ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеггед подошел к большой куче тряпья и начал растаскивать ее в стороны, потеряв в спешке часть своего хладнокровия.

- Какова ваша роль во всем этом, мистер Джексон? - спросила миссис Ундервуд, отводя взгляд от крыс. - Я не ошибаюсь, полагая, что вы манипулируете нашими судьбами - моей и мистера Корнелиана?

- Надеюсь, незначительно, мадам, - сказал Джеггед, все еще раскидывая кучу. - Ради такой абстрактной вещи, как его сущность, Время строго следит за нашей активностью. И надо быть очень осторожным. Именно поэтому я выбрал всего два основных псевдонима. Я много путешествовал во Времени, как вы, вероятно, догадались: и в прошлое, и в будущее, которое существует относительно моего мира. Я знал о конце Времени еще до того, как Юшарисп принес эту весть на нашу планету. Мне удалось открыть, что определенные люди, благодаря особенному подбору генов, не так подвержены эффекту Морфейла, как другие, и я задумал найти средство предотвратить катастрофу хотя бы для некоторых из нас…

- Катастрофу, Джеггед?

- Конец для нас всех, дорогой Джерек. Я не в силах перенести мысль, что, достигнув такого совершенства, мы должны погибнуть. Ты видишь, мы узнали, как жить. И все зря. Такая ирония невыносима для меня, любителя ироний. Я провел много-много лет в этом столетии, в самом дальнем прошлом, в какое только мог попасть на собственной машине, производя сложные опыты, посылая различных людей в будущее и наблюдая, как их “принимало” Время, когда они возвращались в собственный век. Ни один не удержался в нем, я сожалею об их судьбе. Только миссис Ундервуд осталась, не подверженная, очевидно, эффекту Морфейла.

- Итак, это вы, сэр, были моим похитителем?! - воскликнула она.

- Боюсь, что так. Ну вот!

Он стащил последнюю тряпку, открыв сферическую машину Времени, которую Браннарт Морфейл дал взаймы Джереку для его первого путешествия в Эпоху Рассвета.

- Надеюсь, - продолжал он, - что некоторые из вас переживут Конец Времени. И вы можете помочь мне. Эта машина управляемая, она перенесет вас в наш собственный век, Джерек, где мы сможем продолжить эксперименты. По крайней мере, - добавил он, - должна перенести. В настоящий момент меня тревожит нестабильность мегапотока, но будем надеяться на лучшее. Теперь вы двое входите в машину. Вот дыхательные маски.

- Мистер Джексон, - сказала миссис Ундервуд. - Я больше не дам собой командовать. - Она сложила руки на груди. - И не поддамся гипнозу ваших псевдонаучных теорий!

- Я думаю, он прав, миссис Ундервуд, - обратился к ней Джерек неуверенно. - И причина, по которой я пришел к вам, заключается в том, что вы все же подвержены эффекту Морфейла. По крайней мере, в машине Времени у нас есть шанс попасть в любой век по нашему выбору.

- Вспомните, как Джерек избежал повешения, - сказал Лорд Джеггед, уже открывший круглую дверь в машине. - Сработал эффект Морфейла. Иначе получился бы парадокс. Зная это, я способствовал тому, что показалось вам, миссис Ундервуд, его уничтожением. Вот доказательство моей доброжелательности - он жив!

С неохотой она подошла вместе с Джереком к машине Времени.

- Я смогу вернуться? - спросила она.

- Почти наверняка. Но, надеюсь, выслушав меня, вы не захотите возвращаться.

- Вы будете сопровождать нас?

- Другая моя машина Времени в четверти мили отсюда. Нельзя оставить ее здесь. Это очень усовершенствованная модель, она даже не регистрируется на приборах Браннарта. Как только вы отправитесь в путь, я воспользуюсь ею и последую за вами. Обещаю, миссис Ундервуд, я не стану обманывать вас, и открою все, что знаю, когда мы вернемся в Конец Времени.

- Очень хорошо.

- Внутри вам покажется не очень удобно, - сказал ей Джерек, когда за ними захлопнулся люк входной камеры. - На мгновение задержите дыхание. - Он протянул ей дыхательную маску. - Натяните ее на голову, вот так… - Он улыбнулся, расслышав ее приглушенные жалобы. - Не бойтесь, миссис Ундервуд. Наше великое приключение почти закончено. Скоро мы снова окажемся на нашей милой вилле с розами, обвивающими дверь, трубками, тапочками и ватерклозетами.

На этом Джерек вынужден был прервать свои излияния из-за необходимости натянуть маску, так как сфера стала заполняться молочно-белой жидкостью. Джереку хотелось, чтобы тут были резиновые костюмы, обычно используемые в машине, так как белая жидкость вызывала неприятные ощущения и быстро пропитала одежду. В глазах миссис Ундервуд появилось выражение негодующего отвращения.

Шлюз быстро наполнился, и их понесло в основную камеру, где некоторые приборы уже мигали попеременно зеленым и красным светом. Барахтаясь в густой жидкости, не в состоянии контролировать свои движения, Джерек увидел, что миссис Ундервуд находится не в лучшем положении и глаза ее закрыты. Начали мигать зеленые и желтые огоньки. Жидкость становилась все темнее.

На экранах замелькали цифры, которых он не мог прочитать. Запульсировал белый свет, и Джерек понял, что машина готова начать путешествие в будущее. Он расслабился, счастье переполняло его. Скоро они будут дома!

Белый свет слепил глаза, голова кружилась, боль стала нестерпимой, и от крика его удержал только страх, что миссис Ундервуд услышит и встревожится.

Жидкость становилась все темнее, пока не приобрела цвет крови. Чувства покинули его.

Джерек очнулся, зная, что путешествие закончено, и попытался повернуться, чтобы посмотреть, пришла ли в себя миссис Ундервуд, прижатая к его ноге.

Но вдруг, к его удивлению, все повторилось: Замелькали огоньки, зеленые уступили место красным, затем голубым и желтым. Запульсировал белый свет, боль усилилась, жидкость потемнела.

И опять он потерял сознание.

Джерек снова очнулся. На этот раз прямо перед собой он увидел бледное лицо миссис Ундервуд, находящейся без сознания. Он попытался дотронуться до нее рукой, и, как будто вызванный этим движением, процесс вспыхнул с новой силой: зеленые и красные цвета уступили место голубым и желтым, затем ослепляющая белизна, боль, потеря сознания.

Он очнулся. Машина содрогалась, и откуда-то доносился скрежещущий вой.

На этот раз он закричал помимо своей воли и подумал, что миссис Ундервуд тоже кричит. Белый свет пульсировал. Вдруг стало совершенно темно. Затем мигнул и пропал зеленый огонек. Мигнул и пропал красный огонек. Вспыхнули голубой и желтые огоньки.

Тогда Джерек Корнелиан понял, что страхи Лорда Джеггеда не были беспочвенными. Произошло сразу слишком много попыток манипулировать Временем, и Время, воспротивившись, швыряло их взад и вперед по потоку. Они стали жертвами эффекта Морфейла, будто и не входили никогда в машину Времени. Время мстило тем, кто пытался завоевать его.

Единственным утешением для Джерека, прежде чем он снова потерял сознание, было то, что по крайней мере он находится рядом с миссис Ундервуд.

19. ДЖЕРЕК КОРНЕЛИАН И МИССИС АМЕЛИЯ УНДЕРВУД

ОБСУЖДАЮТ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ МОРАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

- Мистер Корнелиан! Пожалуйста, мистер Корнелиан, попытайтесь проснуться!

- Я не сплю, - простонал он, не открывая глаз.

Кожа была приятно теплой. Ноздри улавливали восхитительные запахи. Стояла тишина.

- Тогда, пожалуйста, откройте глаза, мистер Корнелиан, - потребовала она. - Мне нужен ваш совет.

Он подчинился и заморгал глазами.

- Какая исключительно глубокая голубизна, - произнес он, увидев над собой небо. - Итак, в конце концов, мы вернулись. Должен признать, я впал в некоторый пессимизм, когда машина забарахлила. Как мы выбрались наружу?

- Я вытащила вас и хорошо сделала.

Жестом она указала на машину Времени, и Джерек понял, что та была даже в худшем состоянии, чем когда он впервые прибыл в девятнадцатое столетие. Миссис Ундервуд сметала песок со своего потрепанного платья из коричневого бархата.

- Это ужасное вещество, - сказала она. - Когда оно высыхает, одежда становится жесткой.

36
{"b":"201220","o":1}