ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И кто же этот прекрасный ребенок? — спросил он.

— Она найденыш, Ваша Светлость, — ответил Спархок. — Мы нашли ее у границы с Арсиумом. Она не говорит или не хочет говорить по-эленийски, поэтому мы дали ей имя Флейта.

Патриарх посмотрел на запачканные босые ноги девочки.

— И что, у вас не было времени искупать ее? Подойди сюда, Флейта.

Девочка осторожно приблизилась к пожилому священнику.

— И со мной ты тоже не будешь говорить, Флейта? — спросил патриарх.

Флейта поднесла к губам свою свирель и извлекла из нее одну вопрошающую ноту.

— Да, я вижу, — сказал Долмант. — Может быть, тогда ты примешь мое благословение?

Девочка серьезно посмотрела на него, потом помотала головой.

— Она дитя стириков, Долмант, — пояснила Сефрения. — Эленийское благословение не имеет никакого значения для нее.

Внезапно Флейта взяла тонкую руку патриарха и приложила ее к своему сердцу. Глаза Долманта беспокойно расширились.

— Однако она готова дать тебе свое благословение, — сказала Сефрения. — Ты примешь его?

Глаза Долманта расширились еще больше.

— Я, быть может, и не должен бы… — пробормотал он. — Но, Бог да поможет мне. С радостью, — громко ответил патриарх.

Флейта улыбнулась ему и поцеловала обе его руки. Потом с развевающимися волосами прошествовала через комнату, играя на свирели радостно звучащую мелодию.

— Вероятно, я буду вызван во дворец сразу по прибытии короля Воргуна, — вступил в разговор Вэнион. — Энниас не упустит шанса лично начать открытый раздор со мной. — Магистр взглянул на графа Редана и спросил: — Кто нибудь видел ваше прибытие сюда, мой Лорд?

Редан покачал головой.

— Я ехал с опущенным забралом, мой Лорд Вэнион. И по предложению сэра Спархока прикрыл герб на щите. Уверен, что никто не знает о моем прибытии в Симмур.

— Хорошо, — вдруг ухмыльнулся Вэнион. — Мы же не хотим испортить сюрприз для Энниаса.

Нарочный с ожидаемым Вэнионом вызовом во дворец прибыл двумя днями позже. Вэнион, Спархок и Келтэн облачились в простые одежды пандионцев, которые обычно носили внутри обители, скрыв под ними кольчуги и мечи. Долмант и Редан надели черные монашеские сутаны с капюшонами. Сефрения была в своем обычном белом одеянии. Ей пришлось долго уговаривать Флейту, и в конце концов та согласилась оставаться позади. После тщательных приготовлений процессия покинула замок.

День был сырой и холодный. Свинцово-серое небо нависало над городом, по улицам свистал резкий ветер. В городе было пустынно, лишь редкие прохожие мелькали в переулках. «Интересно, — подумал Спархок, — просто от непогоды спрятались горожане, или ждут какой-то беды?»

Недалеко от дворцовых ворот Спархок приметил знакомый силуэт. Хромой нищий мальчик, опираясь на костыль, ковылял к нему из какого-то угла, где прятался от непогоды.

— Подайте на пропитание, добрые господа, — протянул он голосом, разбивающим сердце.

Спархок придержал Фарэна и достал из кармана несколько монет.

— Мне нужно поговорить с тобой, Спархок, — тихо произнес мальчик, когда остальные отъехали в сторону.

— Немного позднее, — склоняясь в седле, чтобы подать милостыню, ответил Спархок.

— Я надеюсь, что ждать не очень долго? — дрожа, спросил Телэн. — А то я совсем замерз.

Перед дворцовыми воротами случилась небольшая задержка — стража не хотела пропускать спутников Вэниона — во дворец был зван он один. Келтэн разрешил эту проблему, откинув полу плаща и многозначительно положив ладонь на рукоять меча. Дискуссия оборвалась на этой ноте и процессия втянулась в дворцовые ворота.

— Ах, как я люблю проделывать такие вещи, — жизнерадостно произнес Келтэн.

— Да, немного надо тебе для счастья, — сказал ему Спархок.

— Я человек простой, мой друг и люблю простые радости.

Они прошествовали прямо в голубую залу Совета, где на высоких креслах, подобных тронам, уже сидели короли Арсиума, Дэйры и Талесии. Рядом с ними восседал, как всегда распустивший губы, Личеас. Позади каждого из королей стоял человек в доспехах. На их плащах были вышиты эмблемы трех Воинствующих Орденов, существовавших в этих странах помимо пандионского.

Абриэль, Магистр Ордена Сириник в Арсиуме, стоял позади короля Дрегоса; Дареллон, Магистр Ордена Альсиона в Дэйре, занимал такое же положение рядом с королем Облером. Глава Ордена Генидиана — Комьер — находился рядом с королем Воргуном из Талесии. Несмотря на ранний час, глаза короля Талесии уже затуманились, в трясущейся руке он держал серебряный кубок.

Королевский Совет Элении восседал вдоль противоположной стены палаты. На лице графа Лэндийского отражалось беспокойство, Гарпарин самодовольно улыбался.

Первосвященник Энниас был одет в алую шелковую сутану. На его изнуренном лице проступило выражение холодного триумфа, когда он увидел вошедшего в зал Вэниона. Однако увидев, что Магистра сопровождает целая свита, он вспыхнул от гнева.

— Кто позволил вам явиться сюда в сопровождении еще стольких лиц, Лорд Вэнион? — воскликнул он. — Приглашение не распространялось на подобный эскорт!

— Я не нуждаюсь ни в каких разрешениях, Ваша Светлость, — холодно ответил Вэнион. — Мой статус дает мне право на это.

— Это верно, — сказал граф Лэнды. — Обычай на стороне Магистра.

Энниас окинул старика взглядом, исполненным ненависти.

— Какое удобство! Всегда можно получить совет человека столь сведущего в законах и обычаях, благодаря вам, граф, — язвительно заметил он. Затем его взгляд упал на Сефрению. — Выдворите отсюда эту стирикскую ведьму, — потребовал он.

— Нет, — твердо сказал Вэнион. — Она останется.

Взгляды первосвященника и Магистра встретились. Некоторое время продолжалась безмолвная дуэль, и Энниас сдался.

— Что ж, хорошо, Вэнион, — сказал он. — Из-за всей серьезности дела, о котором я собираюсь сообщить Их Величествам, я постараюсь сдержать естественные чувства, вызванные во мне присутствием здесь колдуньи-язычницы.

— Вы потрясающе добры, Ваша Светлость, — прошептала Сефрения.

— Но начинайте же скорее, Энниас, — раздраженно потребовал король Дрегос. — Мы собрались здесь, чтобы обсудить будущее трона Элении. Что же это за горящее дело, столь важное, что из-за него нужно, по вашему мнению, отложить наше расследование?

Энниас выпрямился.

— А дело касается вас, Ваше Величество. На прошлой неделе отряд вооруженных рыцарей атаковал замок в восточной части вашего королевства.

Глаза Дрегоса вспыхнули.

— Почему мне не было сообщено? — гневно спросил он.

— Простите, Ваше Величество. Я сам узнал обо всем случившемся лишь недавно и подумал, что мудрее будет сообщить об инциденте прямо на Совете. Несмотря на то, что это беззаконие совершилось внутри вашей страны, здесь затронуты интересы всех четырех Западных Королевств.

— Да начинайте же, Энниас! — прорычал Воргун. — Приберегите свое витийство для других церемоний.

— Как пожелаете Ваше Величество, — сказал Энниас, кланяясь. — Дело в том, что есть свидетели всего случившегося, и будет, вероятно, лучше, если Ваши Величества услышат об этом преступлении из первых уст, а не от меня. — Он повернулся и сделал жест одному из солдат церкви, которые стояли вдоль стен палаты Совета. Солдат отворил боковую дверь и впустил встревоженного нервного человека, заметно побледневшего при виде Вэниона.

— Не бойся, Тессера, — сказал ему Энниас, — если ты будешь говорить только правду, тебе не будет никакого вреда.

— Да, Ваша Светлость, — испуганно пробормотал человек.

— Это Тессера, — представил его первосвященник. — Симмурский купец, недавно возвратившийся из Арсиума. Расскажи нам все, что ты видел там Тессера.

— Хорошо, Ваша Светлость. Все было так, как я рассказал вам уже раньше. Я был в Сарриниуме по своим делам. По дороге оттуда меня застигла буря, и я нашел пристанище в замке графа Редана, который был так добр ко мне, что принял меня и укрыл от непогоды в своем доме. — Голос Тессеры был по особому напевен, как бывает, когда человек рассказывает что-нибудь, что заранее хорошо выучил. — Когда же погода прояснилась и пора было отправляться в путь, я пошел в конюшни графа осмотреть свою лошадь. Внезапно услышав голоса множества людей во дворе, я выглянул из ворот конюшни, узнать что случилось. Это был отряд рыцарей-пандионцев.

32
{"b":"201208","o":1}