? — спросил его Келтэн.

— Считай, что это огромная большая палата в виде огромного купола, — тихо проговорил Спархок. — Идол наверху, на ее дальней стороне. По кругу купола тянуться ярусами широкие галереи, ведущие вниз на самую середину.

— А что это за шум? — спросил Тиниен.

— Они совершают ритуал, и видимо, это песнопение — часть его.

— Меня совсем не интересуют их религиозные отправления, — проворчал Улэф. — Там есть солдаты?

— Нет, — покачал головой Спархок.

— Это радует. А что-нибудь еще ты там увидел?

— Да, я думаю нам понадобиться твоя помощь, Сефрения. Мартэл и остальные, кто был с ним, собрались на верхней галерее. Это примерно в ста шагах направо. Надо узнать, о чем они говорят. Ведь мы достаточно близко, чтобы твои чары подействовали?

Сефрения кивнула.

— Только давайте немного отойдем от ступеней, — попросила она. — Заклинания всегда вызывают небольшое свечение, а здесь его может заметить кто-нибудь из наших врагов.

Они отступили назад по пыльной дороге, что привела их к Храму, и Сефрения взяла у Берита щит сэра Бевьера.

— Он поможет нам, — сказала Сефрения, затем быстро соткала заклинание и выпустила его. Рыцари собрались вокруг неожиданно ярко осветившегося щита, всматриваясь в туманные фигуры появившиеся на его зеркальной поверхности. Голоса, доносившиеся до них, звучали, что дребезжание жести, но было понятно каждое сказанное слово.

— Твои заверения, что мое золото купит тебе этот трон, с которого ты бы мог вершить угодное нам, оказались лживыми, Энниас, — говорил Отт в этом булькающем гуле.

— Это опять из-за Спархока, ваше величество, — униженно оправдывался Энниас. — Он помешал нам, он превратил в ничто все наши усилия…

— Спархок! — Отт грязно выругался и стукнул кулаком по подлокотнику своих, похожих на трон, носилок. — Его существование разъедает мне душу. И одно его имя вызывает во мне нестерпимую боль. Ты был призван нами держать его подальше от Чиреллоса, Мартэл. Почему ты ослушался меня и моего Бога? Почему не оправдал нашего доверия?

— Это не совсем так, ваше величество, — спокойно ответил Мартэл. — Возведение Энниаса на трон было лишь уловкой, чтобы добиться того, что мы имеем сейчас. А ведь Беллиом уже под этой самой крышей, что и мы с вами, ваше величество. План — посадить Энниаса на трон Архипрелата, чтобы он смог заставить эленийцев передать ему самоцвет — был слишком расплывчатым и неопределенным, зато мой оказался более быстрым и простым. И, кажется, мы добились того, что хотел Азеш — Беллиом здесь.

Отт что-то проворчал себе под нос.

— Возможно, — наконец заключил он, — но Беллиом до сих пор не передан во владение Азеша, он по-прежнему в руках этого ужасного Спархока. Ты расставил целые армии на его пути, но он с легкостью перебил их. Наш Владыка ниспослал слуг своих, еще более страшных, чем сама смерть, чтобы убить его, а он до сих пор жив.

— Но Спархок все же обычный смертный человек, — жалобно прогнусавил Личеас. — Его удача не может длиться вечно.

Отт бросил взгляд на Личеаса, и в нем была смерть. Арисса обвила плечи своего сына руками, всегда готовая прийти ему на помощь, но Энниас предостерегающе покачал головой.

— Ты осквернил себя, признав своим этого бастарда, Энниас, — с презрением проговорил Отт. Затем помолчал, оглядывая стоящих подле него. — Неужели вы не понимаете? — неожиданно проревел он. — Этот Спархок — Анакха, Неисповедимый. Предназначение всех людей совершенно очевидно — они оберегают Анакха. Анакха не подвластен судьбе. Даже Боги побаиваются его. Он связан с Беллиомом узами, что лежат за пределами понимания человека и Бога, и Богиня Афраэль служит ему. Но неизвестно, к чему они стремятся. И единственное наше спасение в том, Беллиом лишь вынужденно и с неохотой подчиняется ему. Если бы самоцвет с желанием и готовностью выполнял все его приказы, то Спархок был бы Богом.

— Но он все-таки пока не Бог, ваше величество, — улыбнулся Мартэл. — Его можно заманить в лабиринт, он никогда не бросит своих товарищей, чтобы расправиться с нами в одиночку. Спархок — предсказуем. Вот почему Азеш призвал Энниаса и меня. Мы знаем Спархока и мы можем предугадать его поступки.

— А ты знал, что ему повезет так, как повезло? — усмехнулся Отт. — И известно ли тебе, что его появление здесь — угроза существования нашему и нашего Бога?

Мартэл бросил взгляд на скачущие внизу безобразные фигуры.

— И долго еще это терпеть? — спросил он. — Нам нужно получить совет и указание Азеша, но мы не сможем привлечь его внимание, до тех пор пока не закончиться все это.

— Ритуал — почти завершен, — сказал ему Отт. — Видите, как истощены исполняющие его? Они уже на грани смерти, и скоро они умрут.

— Хорошо. Тогда мы поговорим с Владыкой. Он тоже в опасности.

— Мартэл! — резко проговорил Отт с тревогой в голосе. — Спархок выбрался из лабиринта! Он обнаружил путь, ведущий в Храм!

— Призови своих людей задержать его! — рявкнул Мартэл.

— Я сделал это, но они слишком далеко от него. Он доберется до нас гораздо раньше, чем они успеют помешать ему.

— Мы должны пробудить Азеша! — визгливо крикнул Энниас.

— Прервать этот ритуал означает смерть, — объявил Отт.

Тогда Мартэл выпрямился и вынул из-под руки свой изысканно украшенный шлем.

— Ну что ж, значит теперь дело за мной, — мрачно проговорил он.

Спархок поднял голову, оторвав свой взгляд от изображения на щите. Издалека, со стороны дворца, раздавался шум от ударов стенобитного орудия по каменной преграде.

— Этого достаточно, — сказал рыцарь Сефрении. — Пора действовать. Отт призвал солдат разрушить ту стену, от которой открывается путь вверх по ступеням и сюда в Храм.

— Надеюсь, что они не заметят Бевьера и Телэна, — вставил Келтэн.

— Думаю, все обойдется, — откликнулся Спархок. — Бевьер позаботиться об этом. А нам нужно спуститься в Храм. Этот пыльный чердак — или как там его не назови — слишком открытое место. Если мы здесь примем сражение, то солдаты окружат нас со всех сторон. — Он взглянул на Сефрению. — Мы можем сокрыть за собой эти ступени, когда попадем в Храм?

Сефрения прищурилась.

— Думаю, да, — протянула она.

— Кажется, ты сомневаешься?

— Нет, не совсем так. Конечно, я с легкостью могу наложить чары на вход в Храм, но я не могу быть уверена, что Отт не в состоянии разрушить их.

— Но он не сможет догадаться об этом, по крайней мере, до тех пор, пока до Храма не доберутся его солдаты и он обнаружит, что они не могут спуститься вниз по ступеням? — спросил Тиниен.

— Да, пожалуй, это так. Очень хорошо, Тиниен.

— Так что, нам надо взобраться на верхнюю галерею и, подобравшись поближе, сразиться с идолом? — спросил Келтэн.

— Нет, ни в коем случае, — сказала ему Сефрения. — Отт — маг, не забывай об этом. Он будет посылать вслед каждому нашему шагу свои заклинания. Так что для начала придется иметь дело с Оттом.

— И с Мартэлом тоже, — добавил Спархок. — Итак, Отт не рискнет призвать Азеша, пока не закончен ритуал. В этом наше преимущество. Пока мы должны опасаться лишь Отта. Как мы можем справиться с ним, Сефрения?

— Отт — труслив, — ответила она. — Если мы будем угрожать ему, он направит все свое волшебство на свою защиту, а не на нападение. Он будет рассчитывать на солдат, которых призвал из дворца.

— Ну что ж, попробуем, — задумчиво произнес Спархок. — Вы готовы? — обратился он к друзьям.

Все молча кивнули ему в ответ.

— Будьте внимательны и осторожны, — предупредил их Спархок, — и, пожалуйста, не вмешивайтесь, когда я буду разбираться с Мартэлом. Ну ладно, пошли.

284
{"b":"201208","o":1}