ЛитМир - Электронная Библиотека

Джерек не поверил своим ушам.

- Вы любите меня. Я знаю. В вашем письме…

- Я люблю мистера Ундервуда. Он - мой муж.

- Я буду вашим мужем.

- Это невозможно.

- Все возможно. Когда я вернусь, мои кольца власти…

- Я не это имею в виду, мистер Корнелиан.

- Мы могли бы иметь детей, - сказал он задабривающим тоном.

- Мистер Корнелиан!..

На ее лицо наконец вернулся цвет.

- Вы прекрасны! - сказал он.

- Пожалуйста, мистер Корнелиан!

Он вздохнул от удовольствия.

- Очень красивы.

- Я должна попросить вас уйти. Муж скоро вернется со своего собрания, и мне придется сказать ему, что вы - старый друг моего отца, что отец познакомился с вашей семьей, когда был миссионером в Южных морях. Это ложь, а я ненавижу лгать, но не вижу другого способа сохранить нам обоим достоинство. Говорите меньше, насколько возможно.

- Вы знаете, что любите меня! - объявил Джерек твердо. - Скажите ему правду. Вы уйдете со мной.

- Я не поступлю так! И без того уже возникли осложнения… мое появление в суде… потенциальный скандал. Мистер Ундервуд не обладает излишним воображением, но он стал довольно подозрительным…

- Подозрительным?

- Из-за истории, которую я была вынуждена состряпать, пытаясь спасти вас, мистер Корнелиан, от петли.

- Петли чего?

Нотка отчаяния вернулась в ее голос.

- Как, между прочим, вы умудрились избежать смерти и появиться здесь?

- Я не знал, что мне угрожает смерть. Я полагал, что меня отправили в путешествие по Времени. Это всегда риск. А сюда мне удалось вернуться благодаря помощи доброго старого механического создания по имени Няня. С тех пор как мы расстались, я не переставал искать способ вернуться в 1896 год, чтобы мы могли вновь соединиться! Счастливый случай привел к последовательности событий, которые в конце концов завершились моим прибытием сюда, на Коллинз-авеню. Вы знаете мистера Уэллса?

- Нет. Он заявляет, что знает меня?

- Нет. У его отца какие-то дела в “Розе и Короне”. Так вот, мистер Уэллс рассказывал мне, что изобретает машины Времени. Как я понял, это его хобби: он не изготавливает их сам, этим занимаются другие. Я намереваюсь узнать у него имя мастера, который сможет построить для нас одну машину, тогда проблема нашего возвращения будет решена.

- Мистер Корнелиан, я уже вернулась! Навсегда! Здесь мой дом.

Джерек критически огляделся.

- Он меньше, чем наш дом. Допускаю, в нем немного больше достоверности, но в нем отсутствует, я бы сказал, определенная жизнь. Возможно, не стоило бы касаться просчетов мистера Ундервуда, но, мне кажется, он мог дать вам гораздо больше.

Джерек потерял интерес к предмету разговора и стал шарить в карманах в надежде отыскать в них что-нибудь такое, что можно было бы подарить ей, но там нашелся лишь пистолет-имитатор, который Няня вручила ему перед самым началом путешествия.

- Я знаю, что вы любите пучки цветов, ватерклозеты и так далее (видите, я помню каждую деталь того, что вы мне рассказывали), но я забыл сделать какие-нибудь цветы, а ватерклозет, конечно, - слишком громоздкий объект, чтобы переносить его сквозь Время. Тем не менее… - Тут его осенило. Джерек стянул с пальца самое большое кольцо власти с рубином. - Если вы примете это, я буду счастлив.

- Я не могу принять от вас дар, мистер Корнелиан. Как я смогу объяснить это своему мужу?

- Объяснить, что я дал вам что-то? Это необходимо?

- О, пожалуйста, пожалуйста, уходите! - начала она, услышав шаги на улице. - Это он! - Она кинула вокруг безумный взгляд. - Помните, - сказала она требовательным шепотом, - что я сказала вам.

- Я постараюсь, но не понимаю…

Дверь гостиной открылась, и вошел мужчина среднего роста.

Нос мистера Ундервуда украшало пенсне. Соломенного цвета шляпа имела ложбину посередине. Высокий белый воротник безжалостно врезался в его розовую шею, а узел галстука был очень тугим и маленьким, почти микроскопическим. Он расстегивал пуговицы пиджака с видом человека, снимающего защитную одежду в среде, которая может оказаться не совсем безопасной. Очень аккуратно положив черную книгу, которую принес с собой, и подняв брови, он тщательно пригладил волосок, выбившийся из совершенно симметричных усов.

- Добрый вечер, - сказал он Джереку с легким намеком на вопрос и тут заметил присутствие жены. - Моя дорогая!

- Добрый вечер, Гарольд. Это мистер Корнелиан. Он только что приехал от Антиподов, где его отец и мой, как ты помнишь, были миссионерами.

- Корнелиан? Необычное имя. Хотя, как мне помнится, такое же было у мошенника, который…

- Его брат, - поспешно сказала миссис Ундервуд. - Я как раз выражала соболезнования, когда ты вошел.

- Ужасное дело. - Мистер Ундервуд бросил взгляд на буфет, где лежала газета, с видом охотника, который видит ускользающую от выстрела добычу, и вздохнул. - Знаете, моя жена очень хитрая, когда нужно выступать в защиту. Огромный риск скандала. Я только сегодня говорил мистеру Григгсу на церковном собрании, что если бы все с таким мужеством следовали учению нашей совести, мы значительно ближе подошли бы к воротам Небесного Царства.

- Кхе, кхе, - сказала миссис Ундервуд, - ты очень добр, Гарольд. Я всего лишь выполняла свой долг.

- Не все имеют силу твоего духа, дорогая. Она удивительная женщина, не так ли, мистер Корнелиан?

- Без сомнения, - с чувством согласился Джерек, с беззастенчивым любопытством разглядывая своего конкурента. - Самая чудесная женщина в вашем мире, в любом мире, мистер Ундервуд.

- Гм, да, - сказал мистер Ундервуд. - Вы, конечно, благодарны ей за те жертвы, которые она принесла. Ваш энтузиазм понятен…

- Жертвы? - Джерек повернулся к миссис Ундервуд. - Я не знал, что в этом обществе практикуются подобные обряды. Кому вы…

- Вы долго не были в Англии, сэр? - спросил мистер Ундервуд.

- Это мой второй визит, - ответил Джерек.

- Ага! - Мистер Ундервуд, казалось, удовлетворился объяснением. - В самых темных глубинах джунглей, а? Неся свет дикарскому уму?

- Я был в лесу… - сказал Джерек.

- Он только недавно услышал о печальной судьбе своего брата, - вмешалась в разговор миссис Ундервуд.

Джерек не мог понять, почему она все время прерывает их, ведь он вполне хорошо ладит с мистером Ундервудом, даже лучше, чем ожидал.

- Ты предложила мистеру Корнелиану что-нибудь освежающее, дорогая? - Пенсне мистера Ундервуда блеснуло, когда он оглядел комнату. - Нет нужды говорить, мы - трезвенники, мистер Корнелиан. Но если вы хотите чаю…

Миссис Ундервуд с энтузиазмом дернула за веревочку звонка.

- Замечательная идея! - воскликнула она.

Мауди Эмилия появилась почти немедленно, и ей были даны указания принести чай и бисквиты для них троих. Девушка, слушая, переводила многозначительный взгляд с мистера Ундервуда на Джерека Корнелиана и обратно, в результате чего решительные черты лица миссис Ундервуд исказило чуть заметное выражение паники.

- Чай? - переспросил Джерек, когда Мауди Эмилия ушла. - Не думаю, что когда-нибудь пил чай. Или мы…

На этот раз мистер Ундервуд невольно пришел на выручку жене:

- Никогда не пили чая? О, тогда вы не должны упустить такой случай. Вы, наверное, провели большую часть жизни вдали от цивилизации, мистер Корнелиан?

- Да, от этой.

Мистер Ундервуд, достав из кармана большой белый платок, снял и стал полировать пенсне.

- Я понял, что вы имеете в виду, сэр, - сказал он мрачно. - Кто мы такие, чтобы обвинять бедного дикаря в отсутствии культуры, когда сами живем в такие безбожные времена?!

- Безбожные? Я думал, что это Религиозный Век.

- Мистер Корнелиан, боюсь, вас неправильно информировали. Вашей вере было позволено расцвести без препятствий, без сомнений, ибо вы жили в отдаленной туземной хижине только с Библией и Господом для компании. Но соблазнов, с которыми человек вынужден бороться в нашей цивилизованной Англии, достаточно, чтобы заставить человека махнуть рукой и искать утешения у Высшей Церкви. - Он понизил голос. - Я знал человека, жителя Бромли, который очень близко подошел однажды к такому состоянию, что готов был отвернуться от Рима.

21
{"b":"201220","o":1}