ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лицо Бевьера смягчилось, и он рассмеялся.

— Нужно время, чтобы привыкнуть к вам, братья мои пандионцы, — смеясь сказал он.

— Ну тогда смотри на это, как на часть обучения, — предложил Келтэн.

— Знаешь, а ведь если вы с Матушкой Сефренией добудете это лекарство, то на обратной дороге нас ждут немалые передряги, — сказал Тиниэн Спархоку. — Того и гляди придется иметь дело с целыми армиями, чтобы пробиться в Элению.

— Может быть, нам подойдет Мэйдел или Сарриниум? — предложил Улэф.

— Что-то я не совсем понимаю тебя. О чем это ты? — недоуменно спросил Тиниэн.

— Эти самые армии, про которые ты говорил, постараются преградить нам путь в Чиреллос, а оттуда в Элению. А если мы пойдем на юг к любому из этих портов, то сможем там нанять корабль и плыть вдоль побережья к Ворденаису, в Элению. Кстати, путешествовать морем гораздо быстрее, чем сушей.

— Давайте сначала найдем лекарство, — сказал Спархок, — а потом уж и решим, как отвезти его королеве.

Тут в общей зале появилась Сефрения вместе с Флейтой.

— Ты готов? — спросила она Спархока.

Тот кивнул.

Сефрения что-то коротко сказала Флейте, и девочка, кивнув, подошла к сидящему на стуле Телэну.

— Она выбрала тебя, Телэн, — сказала ему Сефрения. — Присмотри за ней, пока меня не будет.

— Но… — собрался возразить он.

— Делай как велено, Телэн, — строго сказал Кьюрик.

— Но я собирался пойти в город, осмотреться…

— Ну уж нет. Никуда ты не пойдешь.

Телэн помрачнел.

— Ну хорошо, — сказал он, а Флейта уже забралась к нему на колени.

Университет был совсем близко, Спархок решил не брать лошадей, и, выйдя из гостиницы, они с Сефренией зашагали по узким улочкам Борраты. Хрупкая женщина огляделась вокруг и прошептала:

— Я так давно здесь не была…

— Не могу себе представить, что интересного для тебя может быть в университете, — улыбнулся Спархок. — Особенно учитывая твое предупреждение против чтения.

— Я не училась, Спархок, я учила.

— Да, я мог бы и сам догадаться. Ну как ты, кстати, справляешься с Бевьером?

— Превосходно, если не считать того, что иногда он не дает мне возможности заняться моими собственными делами, и никак не может отказаться от попыток обратить меня в эленийскую веру, — едко сказала Сефрения.

— Но он же просто пытается защитить тебя — твою душу, так же как и твое тело.

— А ты так пытаешься быть смешным.

Спархок счел за благо промолчать.

Земли Борратского Университета более всего походили на огромный парк. Погруженные в раздумья студенты и профессора прогуливались по ухоженным лужайкам и аллеям.

Спархок остановил молодого человека в светло-зеленом дублете.

— Простите, друг мой, — обратился он к нему, — не укажите ли вы, где находится медицинский факультет?

— Вы больны?

— Мой друг.

— А-а-а. Медики занимают вон то здание, — студент указал на приземистое кирпичное строение.

— Спасибо, друг мой.

— Надеюсь, в скором времени ваш друг поправится.

— И мы тоже надеемся.

Они вошли в здание и тут же наткнулись на кругленького человека в черной профессорской мантии.

— Простите меня, сэр, — сказала Сефрения, — вы медик?

— Несомненно.

— Не уделите ли вы нам несколько минут?

Толстяк повнимательнее присмотрелся к Спархоку и отрывисто ответил:

— Простите, я занят.

— А не могли бы вы направить нас к кому-нибудь из ваших ученых собратьев?

— Можете заходить в любую дверь, — сказал человек в черной мантии, махнув рукой, и быстро удалился от них.

— Странное отношение у здешних целителей к взыскующим помощи, — сказал Спархок.

— Везде встречаются неотесанные люди, Спархок.

Они пересекли холл, и Спархок постучал в крашенную темной краской дверь.

— В чем дело? — спросил утомленный голос из-за двери.

— Мне необходима консультация ученого врача.

Последовало долгое молчание.

— Ну хорошо, входите, — наконец ответил усталый голос.

Спархок открыл дверь и придержал ее для Сефрении.

В небольшой перегороженной комнатке школярского общежития сидел за столом, заваленным грудой пергаментов и книг человек, казалось, уже несколько недель назад забывший, что такое бритва.

— Что у вас болит? — спросил он Сефрению голосом человека, находящегося на грани истощения.

— Не я больна, сэр, — ответила она.

— Значит, он? — сказал человек, указывая на Спархока. — На мой взгляд у него вид вполне здорового индивида.

— Нет, сказала Сефрения, — он тоже не болен. Мы здесь по поводу болезни одной девушки.

— Я не хожу к больным на дом.

— А мы и не просим вас делать этого, — сказал Спархок.

— Эта девушка живет далеко отсюда. Мы надеялись, что если мы подробно опишем симптомы, то вы сможете сделать предположения о природе ее болезни, — пояснила Сефрения.

— Я не делаю предположений, — коротко сказал медик. — Что за симптомы?

— В большинстве своем такие, как бывают во время падучей.

— Ах, вот как. Вы оказывается сами определили диагноз.

— Но есть некоторые отличия.

— Ну, хорошо. Опишите их.

— Сильный жар и обильная испарина.

— Но эти два симптома никогда не сопутствуют друг другу, мадам. При жаре кожа больного остается сухой.

— Да, я знаю.

— У вас есть какое-то медицинское образование?

— Я знакома с народной медициной.

— Из моего опыта мне известно, что простонародное лекарство больше убивает, чем лечит, — фыркнул медик. — Ну, а еще что вы можете сказать?

Сефрения донельзя подробно описала весь ход болезни Эланы. Врач, однако, как будто не слушал, внимательно уставившись на Спархока. Глаза медика сузились, лицо приняло хитро-настороженное выражение.

— Прошу простить меня, — резко прервал он Сефрению, — но вам лучше вернуться назад и еще раз проверить вашу подругу. То, что вы мне сейчас описали, не подходит ни к одному известному науке заболеванию.

Спархок выпрямился и сжал кулаки, но Сефрения успокаивающе положила ладонь на его руку.

— Спасибо, что уделили нам время, мой ученый господин, — спокойно сказала она. — Пойдем, — добавила она Спархоку.

Они вышли из комнатки и пошли дальше по коридору.

— Двое к ряду, — пробормотал Спархок.

— Двое что?

— Людей с дурными манерами.

— Возможно, этому есть причина…

— Какая же?

— У тех кто учит, сама собой вырабатывается некоторая надменность.

— Но у тебя никогда ее не было.

— Я слежу за собой. Ну, давай попробуем зайти вот сюда. Может здесь повезет.

В течение следующих двух часов они имели беседы еще с семью высокоучеными медиками. И все они, разглядев лицо Спархока, прикидывались несведущими.

— Все это мне кажется очень подозрительным, — проворчал Спархок, выходя из очередного кабинета. — Стоит им взглянуть на меня, как все они непонятно от чего мгновенно тупеют. Или это мне только кажется?

— Я тоже это заметила, — задумчиво ответила Сефрения.

— Я, конечно, понимаю, что мое лицо не порождает восхищения, но, по моему, до сих пор никого и не оглупляло.

— Ну что ты, Спархок. У тебя очень хорошее лицо.

— Оно прикрывает фасад моей головы. Чего еще можно ожидать от лица?

— Да, борратские врачи оказались менее искусны, чем мы ожидали.

— Ну, тогда мы просто теряем здесь время.

— Еще не все потеряно. Давай не будем терять надежду.

Наконец в самом дальнем флигеле здания они наткнулись на небольшую дверь из некрашенного дерева, спрятавшуюся в захламленной нише. Спархок постучал, и из-за двери послышалось невнятное:

— Убирайтесь отсюда!

— Но мы нуждаемся в вашей помощи, сэр, — сказала Сефрения.

— Идите и приставайте к кому-нибудь другому. Не мешайте моему утреннему возлиянию.

— Проклятье! — воскликнул Спархок и дернул за ручку двери. Дверь оказалась заперта, что еще больше подогрело гнев Спархока. Ударом ноги он разнес ее в щепки вместе с косяком.

Маленький сгорбленный человечек, сидящий в комнатушке за дверью посмотрел на Спархока затуманенным взором.

58
{"b":"201208","o":1}