ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы и ваши друзья можете покинуть нас, Лорд Вэнион, — важно сказал Личеас.

— Спасибо, Ваше Высочество, — поклонился Вэнион. — Мы все были счастливы служить вам. — Он повернулся и направился к выходу из Зала.

— Подождите, Лорд Вэнион, — сказал Дареллон, Магистр Ордена Альсиона, шагнув вперед. — Поскольку переговоры теперь перейдут в область дел государственных, то, как мне кажется, я, Лорд Комьер и Лорд Абриэль тоже можем покинуть Зал Совета. Мы не слишком искушены в искусстве управления государством и вряд ли сможем внести какой-нибудь вклад в ваши рассуждения, Ваши Величества. Дело же, на которое пролился свет сегодня утром, требует отдельного Совета между Магистрами Воинствующих Орденов, так как и в будущем, боюсь, мы можем ожидать повторения подобных попыток.

— Хорошо сказано, — поддержал Дареллона Комьер.

— Превосходная мысль, Дареллон, — согласился Облер. — Не будем застигнуты врасплох еще раз. И все же известите меня потом о результатах ваших переговоров.

— Вы можете полностью положиться на меня, Ваше Величество.

Магистры трех Орденов присоединились к Вэниону и все вместе вышли из Зала Совета. Как только они оказались в коридоре, Комьер, Магистр Ордена Генидиана, открыто усмехнулся.

— Очень чисто сработано, Вэнион.

— Я рад, что тебе понравилось, — усмехнулся в ответ Вэнион.

— Мне кажется, что моя голова с утра распухла и была набита соломой вместо мозгов, — признался Комьер. — Поверите ли, я почти принял на веру всю эту чушь.

— Это была не ваша вина, Лорд Комьер, — сказала Сефрения.

Генидианский Магистр вопросительно взглянул на нее.

— Дайте мне еще немного подумать над этим, — сказала Сефрения.

Талесиец посмотрел на Вэниона.

— Энниас? — с проницательным блеском в глазах спросил он. — Я так понял, это был его план.

— Да, — кивнул Вэнион. — Орден Пандиона мешает ему прибрать к рукам власть над Эленией. Он хотел убрать нас со своей дороги таким образом.

— Эленийские политики всегда были мастерами изощренной интриги. Мы, в Талесии, люди более прямые. Как велико могущество первосвященника Симмура?

Вэнион пожал плечами.

— Он держит в руках весь Королевский Совет, и, хочешь-не-хочешь, является фактическим правителем страны.

— Он хочет получить трон для себя?

— Вряд ли. Он предпочитает управлять всем, оставаясь за кулисами. Энниас хочет получить трон для Личеаса.

— Личеас ведь бастард?

Вэнион утвердительно кивнул.

— Но как бастард может быть королем? Никто ведь даже не знает, кто его отец.

— Энниас, похоже, считает, что может обойти этот вопрос. Ведь было уже дело однажды, когда Энниас почти убедил короля Алдреаса в том, что не будет ничего предосудительного, если он женится на собственной сестре. Его остановило только вмешательство отца Спархока.

— Беда, — протянул Комьер.

— Я слышал, что Энниас метит на место Архипрелата? — обратился Магистр Ордена Сириник Абриэль к патриарху Долманту.

— До меня доходили подобные слухи, — мягко отозвался патриарх.

— Сегодняшний случай может быть будет препятствием для него. Курия вряд ли с одобрением отнесется к человеку, публично поставившему себя в такое идиотское положение.

— Такая мысль приходила в голову и мне.

— Я надеюсь, ваш доклад будет детальным, Ваша Светлость.

— Это моя обязанность, — кротко сказал Долмант. — Я сам как член курии вряд ли могу скрывать от нее какие-нибудь факты. Я должен буду сообщить всю правду Высшему Совету Церкви.

— Нам необходимо поговорить, — серьезно сказал Дареллон Вэниону. — Заговор был направлен против тебя и твоего Ордена, но это касается и всех нас. Следующий раз это может случиться с любым из нас. Есть где-нибудь здесь спокойное место, где мы могли бы все обсудить.

— Наш Замок у Восточных ворот города, — ответил Вэнион. — Я могу гарантировать — там нет ни одного шпиона первосвященника.

Когда они выезжали из дворцовых ворот, Спархок что-то вспомнил и вместе с Кьюриком остановился у одной из колонн.

— Что случилось? — спросил Кьюрик.

— Давай немного задержимся. Мне нужно поговорить вон с тем нищим мальчишкой.

— Это будет просто преступлением против этикета. Встреча Магистров всех четырех Орденов бывает едва ли не раз в жизни. Возможно они захотят задать тебе какие-нибудь вопросы.

— Мы догоним их еще до того, как они прибудут в Замок.

— И о чем же ты хочешь с ним поговорить? — в голосе Кьюрика слышалось раздражение.

— Он помогал мне выслеживать Крегера, — ответил Спархок и недоуменно взглянул на оруженосца. — А что это собственно тебя так взволновало? Лицо у тебя мрачнее тучи.

— Да нет, ничего, — хмуро отозвался Кьюрик.

Телэн все еще стоял съежившись на том же самом месте, где и оставил его Спархок. Он кутался в старый рваный плащ и дрожал от холода.

Спархок спешился в двух шагах от Телэна и начал делать вид, что подтягивает подпругу.

— Что ты хотел мне сказать? — тихо спросил он.

— Этот человек, за которым ты послал меня следить… — начал Телэн. — Крегер, кажется, его имя. Он покинул Симмур в то же время, что и ты, но потом вернулся. Примерно через неделю. С ним был еще один человек — мужчина с седыми волосами. Хотя он вовсе и не был стар. Они пошли в тот дом, где живет барон, который так любит маленьких мальчиков. Они оставались там несколько часов, а потом опять уехали из города. Я был близко от них, когда они проезжали через Восточные ворота и слышал, как они разговаривали с дворцовой стражей. Когда стражники спросили их, куда они направляются, они сказали, что в Камморию.

— Молодец, Телэн, — похвалил его Спархок, бросая в кружку золотую монету.

— А, мелочи, — пожал плечами Телэн, засовывая монету за пазуху, — спасибо, Спархок.

— Почему ты не сообщил об этом привратнику в гостинице на улице Розы?

— За этим местом следят, и я решил не рисковать, — Телэн посмотрел через плечо рыцаря и сказал: — Привет, Кьюрик. Что-то давно тебя не видно.

— Вы знаете друг друга? — удивился Спархок.

Кьюрик покраснел.

— Ты и представить себе не можешь, как давно мы знаем друг друга, — сказал Телэн, лукаво улыбаясь смешавшемуся Кьюрику.

— Хватит, Телэн, — резко сказал оруженосец. Потом, смягчаясь, с тоскливой ноткой в голосе добавил: — Как поживает твоя мама?

— Ничего. И если добавить то, что приношу я к тому, что ты ей даешь время от времени то, в общем-то даже и неплохо.

— Что-то я не совсем понимаю в чем тут дело? — смягчив голос вмешался Спархок.

— Это дело личного характера, — ответил Кьюрик и снова повернулся к мальчику. — Что ты делаешь здесь, на улице? — грозно спросил он.

— Прошу милостыню, Кьюрик. Ты же видишь, — сказал невинным голосом Телэн, показывая свою кружку. — Вот кружка как раз для этого. Может кинешь что-нибудь по старой дружбе?

— Я отдал тебя в прекрасную школу, мальчик…

— О, там было действительно очень хорошо! Наш ректор говорил нам это по три раза на дню, в трапезной. Он и другие преподаватели ели ростбиф, а студенты — овсянку. А я не люблю овсянку, поэтому я устроился в другую школу, — Телэн картинно указал на улицу. — Вот моя классная комната. Нравится? Здешние уроки гораздо полезнее философии, риторики или какой-нибудь и вовсе уж скучной теологии. Если я буду стараться, то смогу купить себе свой собственный ростбиф или еще что-нибудь.

— Следовало бы отлупить тебя, Телэн, — пригрозил Кьюрик.

— За что, отец? — ответил мальчик, широко раскрыв глаза. — Что за странные вещи ты говоришь? — рассмеялся он. — Кроме того, тебе придется сначала поймать меня, а я очень хорошо бегаю. Это было первым моим уроком в моей новой школе. Хочешь посмотреть, как я его выучил? — Телэн подхватил свой костыль и кружку и со всех ног кинулся вниз по улице.

Кьюрик выругался.

— Отец? — удивленно спросил его Спархок.

— Я сказал тебе, что это не твое дело, Спархок.

— Зачем нам что-то скрывать друг от друга, Кьюрик?

35
{"b":"201208","o":1}