ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Добравшись до вершины, Спархок оглянулся, но двух загадочных пандионцев нигде видно не было. Потом он взглянул вперед и увидел их. Группа наемников окружала каменистый бугор, где Кьюрик спрятал Сефрению и детей. Двое черных рыцарей невозмутимо стояли между наемниками и бугром. Они не пытались вступить в бой, а просто твердо стояли на месте. Спархок увидел, как один из наемников метнул дротик и он прошел сквозь тело пандионца, не причинив никакого вреда.

— Фарэн, вперед! — крикнул Спархок.

Огромный чалый вздрогнул и рванул таким бешеным карьером, что быстро оставил позади всех остальных.

Вокруг каменистого бугорка собралось человек десять наемников. Они не решались подойти к двум призрачным воителям, стоящим на их пути. Один из них оглянулся и увидел несущегося с холма Спархока и протяжным криком предупредил своих и новой опасности. После короткого замешательства наемники бросились бежать в разные стороны. Такого панического бегства Спархок не ожидал от опытных вояк, какими обычно бывали наемники. Разогнавшийся Фарэн налетел на камни и выбил из них сноп искр своими стальными подковами. Спархок изо всех сил натянул поводья.

— У вас все в порядке? — тяжело дыша спросил он Кьюрика.

— Все прекрасно, — сказал Кьюрик поглядывая на баррикаду из здоровых валунов, которую возвели он и Берит. — Хотя это не очень-то и помогло бы, если бы не эти два рыцаря. — Кьюрик немного испуганно взглянул на призрачных воинов.

Из-за груды камней появилась Сефрения. Лицо ее покрывала смертельная бледность.

Спархок обернулся к двум странным пандионцам.

— Может быть теперь вы объясните что-нибудь, братья?

Ответа не последовало. Он пристально вгляделся в них. Лошади под рыцарями были еще более худыми, и Спархок вздрогнул, когда увидел, что в темных провалах глазниц животных нет глаз, а через свисающую лохмотьями шкуру проглядывают кости. Вдруг оба рыцаря сняли свои шлемы. Их полупрозрачные лики смутно вырисовывались в какой-то дымке и в их глазницах тоже не было глаз. Один был юн и златовлас, второй — уже почти старик, с седыми волосами.

Спархок похолодел. Он знал их обоих, и знал, что оба мертвы.

— Сэр Спархок, — произнес призрак Пэразима тусклым холодным голосом. — Неотступно следуй своим путем. Время не остановится для тебя.

— Почему вы двое вернулись из Чертога Смерти? — спросила Сефрения слегка дрожащим голосом.

— Наша клятва имеет силу и за порогом жизни, Матушка. И если это нужно, мы можем покидать царство теней, — ответил призрак Лакуса таким же тусклым голосом. — Многие еще падут, прежде чем здоровье королевы поправится, и скоро нас станет больше. — Призрак обратил свои пустые глазницы к Спархоку. — Охраняй как следует нашу Матушку, Спархок, ибо ей грозит большая опасность. Если она погибнет, то и наши смерти станут бесполезны — королева умрет.

— Обещаю, Лакус, — произнес Спархок окрепшим голосом.

— Узнай последнее — со смертью Эланы вы потеряете больше чем королеву, хотя и эта потеря горше смерти. Тьма уже у порога, а Элана — единственная наша надежда на победу в борьбе с нею, — последние слова гулким эхом прокатились по ложбине и оба призрака медленно исчезли, истаяли тонкой дымкой, развеянной ветром.

Четверо рыцарей подъехали к Спархоку. Лицо Келтэна посерело и он заметно дрожал.

— Кто они были? — спросил он.

— Пэразим и Лакус, — тихо ответил Спархок.

— Пэразим? Но он мертв.

— Как и Лакус.

— Призраки?

— Да, так это называют.

Тиниэн спешился и снял свой тяжелый шлем. Он был тоже бледен и покрыт испариной.

— Я изучал немного некроманию, — сказал он. — Обычно дух мертвого надо вызывать, но иногда он является и сам, особенно когда здесь у него осталось незавершенным что-то важное.

— Это и было важно, — мрачно сказал Спархок.

— Может, ты еще чего-то хочешь сказать нам, Спархок? — спросил Улэф. — Мне кажется, ты что-то недоговариваешь.

Спархок взглянул на Сефрению. На ее лице по-прежнему была разлита смертельная бледность, но она выпрямилась и кивнула ему.

Спархок глубоко вздохнул.

— Заклинание, поддерживающее жизнь королевы Эланы, сотворено усилиями Сефрении и двенадцати пандионцев, — объяснил он.

— Я всегда удивлялся, как вы сделали это, — сказал Тиниэн.

— Рыцари, те двенадцать, что участвовали в заклинании, будут погибать один за одним, пока не останется одна Сефрения.

— А потом? — дрогнувшим голосом спросил Бевьер.

— А потом умру и я, — просто ответила Сефрения.

Придушенное рыдание вырвалось из груди молодого сириникийца.

— Нет, пока я дышу! — сказал он потрясенно.

— Однако кто-то хочет ускорить ход событий, — продолжил Спархок. — Это уже третий раз в нашем пути из Симмура, кто-то пытается убить Сефрению. А если она погибнет, погибнет и королева, когда бы это не случилось, потому что Сефрения — звено, замыкающее цепь заклинания.

— Но пока что я пережила всех, кто пытался убить меня, — сказала Сефрения. — Вам удалось узнать, кто устроил это нападение?

— Мартэл и какой-то стирик, — ответил Келтэн. — Стирик наложил заклятье молчания на наемников, но Улэф как-то сумел разрушить его. Он говорил с пленником на каком-то никому неизвестном языке, а тот отвечал на нем же.

Сефрения вопросительно взглянула на талесийского рыцаря.

— Мы говорили на языке троллей, — пожал плечами Улэф. — Это не человеческий язык, и на него не действует заклятье молчания.

Сефрения с ужасом посмотрела на него.

— Ты взывал к Троллям-Богам? — с трудом выдавила она.

— Иногда бывает нужда, моя госпожа. Это вовсе не так опасно, если быть осторожным.

Лицо Бевьера было залито слезами.

— Если вы позволите, сэр Спархок, я бы взял на себя лично охрану Леди Сефрении. Я постоянно буду рядом с этой храброй Леди, и если случится еще что-нибудь, то, клянусь своей жизнью, ей не будет причинено никакого вреда.

Мимолетный испуг отразился на лице Сефрении и она умоляюще посмотрела на Спархока.

— Что ж, хорошо, сэр Бевьер, — невозмутимо сказал тот, не обращая внимания на молчаливый протест женщины.

Сефрения одарила его испепеляющим взглядом.

— Будем мы хоронить мертвых? — спросил Тиниэн.

Спархок покачал головой.

— Нет. У нас нет времени копать могилы. Мои братья умирают один за другим, и гибель грозит Сефрении. Если мы встретим по дороге каких-нибудь крестьян, скажем им, где лежат тела. Награбленное будет им хорошей платой за работу могильщиков. А нам пора в путь.

Боррата, город на севере Каммории, выросла вокруг древнейшего средоточия учености в Эозии — Борратского Университета. Когда-то в старину Церковь настаивала, чтобы университет, как и другие учебные заведения, был перенесен в Чиреллос, но профессора Борратского Университета сумели отстоять свою независимость.

Спархок и его спутники сняли комнаты в одной из гостиниц Борраты, куда они прибыли далеко за полдень. Гостиница была не в пример уютней и чище, чем придорожные постоялые дворы, в которых им приходилось останавливаться.

На следующее утро Спархок облачился в кольчугу и тяжелый шерстяной плащ.

— Нам поехать с тобой? — спросил Келтэн, когда он спустился в общую залу на первом этаже гостиницы.

— Нет, — ответил Спархок. — Не будем превращать визит в университет в парад. Это здесь неподалеку, и я смогу в случае чего защитить Сефрению и сам.

Бевьер протестующе посмотрел на него — он очень серьезно относился к своей роли телохранителя Сефрении и редко когда отдалялся от нее больше, чем на пару шагов все время их путешествия в Боррату. Спархок взглянул на горячего молодого сириникийца.

— Я знаю, ты каждую ночь проводишь на страже перед ее дверью, Бевьер, — сказал он. — Тебе лучше пойти отдохнуть сейчас. Вряд ли ты будешь хорошим защитником Сефрении, если от усталости будешь валиться из седла.

Лицо Бевьера посуровело.

— Он не хотел задеть тебя, Бевьер, — сказал Келтэн. — Спархок просто еще не понимает, что такое деликатность, но мы все надеемся, что когда-нибудь он, милостью Божьей, постигнет это.

57
{"b":"201208","o":1}