ЛитМир - Электронная Библиотека

О, прими, наконец, мою душу!

- Как мило! - закричала Железная Орхидея. - Примитивный ритуал, который помнят только гниющие города.

- Подозреваю, что это, скорее, колдовское заклинание, - сказал Епископ Касл, проявляющий особый интерес к таким древним обычаям. - Можно даже сказать, что это своего рода вызов священного призрака, - благодушно объяснил он благодушно потрясенной донне Изабелле. - Они потому называются так, что их с трудом можно разглядеть. Вы знаете, они почти прозрачны.

- Как и все мы в подобных ситуациях, - развила мысль донна Изабелла, улыбнувшись Епископу Каслу, который наклонился и поцеловал ее в губы.

- Остерегайтесь!.. - стонал Браннарт Морфейл, но все уже потеряли к нему интерес.

Латы и констебли возобновили битву.

- Должен сказать, мне нравится ваше маленькое столетие, - доверительно сообщил Герцог Королев Джереку Корнелиану. - Я понимаю теперь, почему вы прибыли сюда.

Джерек почувствовал себя польщенным, несмотря на свой обычный скепсис по поводу вкуса Герцога.

- Благодарю вас, дорогой Герцог. Но, разумеется, оно не мое.

- Как бы там ни было, именно вы открыли его, и мне хотелось бы посетить его снова. Все места похожи на это?

- О нет, здесь гораздо разнообразнее.

Джерек говорил несколько неопределенно, его взгляд не отрывался от мистера и миссис Ундервуд.

Миссис Ундервуд, все еще плача, держала руку мужа и подпевала ему:

Прикрой мою беззащитную голову

Тенью своего крыла…

Ее дискант был совершенным дополнением к его тенору. Джерек почувствовал себя странно тронутым. Он нахмурился.

- Здесь есть листья, лошади и канализационные фермы.

- Как же они выращивают канализационные отходы?

- Это слишком сложно объяснять.

Джерек не хотел признавать свое невежество, особенно перед старым соперником.

- Может быть, если у тебя найдется время, ты возьмешь меня для краткого осмотра основных достопримечательностей? - неуверенно предложил Герцог Королев.

Он говорил самым просительным тоном, и Джерек понял, что наконец-то Герцог Королев признал его вкус более изысканным, а потому снисходительно улыбнулся Герцогу.

- Конечно, - сказал он, - когда у меня будет время.

Мистер Гаррис уронил голову на скатерть и громко захрапел.

Джерек сделал пару шагов к миссис Ундервуд, но потом передумал, сам не понимая, почему колеблется. Епископ Касл поднял голову.

- Присоединяйся к нам, бойкий Джерек. В конце концов, ты наш хозяин!

- Не совсем, - возразил Джерек, но присел рядом с донной Изабеллой.

Латов загнали в дальний угол зала, но они продолжали оказывать стойкое сопротивление. Ни один из полицейских, участвующих в потасовке, не избежал по меньшей мере укуса руки или пинка по ноге.

Джерек обнаружил, что совсем не обращает внимания на беседу за столом, удивляясь, почему миссис Ундервуд плачет так обильно, когда поет, в то время как лицо мистера Ундервуда, напротив, исполнено радости.

Донна Изабелла подвинулась ближе к Джереку, и он уловил смешанный запах фиалок и египетских сигарет. Епископ Касл целовал ее руку, ногти на которой по цвету напоминали платье.

Жужжание над головой снова стало громче, и Браннарт Морфейл, опять животом вниз, подплыл к ним.

- Возвращайтесь, пока можете, в собственное время! - призвал он. - Вы останетесь здесь навсегда! Покинуты! Вы слышите?! Вы слыши-и-и-те?!

И исчез. Что касается Джерека, то он был рад, что Морфейла больше не слышно.

Донна Изабелла повернула голову и сверкнула в сторону Джерека яркой улыбкой, вызванной, очевидно, чем-то сказанным Епископом Каслом, но адресованной Джереку.

- Любовь, любовь, моя любовь, - объявила она, - но никогда не совершайте ошибку, полюбив определенную личность. Абстракция предполагает все удовольствия и не влечет никакой боли. Быть чьей-то любовью гораздо предпочтительнее, чем любить кого - то.

Джерек улыбнулся.

- Вы говорите так же, как Лорд Джеггед. Но, боюсь, я уже попал в ловушку.

- Кроме того, - сказал Епископ Касл, настойчиво удерживая руку донны, - кто скажет, что слаще - меланхолия или безумный экстаз?

Оба они посмотрели на Епископа в некотором удивлении.

- У меня есть свои предпочтения, - сказала донна. - Я знаю. - Она полностью вернула внимание Джереку, говоря чуть хрипловатым голосом: - …Но… вы… намного моложе, чем я.

- Разве? - заинтересовался Джерек. Он уже понял, что, хотя и не по собственному выбору, эти люди имели исключительно короткую продолжительность жизни. - Ну что ж, тогда вам, должно быть, по меньшей мере лет пятьсот.

Глаза донны Изабеллы сверкнули, губы сжались. Она хотела что-то сказать, но передумала и, повернувшись к нему спиной, хрипло засмеялась в ответ на что-то, произнесенное Епископом Каслом.

Джерек заметил у дальней стены зала расплывчатую фигуру, которую не смог узнать. Фигура, одетая в какие-то доспехи, озиралась вокруг в полном недоумении.

Лорд Джеггед тоже заметил ее и, сдвинув красивые брови, задумчиво пыхнул сигаретой.

Фигура исчезла почти немедленно.

- Кто это был, Джеггед? - спросил Джерек.

- Воин из периода за шесть или семь столетий до этого, - ответил мистер Джексон. - Я не мог ошибиться! И - смотрите!

Маленький ребенок, контуры тела которого слегка мерцали, изумленно озирался неподалеку от них, но спустя всего лишь несколько секунд исчез.

- Семнадцатый век, - определил Джеггед. - Я начинаю всерьез воспринимать предупреждения Браннарта Морфейла. Всей ткани Времени грозит опасность полного смешения. Нужно было быть более осторожным. А, ладно…

- Вы, кажется, встревожены, Джеггед?

- У меня есть причина, - ответил Лорд Джеггед. - Ты лучше немедленно забери миссис Ундервуд.

- В данную минуту она поет с мистером Ундервудом.

- Вижу.

С улицы раздалась трель свистка, и в ресторан ворвался отряд полицейских с дубинками наготове. Их начальник отсалютовал инспектору Спрингеру:

- Сержант Шервуд, сэр!

- Почти вовремя, сержант. - Инспектор Спрингер поправил пальто и водрузил помятую шляпу на голову. - Мы расчищаем берлогу иностранных анархистов, как вы видите. Фургон прибыл?

- Фургонов достаточно для всей этой шайки, инспектор. - Сержант Шервуд бросил презрительный взгляд на разношерстную компанию. - Я всегда знал: все, что говорят про это место, - правда.

- И даже хуже. Взгляните на них. - Инспектор Спрингер показал на Латов, которые, отказавшись наконец от борьбы, мрачно засели в углу, зализывая раны. - Никогда не подумаешь, что они - наши сородичи, верно?

- Безобразные клиенты, ваша правда, сэр. Разумеется, не англичане?

- Не-а! Литовцы. Типичные восточноевропейские смутьяны. Они там таких выращивают.

- Что? Специально?

- Что-то, связанное с диетой, - объяснил инспектор Спрингер, - творог и тому подобное.

- Ойе! Вот уж не взялся бы за вашу работу, инспектор, даже за миллион!

- Она бывает противной, - согласился инспектор Спрингер. - Ладно, давайте собирать их.

- Гм… крашеных женщин тоже?

- Конечно, сержант. Всех до единого. Мы рассортируем их в Скотланд-Ярде.

Мистер Джексон слышал этот разговор и повернулся к Джереку, пожимая плечами.

- Боюсь, мы ничего теперь не сможем поделать, - сказал он философски. - Нас всех повезут в тюрьму.

- О, в самом деле? - обрадовался Джерек. - Будет приятно снова оказаться заключенным, - мечтательно произнес он, отождествляя темницу с одним из своих самых счастливых моментов, когда мистер Гриффитс, адвокат, прочитал ему послание миссис Ундервуд. - Возможно, они снабдят нас машинами Времени.

Лорд Джеггед не казался таким жизнерадостным, как Джерек.

- Нам бы очень пригодилась одна, - сказал он, - если наши проблемы еще больше не усложнятся. Я сказал бы, что во многих смыслах наше время истекает.

Раздался неожиданный щелчок, и Джерек Корнелиан посмотрел на свои запястья. Вновь прибывший констебль защелкнул на них наручники.

33
{"b":"201220","o":1}