ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свой среди чужих
Кукла затворника
Девятый час
Легенда нубятника
Марк и Эзра
Даманский. Огненные берега
Самые невероятные факты обо всем на свете
Наваждение
Homo Deus. Краткая история будущего

- Всегда?

- Ну… - Браннарт потер свой бородавчатый нос, - в основном. Если Джеггет рециклирует семидневный период, тогда эффект будет приложим ко времени, содержащемуся внутри этого промежутка.

- Ага, - Амелия была разочарована, хотя Джерек не знал, почему. - Нет никакого способа покинуть этот мир, когда будет замкнута цепь?

- Никакого. Хронологическая изоляция вместе с пространственной. По праву эта планета не должна существовать вообще.

- Мы знаем, - сказал Джерек.

- Это противоречит логике. Это будет означать смерть науки, - сказал Браннарт жизнерадостно. - О, да. Больше не будет исследований, не будет анализа, не будет истолкования явлений. Мне нечего будет делать.

- У городов есть функции, которые можно возобновить, - - сказала сочувственно Амелия.

- Функции?

- Старые науки могут быть открыты вновь. Имеются различные возможности я думаю.

- Гм! - сказал Браннарт. Его скрюченные пальцы потерли вогнутый подбородок. - Действительно.

- Банки памяти нуждаются в том, чтобы с них стряхнули ржавчину, - говорил ему Джерек. - Требуется исключительный ученый, чтобы восстановить их…

- Действительно, - повторил Браннарт. - Ладно, возможно, я смогу сделать что-нибудь в этом направлении.

Миледи Шарлотина похлопала его по горбу.

- Я буду так гордиться тобой, Браннарт. А какой вклад ты сможешь сделать в общественную жизнь, если заставишь некоторые из этих машин раскрыть свои секреты.

- Джеггет так будет завидовать! - добавила Амелия.

- Завидовать? - Браннарт просветлел еще больше. - Полагаю, он будет.

- Ужасно, - сказал Джерек.

- Что ж, уж вы то должны знать это, Джерек, - ученый, казалось, даже заплясал на своей изуродованной ноге. - Вы так думаете?

- Без сомнения!

- Гм…

- Ага! Вот ты где, я искал тебя - раздался раздраженный голос позади Джерека.

Это был Рокфрут. Он продолжил угрожающе:

- Если леди извинят нас, я хотел бы перекинуться словечком с тобой, осадок из ноздрей.

- Я уже извинился, лейтенант Рокфрут, сказал ему Браннарт Морфейл. Не вижу причины продолжать это…

- Ты предлагал мне насилие, грабеж, мошенничество, поджог, а все, что я получил, - это стал членом вонючего мужского гарема…

- Моей вины здесь нет. Вы не должны были соглашаться на женитьбу! - Браннарт начал отступать назад.

- Если это был единственный способ получить кусочек женской задницы, что мне еще оставалось делать!? Иди сюда!

Браннарт кинулся ковыляя бежать, преследуемый лейтенантом Рокфрутом, которого тут же поймал подходящий Лорд Джеггет, поднял в воздух, отряхнул пыль, направил в другую сторону и продолжил свой путь к нам.

Браннарт с сопровождающей его будущей женой исчез позади скопления ларьков. Рокфрут исчез в палатке со сладостями. Лорд Джеггет казался довольным.

- Итак мир сохранен, - улыбнулся он Джереку и Амелии.

- Возможно, я должна назвать вас “Соломоном”, - язвительно сказала Амелия.

- Ты должна звать меня “отец”, моя дорогая, - кивок проходящему мимо О’Кала Инкардиналу, узнаваемому только по лицу на вершине шеи жирафа.

По причине, известной только ему самому, Лорд Джеггет сменил свои обычные пышные одеяния и воротники на простой серый утренний костюм, как у Джерека, и серую шелковую шляпу, на благородной голове. Единственным желтым цветом на нем была примула в петлице.

- А вот и моя собственная супруга, Железная Орхидея, восхитительная, какой только она может быть!

Железная Орхидея улыбнулась комплименту. Она носила сегодня свой именной цветок - орхидеи любой возможной формы и цвета облепили все ее тело, прижимаясь к ней, будто она осталась единственной материальной вещью во вселенной. Их совместный запах был таким сильным, что ошеломляя каждого в радиусе двадцати футов. - Мой муж! И дорогие дети! Вы снова вместе и по такому прекрасному случаю! Сколько свадеб будет сегодня? - ее вопрос был обращен к Джереку. - Свадеб, мама? Три… нет, четыре… насколько я знаю.

- Всего около двадцати, - сказал Джеггет. - Вы знаете как быстро подобные вещи подхватываются.

- Кто еще? - спросил Джерек.

- Доктор Велоспион женится на Плановом Маке.

- Такое приятное пустое создание, - фыркнула Железная Орхидея, - по крайней мере до того, как она сменила имя.

- Капитан Мрамор уступает Суле Сен Сен, и леди Безголосая, я слышал, отдает себя Ли Пао.

Железной Орхидеи, кажется, не понравились эти известия, но она не сказала ничего.

- И как долго, мне интересно, продлятся эти браки? - поинтересовалась Амелия.

- О, я считаю, сколько захотят различные пары, - пробормотал Лорд Джеггет. - Мода может длиться у нас до тысячи, или, иногда, до двух тысяч лет. Трудно сказать. Все зависит от самих участников. Может, появиться что-нибудь еще, что воспламенит общественное воображение…

- Конечно, - сказала она, помрачнев. Заметив это, Джерек, снял ее руку, но она не повеселела.

- Мне казалось, Амелия, что вам должно было бы понравиться это изменение, - губы Лорда Джеггета чуть-чуть скривились. - - Тенденция к социальной стабильности, не так ли?

- Я не могу откликаться на ваши шутки сегодня, Лорд Джеггет.

- Вы все еще, значит, горюете по погибшей картошке?

- Потому что она символизирует своей гибелью.

- Позднее мы подумаем об этом вместе. Должно быть решение проблемы…

- Сэр, не может быть решения проблемы человека, который не хочет быть трутнем в мире трутней.

- Вы слишком суровы к себе и к нам. Смотрите на это, как на награду человеческой расе за миллионы лет борьбы.

- Ну в некотором аспекте…

- Я не участвовала в этой борьбе.

- В некотором аспекте, сэр, мы все принимали участие, в другом нет.

Это, как я знаю, вы согласитесь, зависит от точки зрения.

- Вы изменились.

- Боюсь, что да.

- Вы боитесь цинизма в себе.

- Возможно именно этого.

- Некоторым ваша позиция показалась бы трусливой.

- считаю ее трусливой, Лорд Джеггет, можете быть уверенными. Давайте прекратим беседу. Она исключает остальных. Мои проблемы никого не касаются.

- Вы не правы, Амелия. Разве я не имею отношения к созданию этих проблем?

- Полагаю, что вы обиделись бы, если я не соглашусь в этом с вами?

Его голос был спокойным, и только для ее ушей.

- У меня тоже есть совесть, Амелия. Все что я сделал, может быть рассмотрено как результат преувеличенного чувства долга.

Ее губы приоткрылись, подбородок чуть поднялся.

- Если бы я могла поверить в это, я примирилась бы с моей ситуацией.

- Тогда вы должны поверить в это.

- О, Джеггет! Амелия права. Нам наскучил весь этот неинтересный разговор. - Железная Орхидея пододвинулась ближе к мужу. Лорд Джеггет приподнял шляпу.

- Возможно мы сможем продолжить его позднее, Амелия. У меня есть предложение, которое, наверное, удовлетворит вас.

- Вы не должны тревожить себя, - сказала она, - нашими делами.

Джерек хотел заговорить, но вдруг со всех сторон раздались душераздирающие звуки фанфар, и неестественно громкий, искаженный голос Королевского Герцога закричал из воздуха:

- Свадьбы начинаются!

Они присоединились к толпе, двинулись к собору.

Глава 27 БЕСЕДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ

Пыльный разноцветный свет падал из окон через обширный сумрак собора, радужные пятна усеивали мраморный пол, сиденья из темного дуба прохладные сводчатые галереи, золоченые кафедры, играли на экстравагантных костюмах невест, женихов и празднующих, вместе составляющих все население этого мира в Конце Времени и которые останутся его гражданами вечно.

На огромном алтаре напротив сияния из круглого цветного стекла позади, в одеждах из черного и красного шелка, украшенного вплетенными ленточками белого цвета, с величественной митрой на голове, алюминиевым жезлом в руке, другая рука поднята для благословения, стоял Епископ Касл, впечатляющий и суровый, а через высокие двери звал трубный звук тысячи инструментов, издающих одну ноту. Затем наступила тишина, во время которой еще звук отдавался некоторое время внутри собора. Епископ Касл дал ему затихнуть, после чего дал знак Сладкому Мускатному Оку пройти к алтарю, затем подошел Герцог Королев все еще в униформе, встал рядом со своей невестой, которая одела все белое - волосы, брови, ресницы, губы, платье и сапожки. Сам алтарь был уже завален разнообразными голубыми и зелеными дарами. Джерек, Амелия и Железная Орхидея наблюдали из галереи, как Епископ Касл согласно церемонии протянул Герцогу Королев черный лук и одну стрелу, давая возможность жениху “показать себя достойным этой женщины”. Железная Орхидея прошептала, что Амелия, наверно, знакома с ритуалом и, без сомнения, ей не очень интересно, но она, Орхидея, очень возбуждена. Епископ Касл сделал движение, и на основном алтаре появилось двадцать пальм, стоящих одна за другой по совершенно прямой линии. Герцог Королев положил стрелу на тетиву, натянул ее и выстрелил в первую пальму. Стрела проткнула дерево насквозь, вошла в следующее, проткнула его и так далее, пока не проткнула все двадцать деревьев. Раздался вопль (оказалось, что за последним деревом стоял Ли Пао, который получил стрелу прямо в глаз и был убит, с как можно меньшим шумом он был оживлен - между тем церемония продолжалась) Герцог Королев протянул лук назад Епископу Каслу и поклялся Диснеем Разрушителем и Буддой, что пусть его поразит облысение, если он когда-либо разлюбит Сладкое Мускатное Око. Ритуал продолжался еще некоторое время, принося большое удовлетворение основным участникам, в чем и заключалась природа ритуала, но становясь немного затянутым по мнению аудитории, хотя многие соглашались, что произносимые речи были трогательными. Епископ Касл постепенно подошел к концу бракосочетания. …До того момента времени, когда вышеупомянутые партии сочтут этот союз исчерпанным, - церемониальная железная цепь была замкнута на шее Сладкого Мускатного Ока, а к Нижней части торса Герцога Королев приложили косичку из драгоценных камней, отрезаны большие пальцы рук и смешана кровь, убиты две козы, и звук фанфар объявил женитьбу соответственно священной. Следующими следовали Вертер де Гете и Лорд Монгров, которые выбрали более короткую и мрачную церемонию, за ними следом госпожа Кристия, Вечная Содержанка и ее группа женихов. Затем доктор Велоспион и Плановый Мак (копия Железной Орхидеи до мельчайших деталей). Как раз в это время Лорд Джеггет тихонько исчез. Вероятно, подумал Джерек, потому, что его отцу быстро надоедали подобные вещи, и так же потому (ходил слух), что ему не нравится завистливый Велоспион. Довольно многие из остальных выбрали групповую женитьбу, церемонии которых, кроме перечисления имен, отняли меньше времени. Амелия и Железная Орхидея шептались друг с другом, и иногда делали замечания, вызывающие у обоих подавленный смех, а иногда в определенных случаях под прикрытием громкого шума, например, от Свадебной Пушки, или пронзительный крик Клары Цирато, когда ей протыкали нижнюю губу, или бычий рев Пэра Карболки из 900 столетия, позволяли себе откровенно хихикать. Джерек не чувствовал себя отстраненным, он радовался, что их дружба укрепляется, хотя замечал неодобрение на лице Амелии как если бы она находила свое собственное поведение предосудительным.

131
{"b":"201220","o":1}