ЛитМир - Электронная Библиотека

- Слова (скр-р-р) и ничего больше…

Путешественник во времени заговорил серьезным тоном.

- Я могу не согласиться с Лордом Джеггетом по многим вещам, но он говорит правду. Имеется множество измерений, которые вы, миссис Персон предпочитаете называть многообразием. Это просто одно измерение, и хотя, фактически, всех их ожидает одна и та же судьба, что и этот мир, но не одновременно…

Лорд Джеггет кивком поблагодарил путешественника во времени за поддержку.

- Следовательно пользуясь ресурсами любой части многообразия в любой момент времени, эта планета может сохраняться вечно, если нужно.

- Вывод сделан (скр-р-р) без всякого основания, - сказал уклончиво Юшарисп.

Лорд Джеггет поправил свой высокий воротник и протянул элегантную руку к солнцу!

- Там мое доказательство, джентльмены.

- Иллюзия, - сказал угрюмо Юшарисп.

- Псевдонаука (скр-р-р), - согласился Шашурп.

Лорд Джеггет сделал безразличный жест и ничего не ответил, но миссис Персон сохраняла симпатию к инопланетянам и их проблемам.

- Мы открыли, - сказала она мягким голосом, - что реальная “вселенная” бесконечна. Бесконечна, безвременна и спокойна. Это тихий пруд, который отражает любой образ, пришедший нам в голову.

- Мета (скр-р-р-р) физическая чепуха (скр-р-р)!

Капитан Вестейбл пришел к ней на помощь.

- Это мы населяем вселенную тем, что называем Время и Материя. Наш разум лепит их, наша деятельность дает им детали. Если мы иногда становимся пленниками, то, потому, что виновата наша человеческая природа или наша логика…

- Как можем (скр-р-р) всерьез принимать эти рассуждения? - презрительно сверкнули многочисленные глаза Юшариспа. - Вы, люди, делаете площадку для игр из вселенной и оправдываете свои действия аргументами, настолько самонадеянными, что (скр-р-р) никакое разумное существо не поверит им ни на мгновение (скр-р-р). Вы обманываете себя (скр-р-р), чтобы оставаться безразличными к любой морали…

Лорд Джеггет казался более апатичным, чем обычно, и голос его был сонным.

- Бесконечная Вселенная, Юшарисп - именно она площадка для игр, - он помолчал. - Понимать ее “всерьез”, значит отрицать это?

- Вы не уважаете (скр-р-р) саму сущность жизни!

- уважать ее - совсем другое дело, чем принимать всерьез.

- О, - сказал Лорд Джеггет, чуть улыбаясь, - вы подчеркиваете только разницу в наших взглядах, настаивая на этой разнице.

- Гм (скр-р-р)! - злобно сверкнул глазами Юшарисп.

Будто извиняясь за своего бывшего друга, Лорд Монгров прогудел:

- Я считаю, что он сбит с толку, потому что придавал такую большую важность гибели Вселенной. Ее конец подтверждает его моральное поведение и понимание вещей. Я чувствовал себя так же как и он, на одной стадии, но сейчас устал от этих идей.

- Изменник (скр-р-р)! - сказал ГНС Шашурп.

- По вашему приглашению, лорд Монгров, мы явились сюда!

- Больше некуда было идти, - немного удивился Монгров. - Это в конце концов единственный кусочек материи, оставшейся во вселенной.

ГНС Шашурп с достоинством сделал жест рукой (или ногой).

- Пойдем, Юшарисп, брат пуплианец. Нет больше пользы пытаться делать что-нибудь для этих глупцов!

Вся делегация последних пуплианцев начала ковылять друг за другом в свой неказистый космический экипаж.

Монгров испытывая угрызение совести, последовал за ними.

- Дорогие друзья, братья по разуму, пожалуйста, не делайте ничего поспешного…

Но люк захлопнулся перед его меланхолическим лицом, и он мрачно вздохнул, но корабль не поднялся, оставаясь точно там же, где приземлился, молчаливым обвинением. Монгров угрюмо похлопал ладонью по его поверхности. - О, это действительно ад для серьезных умов!

Инспектор Спрингер снял свою шляпу, чтобы вытереть лоб характерным жестом.

- Становится довольно тепло, сэр. Приятно снова видеть солнце, - он повернулся к своим людям. - Вы можете ослабить воротники, ребята, если хотите. Он вполне прав, жарко, как в жару. Я сам начинаю верить в это! Констебли начали расстегивать верх своих кителей. Двое зашли даже так далеко, что сняли свои шлемы и не были наказаны.

Моментом позже инспектор Спрингер снял свой пиджак.

- И предварительная часть теперь завершена. Есть солнце, атмосфера, планета вращается, - слова Уны Персон звучали отрывисто, когда она говорила с Лордом Джеггетом.

Лорд Джеггет был погружен в мысли. Он поднял глаза, и улыбнулся.

- О, да. Как я сказал. Остальное может подождать, когда я приведу в действие свое оборудование.

- Вы сказали, что уверены в успехе, - путешественник во времени все еще был скептически настроен. - Эксперимент кажется мне грандиозным.

Лорд Джеггет согласился с критикой.

- Я не предписываю себе все заслуги, сэр. Технология - не мое изобретение, как я уже говорил, но она сделает свое дело с помощью Няни.

- Вы рециклируете время! - воскликнул капитан Вестейбл. - Надеюсь, мы сможем вернуться, чтобы быть свидетелями этой стадии эксперимента.

- Будет достаточно безопасно в течении первой недели, - сказал Джеггет.

- Таким образом, вы намерены сохранить планету, Джеггет? - спросил возбужденно Джерек. - Использовать оборудование, которое я нашел в убежище?

- Мое оборудование похоже на то, хотя более сложное. Оно сохранит наш мир вечно. Я сделаю петлю из семидневного периода. Однажды сделанная она будет неразрушимой. Города станут самовосстанавливаться, исчезнет угроза и Времени, и Пространству, так как мир будет закрыт, повторяя вновь и вновь то же самое семь дней.

- Мы будем повторять один и тот же короткий период вечно? - Герцог Королев покачал головой. - Должен сказать, Джеггет, что ваша схема не более привлекательна, чем план Юшариспа.

Лорд Джеггет помрачнел.

- Если вы будете осознавать, что происходит, тогда ваши действия не будут повторяться в течении этого периода. Но время останется то же самое, хотя оно будет казаться изменяющимся.

- Мы не окажемся в ловушке, проклятыми на одну и ту же недельную активность, которую не сможем изменить?

- Думаю нет, - Лорд Джеггет поглядел через мили и мили пустыни. - Обычная жизнь, которую мы ведем в конце времени, может продолжаться как всегда. Само убежище было намеренно ограниченно - своего рода темпоральное замораживание, чтобы сохранить детей.

- Как быстро все может наскучить, если человек будет иметь хотя бы малейший намек на то, что происходит. - Железная Орхидея с трудом скрывала свое раздражение.

- Опять, это вопрос позиции, моя дорогая. Является ли пленник пленником, потому что он живет в клетке, или потому, что он знает что живет в клетке?

- О, я не буду пытаться обсуждать такие вещи!

Он сказал нежно:

- И тут, моя дорогая, лежит мое спасение, - он обнял ее. - А сейчас есть еще одно дело, которое я должен сделать здесь. Оборудование должно быть снабжено энергией.

Они наблюдали как он пошел немного в город и остановился, глядя вокруг себя. Его поза была одновременно изучающей и расслабленной. Затем он, казалось, пришел к решению и положил ладонь правой руки на кольца левой.

Город издал высокий, почти торжествующий рев. Донесся грохот обвала, когда содрогнулось каждое здание. Голубой и малиновый свет слились в яркое свечение над головами, затмив солнце. Затем глубокий звук, мягкий и мощный, вышел из самого ядра планеты. Из города доносилось шуршание, знакомое бормотание, крики какого-то полуавтоматического существа. Затем свечение начало тускнеть, и Джеггет стал напряженным, будто боялся, что город не сможет после всего, обеспечить энергию для эксперимента.

Раздался воющий шум. Свечение снова стало сильнее и образовало куполообразную чашу на высоте ста или более футов над всем городом. Тогда Лорд Джеггет Канарии, казалось, успокоился, а когда он повернулся назад к ним, в его чертах угадывался намек на гордость собой.

Амелия Ундервуд заговорила первой, когда он вернулся:

- О, Мефистофель! Вы способны теперь творить?

113
{"b":"201220","o":1}