ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Никуда не уезжайте! — громким шепотом прокричал им Спархок.

— Что ты там делаешь, Спархок? — удивленно спросил Келтэн.

— Думаю заняться кражами со взломом, — сухо пошутил Спархок. — Оставайтесь там, я сейчас спущусь, и ты иди со мной, Берит.

— Но я здесь на страже, сэр Спархок.

— Мы пошлем кого-нибудь заменить тебя. Это очень важно, — с этими словами Спархок направился вниз, во двор.

— Где ты был? — грозно спросил его Кьюрик.

Оруженосец был в своем обычном кожаном наряде и его мускулистые руки и плечи мерцали в оранжевом свете факелов. Он говорил полушепотом, каким обычно разговаривают люди ночью.

— Мне нужно было сходить в Кафедральный собор.

— Что, исповедаться собрался? — спросил Келтэн. Огромный светловолосый рыцарь был облачен в кольчугу, на поясе его висел меч.

— Не совсем. Тэнис мертв. Его тень явилась мне сегодня около полуночи.

— Тэнис? — переспросил Келтэн.

— Он был одним из Двенадцати. Он сказал мне, чтобы я пошел в королевский склеп под Собором.

— И ты пошел? Ночью?

— Дело не терпело отлагательств.

— И что ты там делал? Вскрывал гробницы? Уж не оттуда ли это копье?

— Не совсем. Король Алдреас дал его мне.

— Алдреас?!

— Его тень. Пропавшее кольцо его спрятано в углублении между древком и наконечником, — Спархок с любопытством посмотрел на своих друзей:

— А куда это вы, позвольте узнать, собрались в столь ранний час?

— Тебя искать, — проворчал Кьюрик.

— А откуда вы узнали, что меня нет в Замке? — Я несколько раз наведывался проверять тебя, — ответил Кьюрик. — Я думал ты знаешь, что я обычно делаю это.

— Каждую ночь?

— Да, три раза каждую ночь. Я делаю это каждую ночь, еще с тех пор как ты был еще мальчиком, кроме тех лет, конечно, когда ты был в Рендоре. Первый раз сегодня ночью ты разговаривал во сне, а когда я пришел во второй раз — ты исчез. Я обыскал здесь все, и когда не нашел тебя, разбудил Келтэна.

— Ну что ж, теперь стоит разбудить и всех остальных, — мрачно проговорил Спархок. — Алдреас о многом поведал мне и мы должны обсудить все это.

— Плохие новости? — спросил Келтэн.

— Трудно сказать. Берит, скажи этим послушникам в конюшне, чтобы они заменили тебя на парапете.

Через полчаса все собрались в кабинете Магистра Вэниона в Южной башне. К Спархоку, Кьюрику и Бериту присоединились сэр Бевьер, рыцарь ордена Сириник, сэр Тиниэн, рыцарь ордена Альсионы, и сэр Улэф, рыцарь ордена Генидиана, даже среди них выделявшийся своим огромным ростом. Эти трое были лучшими в своих Братствах, и когда магистры Четырех Орденов решили, что восстановление на престоле королевы Эланы — это дело, касающееся их всех, эти доблестные рыцари присоединились к Спархоку в его поисках. Рядом с очагом сидела Сефрения, маленькая женщина-стирик, обучавшая Пандионцев секретам тайной мудрости Стирикума, рядом с ней сидела маленькая девочка, которую они называли Флют. У окна расположился Телэн, с остервенением трущий глаза кулаком. Он был большой любитель поспать, и не любил, когда его будили. Магистр Вэнион сидел за своим рабочим столом. В кабинете Магистра было довольно уютно — низкие потолки, поддерживаемые толстыми балками, зеленовато-коричневые драпировки и всегда ярко горящий очаг. На крюке, вделанном в стенку камина, как всегда кипел чайник для Сефрении.

Вэнион выглядел устало. Поднятый с постели посреди ночи Магистр, лет которому было наверно больше, чем можно было бы дать ему с первого взгляда, был одет в непривычно выглядящую на нем стирикскую одежду из простого белого домотканого полотна. В последние годы Спархок начать замечать за ним такие странности, временами Магистр, твердый приверженец Церкви, казался наполовину стириком. Как элениец и Рыцарь Храма Спархок должен был бы обратить на это внимание церковных властей, но он предпочитал не делать этого. Он, конечно, был верным сыном Церкви, но верность его своему Магистру была более глубокой и более личной.

Сегодня Вэнион выглядел особенно плохо. Лицо его посерело и он не мог справиться с дрожью в руках. Бремя мечей трех погибших рыцарей, которое по требованию передала ему Сефрения слишком тяготило магистра. Заклинание, что сотворила Сефрения в тронном зале, и которое было единственным, что поддерживало сейчас жизнь королевы, потребовало участия в нем двенадцати рыцарей. Один за другим эти рыцари обречены погибать и их тени будут приносить свои мечи Сефрении и когда умрет последний из Двенадцати, она также последует за ними в Чертог смерти. Прошлым вечером Вэнион настоял, чтобы она отдала ему три уже полученных меча. И не вес самих мечей делал их такими тяжелыми, вместе с ними переходило бремя, возложенное на их владельцев заклинанием. Магистр был непреклонен в своем желании самому нести это бремя. Вэнион привел своему требованию какие-то смутные обоснования, но Спархок понимал, что главной причиной было желание магистра освободить от этой тяжести Сефрению. Несмотря на непреодолимую границу, пролегающую между стириками и эланами, старый Магистр любил эту хрупкую женщину, вот уже несколько поколений Пандионцев обучившую секретам Стирикума. Все Пандионцы любили и преклонялись перед своей наставницей, но как подозревал Спархок, Вэнион в этом преклонении шел дальше. И Сефрения как-то по особому относилась к Магистру. Обо всем этом Рыцарь Храма должен был бы сообщить Курии, но Вэнион и Сефрения были для Спархока гораздо ближе и важнее, чем все Курии и уставы.

— Ты не хочешь сказать ему? — спросил Спархок Сефрению.

Женщина в белых одеждах вздохнула и развернув сверток, лежавший у нее на коленях, извлекла оттуда еще один Пандионский меч.

— Сэр Тэнис ушел от нас в Чертог смерти, — печально сказала она Вэниону.

— Тэнис? — с трудом проговорил Вэнион. — Когда?

— Недавно.

— Мы собрались по этому поводу? — спросил Магистр Спархока.

— Не только. Перед тем как явится Сефрения, тень Тэниса была у меня. Он сказал, что кто-то в королевской гробнице хочет видеть меня. Я пошел в Собор и был встречен там духом короля Алдреаса. Он рассказал мне кое-что и вручил мне вот это, — Спархок отделил наконечник копья от древка, и вытряхнул на ладонь рубиновое кольцо.

— Так вот где Алдреас спрятал его, — сказал Вэнион. — Может быть он был мудрее, чем мы думали. Так о чем же он тебе поведал.

— К примеру о том, что он был отравлен. И наверно тем же самым ядом, что и королева Элана.

— Снова Энниас? — угрюмо спросил Келтэн.

— Не только. Еще и Арриса.

— Его собственная сестра?! — воскликнул Бевьер. — Чудовищно! — Бевьер был арсианец и обладал глубокими моральными принципами.

— Да, уж Арриса вылитое чудовище, — согласился Келтэн. — Но как она выбралась из своего демосского монастыря?

— Энниас устроил это, — ответил Спархок. — Она развлекала Алдреаса на свой манер и когда он был окончательно истощен, подала ему отравленное вино.

— Я что-то не совсем понимаю, о чем вы? — нахмурился Бевьер

— Отношения между Аррисой и Алдреасом несколько отличались от обычных отношений между братом и сестрой, — деликатно пояснил Вэнион.

Глаза Бевьера расширились и кровь прилила к его оливково-смуглому лицу, пока до него медленно доходило, что имел в виду Вэнион.

— Почему она убила его? — спросил Келтэн. — Лишь за то, что он отправил ее в монастырь?

— Нет, не думаю, — ответил Спархок, — скорее всего это часть общего плана, который подготовили она и Энниас.

— Чтобы расчистить путь на трон Аррисиному бастарду? — предположил Келтэн.

— Вероятно, — согласился, — особенно если вспомнить, что Личеас — сын не только ее, но и Энниаса.

— Священник? — удивленно спросил Тиниэн. — У вас здесь в Элении что, живут по другим правилам?

— Нет, конечно, — ответил Вэнион, — но Энниас и Арриса, похоже, считают себя выше всяких законов.

— Арриса всегда не отличались разборчивостью, — добавил Келтэн, — говорят, она зналась чуть ли не с каждым мужчиной в Симмуре.

— Ну, это, пожалуй, несколько преувеличенно, — сказал Вэнион, вставая и подходя к окну. — Я передам это патриарху Долманту, — добавил он, вглядываясь в туманную даль. — Возможно, это пригодится ему, когда будут выбирать нового Архипрелата.

97
{"b":"201208","o":1}