ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва они выскочили за пределы станции, Джерек вдруг заметил что-то, прислоненное к стене на углу улицы.

- Смотрите, миссис Ундервуд! Мы спасены: машина Времени!

- Это, мистер Корнелиан, велосипед-тандем.

Его руки уже схватили руль, и он пытался оседлать его так, как, по его наблюдениям, делали другие люди.

- Мы лучше возьмем кэб, - сказала она.

- Садитесь быстрее! Где управление?

Со вздохом она села на сиденье впереди.

- Поедем по Регент-стрит, которая, к счастью, недалеко, на другой стороне Пикадилли. По крайней мере, это докажет вам, что…

Она умолкла, как только они очутились в гуще уличного движения, лавируя между трамваями и омнибусами, между лошадьми и автомобилями, заставляя и тех, и других внезапно останавливаться посередине дороги, тяжело дыша или сотрясаясь при этом. Джерек, ожидая, что все окружающее может исчезнуть в любой момент, обращал мало внимания на столпотворение вокруг. Он с большим трудом сохранял равновесие на машине Времени.

- Это вот-вот произойдет! - кричал он. - Это должно произойти! - И сильнее крутил педали.

А затем произошло вот что: велосипед на большой скорости пересек Трафальгарскую площадь, пролетел мимо Сенного рынка и очутился на Лейчестерской площади, прежде чем они осознали это. Тут Джерек свалился с тандема, к общему удовольствию толпы уличных мальчишек, слонявшихся у дверей Императорского Театра-Варьете.

- Кажется, она не работает, - заключил Джерек, поднимая голову.

Миссис Ундервуд информировала его, что уже говорила об этом. У нее теперь был порван подол платья: оно попало в цепь. Тем не менее, на время полиция оказалась сбитой со следа.

- Быстрее, - сказала она, - и будем молиться небесам, чтобы кто-нибудь, знакомый вам, был сейчас в кафе “Ройяль”!

Люди оборачивались им вслед, когда они бежали через Пикадилли. Добравшись наконец до дверей кафе “Ройяль”, которое Джерек посетил менее чем двадцать четыре часа назад, миссис Ундервуд толкнула дверь, но та не подалась.

- О Господи! - сказала она с отчаянием. - Кафе закрыто.

- Закрыто? - удивился Джерек.

Он прижал лицо к стеклу и разглядел внутри людей, но в ответ на его знаки люди только качали головами, разводили руками и показывали на часы.

- Закрыто, - вздохнула миссис Ундервуд и засмеялась странным безжизненным смехом. - Ну что же! С нами покончено!

- Эй! - крикнул кто-то.

Они повернулись, готовые бежать, но это была не полиция. Вырвавшись из потока уличного транспорта, перед ними остановился двухколесный кэб с невозмутимым извозчиком наверху.

- Привет! - раздался голос изнутри кэба.

- Мистер Гаррис! - воскликнул Джерек, узнав человека. - Мы надеялись застать вас в кафе “Ройяль”.

- Забирайтесь! - прошипел Гаррис. - Быстрее!

Миссис Ундервуд, не теряя времени, приняла его предложение, и вскоре все трое, втиснутые в кэб, тряслись по Пикадилли обратно к Лейчестерской площади.

- Вы - молодой человек, которого я видел вчера, - жизнерадостно сообщил Гаррис. - Так я и думал. Какое везение!

- Везение для нас, мистер Гаррис, - сказала миссис Ундервуд. - Но неприятности для вас, если будет обнаружено ваше участие.

- О, мне приходилось находить выход из худших ситуаций, - сказал он, легко рассмеявшись. - Кроме того, я прежде всего журналист, и нам, охотникам за новостями, дозволены определенные отклонения от правил при добывании по-настоящему хороших историй. Я помогаю вам не только из альтруизма, как вы можете догадаться. Сегодняшние газеты сообщают, что вы - Ярмарочный Убийца, воскресший из мертвых, чтобы соединиться с вашей… гм… любовницей! - Глаза мистера Гарриса заблестели. - Какова ваша версия? Вы определенно похожи на Убийцу, я видел рисунок в одной из газет, когда шел суд. А вы, юная леди, были свидетелем защиты на суде, не так ли?

Миссис Ундервуд несколько подозрительно посмотрела на мистера Гарриса. Джереку показалось, что ей не понравился добродушный грубоватый редактор “Субботнего обозрения”. Тот же увидел, что она колеблется, и поднял руку.

- Не говорите пока ничего! В конце концов, у вас нет причин доверять мне. - Подняв тростью крышку люка в потолке кэба, он произнес: - Я передумал, кэбмен. Вместо этого отвези нас на площадь Блумсбери. - Он позволил крышке захлопнуться и, повернувшись к ним, сказал: - У меня есть там комнаты, где вы некоторое время будете в безопасности.

- Почему вы помогаете нам, мистер Гаррис?

- Во-первых, я хочу получить эксклюзивные права на вашу историю, мадам. А во-вторых, в Ярмарочном деле имеются факты, которые никогда не казались мне понятными. Мне любопытно знать, что можете рассказать по этому поводу вы.

- Вы можете помочь нам с Законом? - Надежда пересилила ее осторожность.

- У меня много друзей, - ответил мистер Гаррис, поглаживая тростью свой подбородок, - в среде Закона. Я в близких отношениях с несколькими судьями Верховного Суда, членами Королевского Совета, выдающимися юристами всех рангов. Я думаю, мадам, меня можно назвать влиятельным человеком.

- Тогда мы еще можем быть спасены, - сказала миссис Ундервуд.

16. ЗАГАДОЧНЫЙ МИСТЕР ДЖЕКСОН

Разместив Джерека Корнелиана и миссис Ундервуд в своих апартаментах на Блумсбери, мистер Гаррис ушел, сказав, что вернется как можно скорее и что они могут располагаться поудобнее. Миссис Ундервуд, кажется, не совсем одобрила комнаты мистера Гарриса, но Джерек нашел их исключительно приятными. На стенах висели портреты привлекательных молодых людей, окна занавешивали толстые бархатные шторы, на полу лежали пушистые турецкие ковры. Имелись также фарфоровые статуэтки и масса нефритовых и янтарных украшений. Проглядев книги, Джерек нашел множество элегантных рисунков в манере, какой он раньше не встречал, и показал их миссис Ундервуд, надеясь, что они развлекут ее, но она резко захлопнула книгу, отказавшись объяснить, почему не хочет смотреть на картинки. Он был разочарован, так как хотел помочь ей приятно провести время, разглядывая рисунки. Джерек, порывшись, наткнулся на другие книги - с желтыми бумажными обложками и без картинок - и протянул ей одну из них.

- Возможно, вы захотите почитать эту?

- Она на французском, - сказала она.

- Она вам тоже не нравится?

- Книга на французском языке. - Миссис Ундервуд заглянула в спальню, посмотрев на широкую постель с дорогими покрывалами. - Это место воняет развратом. Хоть мистер Гаррис и помог нам, я не одобряю его мораль. Не сомневаюсь, для какой цели ему нужны эти комнаты.

- Цели? Он не живет в них?

- Живет? О да. Без сомнения, полной жизнью. Но, подозреваю, это не то место, где он принимает респектабельных друзей. - Она подошла к окну и, распахнув его, добавила: - Если они у него есть. Интересно, сколько нам придется сидеть здесь?

- Пока мистер Гаррис не поговорит с людьми, которых он знает, и не запишет нашу историю, - сказал Джерек, повторяя слова мистера Гарриса. - Эти апартаменты дают сильное ощущение безопасности, миссис Ундервуд. Вам так не кажется?

- Они и были задуманы, чтобы избежать внимания широкой публики, - ответила она и, фыркнув, уставилась в высокое зеркало в позолоченной раме и попыталась, как делала раньше, поправить свои волосы.

- Вы не устали? - Джерек прошел в спальню. - Здесь можно лечь и поспать.

- Конечно, можно, - ответила она резко. - Подозреваю, здесь, как правило, чаще лежат, чем стоят. Везде модное искусство, лиловые плюмажи и благовония. Здесь мистер Гаррис принимает своих актрис.

- А, - сказал Джерек, отказавшись от попыток понять ее, и задумался.

Он уловил, что с комнатами что-то не в порядке, и хотел, чтобы миссис Ундервуд могла закончить его “моральное образование”, тогда он тоже мог бы наслаждаться фырканьем и поджиманием губ, так как не было сомнений, что она получает от такой деятельности определенное удовольствие: ее щеки покраснели, глаза блестели.

- Актрисы? - переспросил Джерек.

28
{"b":"201220","o":1}